mura1895

Акимушкин Виктор. Удачи в копе

1 сообщение в этой теме

Акимушкин Виктор

Удачи в копе

В 1985 году американец Мелвин Фишер обнаружил затонувший испанский галеон "Нуэстра Сеньора де Аточа", затонувший у берегов Флориды в 1622 г. С него было поднято 90 кг золота в слитках, дисках и кусках, 18 м золотых цепей, 67 золотых монет и множество драгоценной утвари. На аукционе его находка была оценена в 400 млн долларов. Он по праву удостоен звания «Король кладоискателей» В ходе шестнадцатилетних поисков Фишер потерял сына и невестку…

Издревле считалось, что искателям кладов покровительствует черт, что дело это нечистое; и искатели всегда плохо заканчивают. Азарт граничащий с жадностью, сводит людей с ума, заставляет пускаться в немыслимые авантюры, часто рисковать жизнью…. И это не удивительно. Рассказы о несметных находках, доставшихся счастливчикам, возможность легко и быстро разбогатеть, всего разок копнув лопатой в нужном месте… И те, в душе кого до сих пор таилась жилка авантюриста, бросают все, и отправляются на поиски сокровищ.

Хоть я человек и не азартный, но набить карманы золотыми дублонами тоже не прочь. И в воскресение я отправился со знакомым кладоискателем на коп.

Заранее я договорился с кладоискателем Петровым (имя изменено, и позже вы поймете почему), что встречаемся на конечной метро. С собой иметь: Кожаные ботинки (защита от змей), рубашку с длинными рукавами (от клещей), головной убор (от солнца) и воду. Он же, кроме вышеперечисленного, взял саперную лопату, нож и металлодетектор X-TERRA 500

Маршрут выбран случайно. Через гуглмэп, Петров подыскал поля недалеко от Киева, и мы отправились туда.

- Подбор мест для копа делается по-разному, - рассказывает Петров, - самое правильное, это поднять старые карты двухсот-трехсот летней давности, и сравнив их с современными, нанести места расположение сел, ныне не существующих, хуторов, таверн… Таверны особенно интересны для тех, кто специализируется на монетах – выпившие посетители часто теряли деньги вокруг них, и при удачном выборе места, можно за день поднять больше сотни монет достоинством от полушки, до рубля. А недавно один копатель поднял золотую пятерку 42 года, цена которой на Интернет аукционах доходит до 2000 енотов. Мы же просто займемся воскресным копом на удачу. Побродим по полям, подышим воздухом. Может грибы пособираем или «рыжики» (рыжиком на профессиональном сленге называют изделия из золота. Найти «рыжик» мечта любого копателя)

Двадцать минут езды, и справа от дороги открывается огромное поле, то самое… вышли, пошли по проселочной дороге, отошли от трассы метром двести.

- Ну что, чего даром идти?! – Петров снимает рюкзак, и достает разобранный прибор. Пять минут, и у него в руках собранный аппарат, напоминающий алюминиевый костыль.

- Тяжелый? - интересуюсь я.

- 1300 грамм. Чудо современной техники. Поиск на глубине до шестидесяти сантиметров, Пикпоинт (локализация объекта), детекция по типу металла… - он явно гордится своим инструментом.

- А интересно, дорого такой стоит?

- Х-TERRA около шестисот баков. Есть приборы попроще, за 200, но там только звуковая детекция по типу ДА-НЕТ, и глубина обнаружения не большая. Есть монстры по полторы тысячи, так те не только определяют глубину, размер, материал предмета, но еще и примерную форму. То есть если видишь, что рельса на глубине пол метра лежит, и копать лишнего не будешь.

Ну чтож, прибор готов мы тоже. И Петров говорит традиционное пожелание: Удачи в копе!

Дальше мы шли медленнее. Я нес лопату, он водил перед собой прибором. Детектор пикнул и показал «24». «Медь» - сказал Петров – «Может быть монета, или кольцо» Начинаем копать. Пока я, сидя на коленях аккуратно обкапываю место находки, Петров тщательно проверяет прибором отвал земли: если находка небольшая, можно запросто выкинуть ее с песком. На глубине сантиметров сорок находим кусок медной шины, длиной с полметра.

- Ну что ж, еще пять таких, и маршрутку отбили… - шутим.

Проволоку кладем назад (для будущих искателей), а ямку тщательно закапываем.

- Последнее время, нас очень не любят местные жители. Именно из-за того, что некоторые любители копа оставляют за собой изрытые ямами поля, а иногда и частные огороды. Поэтому, закопав три десятка ям, после таких искателей, в следующий раз огородник, увидев человека с детектором, просто стукнет его лопатой. Из-за этих ям идет о нас слава, как о «Черных археологах». А это просто недобросовестные копатели. Мы в своей среде таких не любим, и гнобим. А «Черные археологи» - это совсем другое. Так называются люди, которые занимаются незаконными раскопками в археологических заповедниках Украины. А заповедников у нас множество. Кроме всемирно известных Херсонеса, Ольвии, Пантикопеи, Борисфена есть огромное количество мест, где были обнаружены курганы, памятники, городища славян, сарматов, скифов, хазар…. Место обнаружили, титул заповедника присвоили, а чтоб исследования вести, или хотя б охрану поставить – у государства денег нет. Вот и тянут оттуда хабар: серебряные, золотые украшения, монеты, предметы быта…. Недавно на одном профильном сайте промелькнула находка – четыре золотых ауреуса четвертого века…. Ну один, еще допустим мог случайно потеряться среди полей у проезжающего грека… Но чтоб четыре… сразу понятно, где откопаны эти монетки… В прессе часто мелькают сообщения, что тот или иной олигарх, или крупный чиновник увлекается коллекционированием антики. А где он их ее берет? Понятно, что не ходит по полям с миноискателем, в поисках случайно оброненной в древности монетки. Кстати и президент бывший, когда самолетами багаж дипломатический вывозил, не мало разорил Украину… Вот и смотрите, кто самый «Черный» археолог.

Прибор снова пикнул. Показал -6. Черный метал.

Будем копать. Может быть что-то по войне – каска, ремень, фляга, штык, медали, значки… А может, не дай Боже и ВОПы (взрывоопасные предметы). Лучше с ними не связываться. Неразорвавшиеся боеприпасы – опасная вещь. Даже профессионалы – и те гибнут. Вон, неделю назад в Севастополе при разминировании подорвались четыре сапера МЧС

Упорно копаем. Яма глубиной уже сантиметров 80, а прибор все показывает, что предмет внизу. Если прибор фиксирует металл на такой глубине – это что-то большое. Может рельса, а может и авиабомба… Мы приехали ни за тем, ни за другим. Поэтому яму закапываем, землю утрамбовываем, и идем дальше. Метров через двести снова медь. Разрываем, землю складываем в сторонку. Прибор пикнул над отвалом. Значит предмет небольшой, и мы его не заметили. Тщательно просеиваем песок и находим кусочек зеленого металла. Плоский, с поперечными полосами. «Ободок от снаряда пушки ВЯ-23» -говорит Петров – «на местах боев таких тысячи находят» Находку кладем в коробочку, а яму закапываем.

Через сто метров индикатор показывает 11. Раз капнули и сразу находим, втоптанную в песок, алюминиевую банку от лимонада. Ну что ж, и такое бывает.

- Хорошо бы пройтись по берегу реки. В старину деревни-то строили возле рек. Да и просто попавшие в воду предметы, волочит течением, и со временем прибивает к берегу. И река меняет русло. Вон, баржу с золотом Колчака до сих пор ищут. Ее в реке притопили, а река за сто лет течение сменила. А на барже, по архивам 28 тонн золота….

Сходим с дороги. Идем в сторону реки. И почти сразу писк – снова медь. Аккуратно снимаем дерн, начинаем копать. И сразу писк над отвалом. Просеяли землю и находим монету. У меня сердце забилось чаще – вот так, еще и часу не прошло, а уже первая монета. Что ж дальше будет!?

По рассмотрении, монета оказалась потемневшим, грязным двадцатипятикопеечником 1994 года. Восторг сразу как-то улетучился. «Ничего, - успокаивает Петров, - это нормально. Те кто с детекторами на пляжах ходит, в основном такое и собирает. Иногда до килограмма в хороший день. А заодно и потерянные серьги, цепочки, часы… Так что, это тоже, можно сказать клад…»

Чуть дальше, метрах в пяти снова сигнал. Я уже не верю, что удастся найти что-то толковое. Просеиваем отвал. На этот раз подняли ржавую гильзу от Браунинга 25 калибра. Ну хоть так. Все лучше, чем украинская мелочь. Сели в тенечке перекусить. Чуть остыли. По полю, под палящим солнцем час пройти – это не шутка.

А давайте поднимемся на соседний склон. Снизу река, а на пригорке хутор. Вероятнее всего, когда-то хутор был у реки, но семья росла, дома пристраивали вверх по склону, старые со временем разрушались. Так что на этом склоне возможно что-то и найдется. Идем через поле, вдали появляется велосипедист в голубой рубашке.

- Похоже, милиционер – засуетился Петров и спрятал детектор в траве. – давайте переждем, пока проедет.

-Разве мы делаем что-то запрещенное?

- Ну…. Как сказать. Если мы находимся на территории какого-то заповедника, мы нарушаем один закон. Если на частной земле – другой. Если на территории природного заказника – третий. Если мы нашли патрон – нарушили четвертый закон. Если серебряную монету – пятый. Вот и смотрите. Вроде как и стоять с детектором посреди поля мы можем, а сделаем шаг вправо-влево, наверняка какую-то инструкцию нарушим. А кроме того, в стране сейчас кризис, в селе народ живет совсем не богато. И мысль о том, что пока он голодает, а приехавшие городские с дорогими приборами, без труда богатеют на его земля, может сильно напрячь какого-нибудь подвыпившего колхозника. Поэтому и не ходят обычно копатели по одному. По двое, по трое, и если у кого разрешение есть – оружие с собой берут. На сайтах нередко встречаются рассказы с жалобами на то, что попадают в стычки одиночные копатели, и лишаются своего главного сокровища – металлодетектора. А сейчас на подписи у президента лежит проект закона, по которому поиск кладов и вовсе станет незаконным, и если вас поймают с прибором, вам грозит тюремный срок.

Мимо проехал человек в синей рубашке. Все в порядке. Достали прибор пошли по полю. Дошли до места, намеченного для поиска и расстроились: все поле покрыто ямами, как будто слоны танцевали. До нас уже кто-то здесь побывал. И судя по количеству ям – удачно. Вот только то, что ямы не закопаны, говорит о том, что нам надо держаться подальше от хутора на пригорке. Прошли чуть дальше, включили прибор, начинаем искать…. Пол часа поиска дали нам много позитива - прибор пищал постоянно.

За это время мы подняли: железный крюк, два ржавых кованых гвоздя, два куска алюминиевой проволоки, сгнившую немецкую сигнальную ракету, стальной осколок от снаряда, ржавый кусок петли от ставня. И вот, наконец-то, прибор пикнул и показал 36. Высокое число индукции говорит, что мы нашли металл с высокой проводимостью, а это либо медь, либо серебро. Аккуратно, чтоб не повредить находку лопатой, раскапываем землю. Грунт на склоне сухой песчаный с супесью. Копается легко. На глубине 25 сантиметров находим серебряную монету – 20 копеек 1924 года. Наконец мы нашли хоть что-то ценное. И ничего, что цена этой монете 5 гривен. Я не буду ее продавать. Я оставлю ее на память о том, как я был кладоискателем, о том, как сбылась мечта детства и я нашел сокровище.

И не важно, что когда я брел к трассе, в моих карманах не звенели дублоны, и шею не натирали тяжелые золотые цепи. Зато в коробочке тарахтели гильза с монеткой, а плечи болели от лямок рюкзака. И воздухом надышался на всю неделю.

И я знал, что спать этой ночью буду очень крепко. Моя мечта детства сбылась. Я был счастлив.

В 2005 году на острове Мас-а-Тьерра, Чили (остров Робинзона Крузо) группой кладоискателей найдено золотых дублонов, пиастров и инкских статуэток на сумму 10 миллиардов долларов.

1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Нет пользователей, просматривающих эту страницу