Sign in to follow this  
Followers 0
новенький

Убить Сталина

8 posts in this topic

29 мая 1942 года к оперуполномоченному Особого отдела капитану Васильеву был вызван командир пулемётной роты 1196-го полка 30-ой армии старший лейтенант Пётр Иванович Таврин. Контрразведке стало известно, что ранее он носил фамилию Шило. Ясности беседа не внесла, но крайне встревожила самого Таврина. Утром он с группой бойцов пошёл в разведку, по пути незаметно оторвался от товарищей и с немецкой листовкой для перебежчиков в кармане ушёл за линию фронта. Через два года Пётр Таврин получит задание убить Иосифа Сталина.

Крупный растратчик, мелкий пакостник

post-4043-0-53720500-1366527758_thumb.jp

Причин, которые заставили Шило-Таврина перейти на сторону врага, было более чем достаточно. В 1931 году, работая в Глуховском районе Черниговской области уполномоченным в отделе труда, Петр Шило проиграл в карты 5000 рублей казенных денег. Попытался скрыться, но в Саратове был арестован. Сидеть на нарах ему не понравилось, поэтому, проломив кирпичную стену тюремной бани, Шило бежал. Скрывался в Иркутске, потом в Воронежской области. В 1934 и 1936 годах снова оказывался в тюрьме за растрату, и оба раза сумел бежать. Воспользовавшись пожаром в квартире, обжог верх своего паспорта и получил новый на фамилию своей жены – стал Гавриным. Позже переправил букву «Г» на «Т», получилось – Таврин. Под этой фамилией устроился на учебу в Воронежский юридический институт. После окончания первого курса был принят на должность старшего следователя в Воронежскую прокуратуру. За самовольное оставление работы был вновь арестован, однако наказания избежал. В 1940 году уехал в Свердловск, где по подложному паспорту устроился на работу в трест «Уралзолото», откуда 14 июля 1941 года и был призван в Красную армию. Воевал, и даже неплохо, но...

В плену Шило-Таврин распространяться по поводу своего уголовного прошлого не стал. Будучи сыном сапожника, немцам он говорит, что его отец – полковник царской армии, и поэтому, дескать, он, Петр Шило, постоянно преследовался органами Советской власти. Чтобы набить себе цену, рассказывал небылицы о положении советских войск на том участке, где воевал. Врал самозабвенно, не думая о последствиях.

Вранье и авантюризм были второй натурой этого человека. Одна женщина, знавшая его по Свердловску, рассказывала, что, знакомясь с дамами, Таврин представлялся сотрудником НКВД. «Меня, правда, удивляло, – добавляла она, – что такой ответственный товарищ не упускал случая слямзить что-нибудь по мелочи. У меня, например, унес кожаную куртку, кое-что из белья». Прибыв в немецкий лагерь для военнопленных, Таврин продолжил в том же духе: вскоре его изобличили в краже денег, а затем он был избит за шулерство при игре в карты. Или еще один характерный случай: вымолив у началь­ства лагеря для себя легкую работу – набивать номера на жетоны военнопленных, он был вскоре с нее изгнан, так как попутно воровал в каптерке картошку и вермишель, а потом нагло поедал все это на глазах у товарищей.

Тем не менее, к августу 1943 года Шило-Таврин оказывается в венской тюрьме. Там и состоялась его вербовка германской разведкой. Согласие дал без колебаний, полагая, что это – шанс уцелеть. Его переводят в специальный лагерь СД близ Зандерберга и зачисляют в команду, где готовили диверсантов и террористов. Досье агента с кличкой Политов заполняется положительными отзывами: инициативен, имеет иезуитскую сноровку и прирожденный нюх провокатора.

В сентябре лагерь посетили бывшие генералы Красной армии Андрей Власов и Георгий Желенков. Власова Таврин увидел впервые. Желенкова знал: с ним встречался в Летцинской крепости в июле сорок второго. Желенков вспомнил своего сокамерника и воскликнул: «Наконец-то я увидел тебя там, где ты должен быть давно!»

Из показаний Шило-Таврина:

«Желенков рекомендовал мне принять задание по террору, заявив, что «это великая историческая миссия», которую я должен взять на себя. При этом он убеждал меня, что после свержения Советской власти я займу видное место в России и «войду в историю». В конце нашего разговора Желенков заявил, что по возвращении в Берлин он примет необходимые меры к ускорению моей переброски в СССР. Тут же он сделал какие-то заметки в своей записной книжке».

Его напутствовал Отто Скорцени

post-4043-0-86478200-1366527956_thumb.jp

Вскоре Таврина доставляют в Берлин к штурмбаннфюреру Грейфе. Тот лично хотел познакомиться с новым агентом для особых поручений. На встречах расспрашивал Таврина о причинах, побудивших его начать сотрудничество с немцами, взглядах, выяснял биографические данные. В результате Таврин был зачислен в категорию особо ценных агентов «для выполнения специальных, особой государ­ственной важности акций». Из лагеря в Занденберге он переводится под командование начальника главной команды «Цеппелин» («Норд») майора Отто Крауса в Псков. Тут Таврину пришлось попотеть: интенсивная физическая подготовка, стрельба из всех видов оружия, детальная отработка легенды, и не одной. Из растратчика и карточного шулера упорно, с немецкой педантичностью, делали супер­агента. В конце стажировки, значительно обогатившей и упрочившей террористические познания Таврина – двухчасовая беседа со штурмбаннфюрером Отто Скорцени, любимцем Гитлера, главой эсэсов­ских диверсантов и убийц. Все эти напряженные занятия и тайные собеседования положили начало осуществлению грандиозного плана главного управления имперской безопасности Германии – убийства Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами Совет­ского Союза Иосифа Сталина. Санкционировал процесс рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер, реализацию плана должен был осуществить бывший советский «зэка» Петр Шило, он же Таврин.

В декабре 1943 подготовка Таврина была фактически завершена. Перед выполнением ответственного задания ему дают отдохнуть. Таврин переводится в Берлин, Грейфе распорядился ни в чем ему не отказывать, хорошо одевать, кормить. Таврин шикует: покупает себе дорогие костюмы, посещает рестораны, ведет полусветский образ жизни. Немцы выделяют ему машину с водителем. По просьбе Таврина в Берлин из Пскова доставляется его жена Лидия Шилова. Брак был заключен в ноябре 1943 года в отряде «Цеппелин», где она также в качестве агента проходила подготовку. Через десять дней их отправили в Ригу.

Супружеские пары агентов – явление широко распространенное. Жена, несмотря на то, что является самым доверенным лицом в столь деликатном деле, не всегда может рассчитывать на абсолютную откровенность. Лидию Шилову в суть готовящейся операции не посвящали, потому что она была нужна лишь как прикрытие для Таврина, да и то лишь на самом начальном этапе операции.

Настоящие ордена и фальшивая радистка

Искусство разведчика требует жертв. Немцы потребовали жертвы и от Таврина. На одной из встреч Краус сообщил, что руководство намерено отправить Таврина за линию фронта под видом инвалида Отечественной войны. Хирургами рижского военного госпиталя была разработана методика проведения операции, в результате которой Таврин станет хромым.

Но на это Таврин не пошел. Он был авантюрист, но не настолько. Длительные переговоры и убеждения Крауса склонили Таврина лишь на проведение нескольких косметических операций на теле. Под наркозом ему скальпелем сымитировали большую «рану» на правой части живота и две небольшие «раны» на руках. Через две недели их было невозможно отличить от настоящих ранений.

Из показаний Шило-Таврина:

«В апреле 1944 года мы вместе с Краусом выехали в Берлин для утверждения плана. Майор СС Хенгельгаут план утвердил, а также провел со мной заключительный инструктаж. По прибытии в Москву я должен был установить знакомство с лицами, преимущественно женщинами, работающими в правительственных учреждениях. При этом Хенгельгаут рекомендовал мне устанавливать с женщинами интимные отношения с тем, чтобы расположить их больше к себе и исключить подозрения. Он лично снабдил меня особыми средствами, которые при подмешивании их в вино вызывают у женщин сильное половое возбуждение. Через своих знакомых я должен был в осторожной форме выяснить место и время торжественных заседаний с участием членов Советского правительства, а также маршруты движения правительственных машин.

Узнав точно, где проходит заседание, я должен был проникнуть в помещение, приблизиться к Сталину и стрелять в него из автоматического пистолета отравленными пулями. Если бы я не смог приблизиться к Сталину, я должен был стрелять в Молотова, Берию или Кагановича».

Был еще один вариант совершения VIP-теракта: Таврину предстояло изучить маршруты движения Сталина и членов Советского правительства, выбрать наиболее удачное место и уничтожить Сталина прямо в машине. Было установлено, что автомобиль главы советского государства имеет особую кон­струкцию и снабжен бронированной обшивкой. А потому требовалось мощное и надежное оружие, применение которого могло гарантировать успех. Это был портативный аппарат «панцеркнакке», стреляющий бронебойными реактивными снарядами, способными пробить 45-миллиметровую броню. Он закреплялся с помощью кожаной манжеты на предплечье, а специальное приспособление позволяло осуществить пуск ракеты, замкнув электрическую схему.

В отличие от прочих агентов, сотнями отправленных в русский тыл, Таврин получил более чем надежные документы. Вместо фальшивых орденов, которые, как правило, использовались, ему выдали настоящие: два ордена Красного Знамени, орден Ленина, орден Александра Нев­ского, орден Красной Звезды, две медали «За отвагу». Венчала иконостас подлинная Золотая Звезда Героя Советского Союза. Были изготовлены не только орденские книжки, но и специально сфабрикованные вырезки из газет с текстами Указов о награждении, в которых фигурировала фамилия Таврина. Для оперативного изготовления фальшивых документов ему выдали 116 мастичных печатей на все случаи жизни. Продумана была и система связи. Несколько явок в Москве ждали Таврина и его напарницу. Первая попытка перебросить Шило-Таврина через линию фронта была предпринята в июне. Но она оказалась неудачной. Самолет, вылетевший с минского аэро­дрома, в воздухе был обстрелян, получил повреждения и вынужден был вернуться обратно.

Вскоре был назначен новый срок, но он несколько раз переносился из-за неготовности самолета. Таврин стал нервничать. По свидетельству его жены Шиловой-Адамович, однажды вернувшись домой в особо подавленном состоянии, он сказал: «Не знаю, чего дождешься от этих немцев – то ли самолета, то ли пули». Именно в это время Таврин поставил перед Краусом условие, чтобы в советский тыл в качестве радистки вместе с ним летела жена. Это была неприкрытая авантюра: Шилова не имела никакого представления о радиоделе.

Из показаний Шиловой-Адамович:

«Спешно стали меня обучать. И в 16 дней сделали радисткой. В последний момент перед отъездом (за 2 часа) устроили мне связь с Берлином. Связаться-то я связалась, и телеграммой обменялась, а принять – половину не приняла. Какой-то страх нашел, руки совершенно не повиновались. Не смущаясь этим, они сами (то есть, по приказу Крауса) ответили за меня Берлину. Сказали, что я настоящий радист, работала раньше. И Берлин дал разрешение на мой отъезд с мужем».

Окончилось всё, не начавшись

post-4043-0-68551000-1366527764_thumb.jp

Вечером 5 сентября 1944 года на рижском военном аэродроме стоял в готовности к вылету четырехмоторный военно-транспортный самолет специальной конструкции. Глушители на моторах, деревянные лопасти винтов, пламегасители, матово-черная защитная окраска всех нижних и боковых поверхностей делали его почти незаметным во время ночных полетов. Вокруг самолета суетились солдаты. По металлическому настилу они вкатили в салон мотоцикл с коляской, забитой чемоданами, грузили тюки и коробки. Вскоре на аэродром прибыли Таврин с Шиловой. Их сопровождал Отто Краус. Для него было ясно, что этого русского диверсанта он видит в последний раз, но он ободряюще похлопывал Таврина по плечу, пытался шутить.

«К месту посадки мы прибыли где-то около часу ночи. Самолет сделал несколько кругов и начал снижаться. Казавшийся сверху ровным, луг на самом деле был весь в глубоких канавах, поросших высокой травой. Когда самолет приземлился и побежал, то нас несколько раз подбросило вверх, потом раздался сильный треск, посыпались стекла, и машина остановилась. Нем­цы помогли вытащить мотоцикл и другие вещи. Как только мы немного отъехали от самолета, муж выбросил в кусты радиостанцию, потому что она лежала сверху и была тяжелая, а дороги не было видно».

Из показаний Шило-Таврина:

«Отъехав от самолета, я уперся в овраг. Обогнув его, заметил впереди деревню и поехал в этом направлении. В деревне я встретил девочку и спросил у нее дорогу на Ржев. Она села на мотоцикл и показала дорогу. На пути встретилась еще одна деревня, на окраине которой меня окликнул какой-то мужчина, я ответил, что мы «свои» и поехал на восток вслепую.

Часов в 6 утра, когда уже стало светло, у села Карманово навстречу нам попался вооруженный мужчина на велосипеде. Я снова справился о дороге, он показал, но я, очевидно, проскочил мимо поворота. Пришлось возвращаться обратно, и тут мы снова встретили того же мужчину. Он предъявил документы на имя начальника Кармановского райотдела НКВД Ветрова и сказал, что в этом районе приземлился вражеский самолет, вероятно, с диверсантами. Я предъявил ему свои документы и предупредил, что спешу. Но Ветров потребовал, чтобы я поехал с ним в райотдел. Я подчинился».

Там, конечно, Таврин выложил перед Ветровым все свои «козыри»: погоны майора, грудь в орденах, наконец, удостоверение заместителя начальника отдела контрразведки «СМЕРШ» 39-й армии 1-го Прибалтийского фронта, командировочное предписание в Москву. Однако провести чекиста не удалось. Более того, обыскав мотоциклетную коляску, Ветров нашел там «панцеркнакке» с полным боекомплектом, магнитную мину с дистанционным управлением, 7 пистолетов, 5 гранат. Супружескую чету шпионов тут же задержали. Операция по уничтожению Сталина окончилась, так толком и не начавшись. Таврин даже не пытался выкрутиться и сразу выложил все подробности своего задания. При этом врал самозабвенно. Полтома его показаний перечеркнуто жирной красной чертой с пометкой «липа».

Практически до мая 1945 года совет­ская контрразведка вела с абвером радиоигру, передавая от имени Таврина и Шиловой донесения. 8 мая ушла последняя шифрограмма, оставшаяся без ответа.

1 февраля 1952 года Петра Шило-Таврина и его жену Лидию Шилову-Адамович судили как изменников Родины и приговорили к расстрелу.

post-4043-0-87642500-1366528084_thumb.jp

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Всегда интересовало в этой истории как Таврин собирался ноги унести. Чтой то здесь не то. По сути это операция для смертника , а он на смертника мало похож. С ув. :privetstvuu:

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Всегда интересовало в этой истории как Таврин собирался ноги унести. Чтой то здесь не то. По сути это операция для смертника , а он на смертника мало похож. С ув. :privetstvuu:

он был ослеплён тем что бы убить Сталина.

и всё таки он знал что идёт на риск.

тем более план был так выкручен что его полностью понять почти нельзя.

наверное всех вождей защищает дьявол.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Всегда интересовало в этой истории как Таврин собирался ноги унести. Чтой то здесь не то. По сути это операция для смертника , а он на смертника мало похож. С ув. :privetstvuu:

он был ослеплён тем что бы убить Сталина.

и всё таки он знал что идёт на риск.

тем более план был так выкручен что его полностью понять почти нельзя.

наверное всех вождей защищает дьявол.

Скорее хорошая охрана. С ув. :privetstvuu:
0

Share this post


Link to post
Share on other sites

по одной из версий у Таврина не по уставу не в том порядке были расположены ордена, это и вызвало подозрение

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Появление человека - легенды в "медвежьем углу" с такой мифической супер раскруткой, но тупого, как три х*я вместе взятые: мол, кого е*ать вся грудь в орденах и жопа в шрамах, и по завышенному чуханскому прикиду, но не соответствующему характеру героя такого уровня - ссыте на грудь, люблю морскую пену не могли насторожить местного жителя, наделённого властью и умом от Бога, про которых напрасно часто думают, что они тут велосипеда не видели и газет не читают, за что и справедливо поплатился.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Василий а можно этот копарьский слэнг на русский перевести. :rolleyes: А то чуть выпимши хрен поймёшь. :rukalico: . С ув. :privetstvuu:А если серьёзно то факт на лицо. А вот мелочи более чем странные. Начиная от диверсанта уголовника и кончая задержанием. Тут х....й знает чья разведка кого обошла: то ли мы немцев , то ли они нас. С ув. :privetstvuu:

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Привет, Борис! Ну если к этому материалу подойти по-пристрастнее, то можно увидеть, что на поимку группы диверсантов не нашлось больше козла отпущения, как загрузить самого начальника НКВД в составе 2-х колёсного велосипеда, вооружённого чуть ли не рогатиной. И чтобы поимке диверсионной группы придать ну совсем уж бриллиантово- геройский оттенок, где героем оказывался человек из неприкасаемой армии Лаврентия Павловича, вот несчастному борзописцу и пришлось насочинять в угодоваримой форме военного слога. На дороге Ржев - Карманово населённых пунктов было напичкано минимум через каждые пол-километра. Раньше помощников не надо было искать уговорами. Сами толпами стояли в очереди стучать на кого угодно. А велосипед - это для красного слова. А подошёл к нему начальник, когда у диверсанта были связанные руки. Жить-то хотелось каждому, особенно начальнику НКВД. Они и тогда, и сейчас принадлежат к одной обиженной нации.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.