Lerom74

исторический очерк развития трубок и взрывателей

101 сообщение в этой теме

ВВЕДЕНИЕ

Условимся называть трубками механизмы, служащие для воспламенения в районе цели снарядов, снаряженных черным или бездымным порохом, а взрывателями - те же механизмы, но предназначенные для возбуждения детонации в разрывном заряде и снабженные для этого капсюлями-детонаторами и промежуточными зарядами взрывчатого вещества. Таким образом, взрыватель состоит из трубки и детонирующего устройства.

Если трубка или взрыватель действуют при ударе о преграду, то их называют ударными; если же разрыв происходит в воздухе до соприкосновения снаряда с целью, то их называют дистанционными. Трубки двойного действия соединяют в себе дистанционный и ударный механизмы.

По месту расположения в снаряде трубки и взрыватели подразделяются на головные и донные. Дистанционные трубки располагают лишь в головной части снаряда.

Действие трубочных механизмов находится в такой тесной зависимости от устройства снарядов и от условий выстрела, что изучать их можно только в связи с остальными элементами артиллерии. Поэтому в настоящей работе часто приводятся сведения об орудиях, снарядах и взрывчатых веществах для их снаряжения, а также справки о действии снарядов у цели. Все эти данные из смежных с трубочным делом отраслей артиллерийской науки являются вспомогательным, но необходимым материалом для ознакомления с развитием трубок.

При рассмотрении общих вопросов, связанных с действием трубок и взрывателей, будем для краткости объединять эти механизмы общим названием 'трубок'.

1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

ГЛАВА I ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЕ РАБОТЫ ПО ТРУБКАМ

1. Первые образцы трубок

Впервые трубки появились в середине XVI в. в период борьбы за независимость Нидерландов и назначались к чугунным шаровым бомбам, снаряженным черным порохом и служившим для стрельбы из мортир крупного калибра. Они изготовлялись из твердого дерева и набивались по оси обыкновенным порохом или медленно горящим пороховым составом. Трубку вложенного в мортиру снаряда сначала нужно было поджечь фитилем, а затем уже воспламенить боевой заряд. Вполне понятно, что такая стрельба была довольно опасна для самих стреляющих. Поэтому, убедившись, что газы боевого заряда хорошо воспламеняют обращенную вперед трубку, от зажигания ее перед выстрелом отказались и стали воспламенять только боевой заряд; такой прием стрельбы применялся вплоть до Крымской войны (середина XIX в.).

Начальный период развития промышленного капитализма ознаменовался в Европе и Северной Америке целым рядом войн, из которых наибольшее влияние на развитие артиллерии оказали революционные войны Франции, закончившиеся походами Наполеона (1805, 1809, 1812, 1813 и 1814 гг.).

Материальная часть артиллерии и способы ее применения постепенно улучшались, но система орудий и снарядов оставалась прежней: пушки имели гладкий канал и стреляли чугунными сплошными ядрами и картечью; гаубицы же и мортиры стреляли чугунными гранатами и бомбами с небольшим разрывным зарядом из черного пороха и трубками прежнего устройства, а также и картечью.

В период наполеоновских войн английский офицер Шрапнель предложил шаровой снаряд, содержавший пули с засыпанными черным порохом промежутками, и с трубкой, допускавшей установку на определенную дистанцию. Однако образец этого снаряда не был доработан.

Дальнейшее развитие промышленного капитализма ознаменовалось, начиная с 40-х годов XIX в., новой серией войн:

1) Крымской войной - между Россией и коалицией из Англии, Франции, Турции и Сардинии (1852-1855 гг);

2) франко-австрийской войной 1859 г. в Италии; 3) войнами за объединение Германии: датской - 1860 г., австро-прусской - 1866 г. и франко-прусской 1870-1871 гг. и

4) русско-турецкой войной 1877-1878 гг.

В этих войнах противники пользовались всеми техническими достижениями того времени, о чем свидетельствуют образцы применявшихся в этих войнах орудий, снарядов и трубок.

Рассматриваемый период характеризуется созданием крупных оружейных заводов, большей частью казенных. Так, например, во время Крымской войны английское правительство спешно создало казенный оружейный завод в Энфильде, причем производство было установлено с полной взаимной заменяемостью деталей; впоследствии этот прием работы был положен в основу производства трубок.

2. Вооружение воюющих армий в Крымскую войну

Во время Крымской войны, начавшейся между Россией и Турцией на Дунайском и Закавказском театрах и закончившейся наступлением англо-французских войск на Севастополь, обе враждебных стороны имели гладкоствольную артиллерию и шаровые снаряды. Правда, в виде опыта два английских нарезных орудия сделали небольшое число выстрелов продолговатыми снарядами с ударными трубками неудачного образца. В эту войну закончился пятисотлетний период (1342-1852 гг.) существования гладкоствольных орудий. Артиллерия применяла следующие снаряды:

1) чугунные шаровые ядра для пушек;

2) картечь в виде цилиндрической жестянки, наполненной чугунными пулями двух разных диаметров (для удобства укладки);

3) чугунные шаровые гранаты и бомбы к облегченным пушкам, единорогам, гаубицам и мортирам, начиненные черным порохом и снабженные деревянными дистанционными трубками (фиг. 1);

4) картечные гранаты (фиг. 2) по образцу, предложенному английским артиллеристом Шрапнелей (в России введены в 1840 г.);

5) гранатную картечь к мортирам крупных калибров, состоявшую из двух-трех десятков 7,Ь-см гранат, уложенных правильными рядами в каркас и снабженных такими же дистанционными трубками, как изображенная на фиг. 1;6) зажигательные снаряды (брандкугели) и светящие ядра для мортир и гаубиц;

7) каленые ядра к пушкам и снаряды с цепями для стрельбы по корабельному такелажу.

Трубки для картечных гранат англичане возили заранее прирезанными для стрельбы на одну из трех употребительных боевых дистанций; трубки окрашивались в условные цвета.

Гранаты имели толстые стенки (около 1/6 калибра) и малые заряды из черного пороха (200-400 г у полевых орудий); наиболее крупные (30-см) мортирные бомбы, которыми англо-французы обстреливали Севастополь, имели заряды не более 2,5 кг.

До Крымской войны главнейшим снарядом для поражения войск была картечь, дальность которой достигала 500-600 м и почти втрое превосходила дальность действительного огня гладкоствольных ружей. Это преимущество нередко позволяло артиллерии атаковать пехоту и наносить ей тяжелые потери, оставаясь вне досягаемости ее пуль. Стремление максимально уменьшить потери привело к тактике наступления пехоты редкими цепями.

Такое преимущество артиллерийского огня в Крымскую войну было уничтожено появлением на вооружении пехоты нарезных ружей, стреляющих на расстояние до 700-800 м.

Высокий уровень техники европейских государств позволил им снабдить нарезными ружьями не только большую часть своей пехоты, но и турецкие войска. Отсталая русская промышленность не справилась с этой задачей, и во время Крымской кампании в русской армии имелось лишь небольшое количество штуцеров бельгийского производства.

Одно из первых столкновений гладкоствольной артиллерии с пехотой, вооруженной нарезными ружьями, произошло в сражении с турками при с. Четати. Турки почти безнаказанно выбили русский орудийный расчет и конский состав, так как картечь не достигала до них, а действие гранатами, ядрами и картечными гранатами по редким пехотным цепям было недостаточно эффективно. У шести выдвинутых вперед орудий были убиты два полных расчета, но батарея, пополняя свой личный состав за счет пехоты, поддерживала огонь до завершения боя в нашу пользу.

Естественным выходом из создавшегося положения являлись перевооружение артиллерии нарезными орудиями и разработка конструкции снарядов, которые были бы пригодны для поражения пехоты на новых дистанциях боя.

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

3. Первые нарезные орудия и боеприпасы к ним

Нарезные, заряжающиеся с дула, 86,5-лн орудия ранее всех других государств были введены в полевую и горную артиллерию во Франции (1857 г.). Эти орудия были переделаны из гладкоствольных по системе 'La Hitte' и имели следующие снаряды весом 4 кг: 1) гранату с ударной трубкой, 2) картечную гранату и 3) картечь.

Снаряды имели готовые цинковые выступы и были снабжены Ударными и дистанционными трубками. В качестве ударной трубки применялась трубка Де-Маре (фиг. 3). Эта трубка состояла из латунного корпуса 1 и деревянной пробки 2 с ввинченным в нее железным жалом 3. Пробка во время перевозки и при выстреле удерживалась четырьмя латунными штифтами 4, пропущенными сквозь стенки корпуса. Капсюль 5 помещался в донной втулочке, привинченной ко дну трубки двумя шурупами. Для защиты верхней пробки от ударов поверх нее располагалась железная шайба 6 с тесьмой, которую срывали перед выстрелом. Хотя трубки этого типа и не совсем безопасны при стрельбе большими зарядами, они все же дожили до мировой войны и употреблялись для стрельбы из орудий вспомогательного назначения.

Дистанционная трубка (фиг. 4) для картечных гранат имела четырехгранную головку с четырьмя пересекающимися запальными каналами и корпус с четырьмя продольными каналами и петардой. Набитые порохом на разную длину продольные каналы давали время горения соответственно дистанциям 500, 800, 1000 и 1200 м. Выходные отверстия поперечных каналов были замазаны мастикой. Перед выстрелом эту мастику удаляли долотом из выходного отверстия того канала, время горения в котором соответствовало необходимой дальности стрельбы. Порох зажигался от газов боевого заряда.

С этой материальной частью французы выиграли итальянскую кампанию 1859 г. против Австрии, имевшей гладкоствольную артиллерию. Картечные гранаты для нарезных орудий не оправдали возлагаемых на них надежд. Действие картечью было хуже, чем у гладкоствольных орудий. В бою применялись главным образом обыкновенные гранаты. Причины этого заключались в плохом действии трубок и неопытности в обращении с ними личного состава артиллерии. Было признано, что число установок слишком велико, и на будущее время были введены только две установки: на 1500 и на 2950 м.

С этой же материальной частью французы выступили и на войну с немцами в 1870-1871 гг., упустив десятилетний период для ее усовершенствования, который их противники усердно использовали для изучения свойств нарезных орудий.

Прусская артиллерия при содействии заводов Круппа выработала к 1858 г. систему нарезных, заряжающихся с казны, орудий. Однако в войне с Австрией 1866 г. пруссаки употребляли еще наряду с нарезными также и гладкоствольные орудия. К 1870 г. они успели перевооружить всю полевую артиллерию нарезными орудиями 4- и 6-фун. (78,5- и 91,7-лн.) калибра.

Гранаты готовились из чугуна и снабжались толстой свинцовой оболочкой и ударным приспособлением; соответственно калибрам, они весили 4,35 и 7 кг и содержали разрывные заряды в 0,2 и 0,25 кг черного пороха. Начальная скорость их (340 и 325 м/сек) не отличалась от принятой французами. Картечными гранатами не пользовались вследствие ненадежности их действия, хотя уже имелась удовлетворительно разработанная, но мало еще испытанная трубка Рихтера с составом в дистанционном кольце и с боевым винтом.

Вся стрельба велась исключительно чугунными пороховыми гранатами с головным ударным приспособлением 'прусского образца' (фиг. 5). Несмотря на несовершенство, этот механизм при аккуратном обращении действовал удовлетворительно. Стрельба гранатами 'на удар' давала значительно большее действие по войскам, чем дистанционная стрельба французской артиллерии, имевшей трубки с двумя только установками; прусская артиллерия благодаря надлежащему обучению еще в мирное время умело воспользовалась этим преимуществом.

Действие немецких гранат против гражданских построек было удовлетворительно на все дистанции, но при стрельбе по войскам гранаты давали заметные поражения только при малых углах падения; в этих условиях разрывы снарядов благодаря медленному действию порохового заряда происходили на рикошете, и осколки не терялись в земле. На дистанции свыше 1,5 км разрывы гранат происходили в грунте, и поражений от них было очень мало.

Оба противника имели ко всем полевым пушкам картечь, которой почти не пользовались. Отсюда явилось стремление и в будущем отказаться от этого снаряда.

Действие артиллерийского огня зависит от качества боевых припасов и материальной части, а также от уменья артиллеристов и войсковых начальников пользоваться этими средствами. Общая успешность применения артиллерии отчасти может быть оценена относительным процентом потерь от артиллерийского и от ружейного огня в личном составе сражающихся. По свидетельству французского генерала Эрр, в франко-прусскую войну относительные потери противников выразились следующими цифрами:

от артиллерийского огня от ружейного огня

французы потеряли..... 25% 70%

немцы потеряли......... 5% 90%

Эти данные позволяют заключить, что германская артиллерия действовала эффективнее французской.

4. Русские трубки для снарядов к нарезным орудиям образцов 1860-1863 гг. и 1867 г.

В 1860 г. была разработана 4-фун. (3,42-дюйм. или 81-мм) полевая пушка, заряжавшаяся с дула и стрелявшая чугунными снарядами с готовыми цинковыми выступами при начальной скорости

снаряда около 320 м/сек. Сначала были приняты к ней только гранаты весом 11,5 фун. (4,72 кг) с прямыми латунными трубками постоянного времени горения (фиг. 6), но затем эти трубки были заменены ударным приспособлением 'прусского образца', собиравшимся в очке снаряда.

В 1863 г. эта система орудий была введена на вооружение полевой артиллерии и к ней было принято три снаряда:

1) чугунная одностенная граната с готовыми цинковыми выступами и с головной ударной трубкой образца 1863 г., представлявшей собой то же прусское ударное приспособление, но собранное в отдельный корпус;

2) картечная граната подобного же устройства, весом 14,5 фун. с 62 пулями по 13 г, с прямой дистанционной трубкой, и

3) картечь.

В первой русской ударной трубке 1863 г. чека во время хранения удерживалась на месте прядями стопина, пропущенными сквозь канал соска и чеки и обмотанными вокруг головки. При выстреле стопин воспламенялся от пороховых газов, прорывавшихся в зазор между орудием и снарядом, выгорал и освобождал чеку. Во время движения снаряда в орудии трубка не могла вылететь, так как округленный внешний конец ее упирался в стенки канала. Перед дулом орудия она вылетала в сторону и освобождала ударник [Эта же идея применена в современных трубках 'Эрликон' и 'Мадсен']. Капсюльный состав был запрессован в латунный боевой винт, который хранился отдельно. Очко в трубке закрывали цинковым холостым винтом, который перед заряжанием орудия заменялся боевым.

Картечные гранаты были снабжены прямыми дистанционными трубками постоянного времени горения, часть которых была прирезана на дистанцию 100-425 саж. (213-906 м), а часть-на 350- 650 саж. (746-1385 м).

С 1863 г. начались испытания бронзовых нарезных орудий, заряжаемых с казенной части и стреляющих снарядами со свинцовой оболочкой. В 1867 г. эта система была принята для 4-фун. (87-мм) и 9-фун. (107-мм) полевых пушек, стрелявших гранатами и шрапнелями со свинцовой оболочкой, а также и картечью.

Чугунные одностенные гранаты снаряжались черным порохом: 4-фун. граната в 5,75 кг содержала 0,2 кг черного пороха. Гранаты имели трубки образца 1866 г., отличающиеся лишь мелкими подробностями от трубок образца 1863 г. Последние изменения в этой трубке были сделаны в 1875 г.

В окончательном виде (со всеми внесенными изменениями) трубка изображена на фиг. 7.

Латунная чека 1 с утолщенным внешним концом округленной формы проходит между ударником 2 и боевым винтом 3 и удерживается в соске проволочной петлей 4 со свинцовым грузиком 5, который входит в соответствующее углубление в головке трубки. Сквозь те же отверстия в соске и в чеке пропущена вторая проволочная петля, соединенная с прочной полотняной тесьмой. С помощью этой тесьмы, обмотанной вокруг головки трубки, свинцовый грузик удерживается от выпадения при перевозке снарядов. Наружный конец тесьмы прижат холостым винтом. Боевой винт возили отдельно и ввинчивали перед боем. Перед заряжанием винт ослабляли отверткой, сматывали тесьму, выдергивали связанную с ней петлю и вновь закрепляли. Действие трубки при выстреле не отличалось от описанного выше.

Трубки этого типа уже на испытаниях в мирное время обнаружили следующие недостатки:

1) заметный процент преждевременных разрывов перед дулом орудия вследствие набегания свободного ударника на жало; для устранения этого в 1868 г. была принята предохранительная спиральная пружина, помещенная между ударником и боевым винтом, однако через год эти пружины были отменены;

2) значительное количество отказов при стрельбе по топкому грунту; грязь и вода успевали проникнуть через канал соска и задерживали движение ударника;

3) частые случаи поломки чеки при обращении со снарядами; трубки при этом становились опасными. Шрапнели к орудиям образца 1867 г. изготовлялись из чугуна, имели свинцовую оболочку и вмещали малое количество пуль: 4-фун. шрапнель весом в 6,6 кг заключала в себе 36 пуль, а 9-фун. весом 12,7 кг 71 пулю по 13 г. Начальная скорость шрапнели составляла 320 м/сек.

Эти шрапнели получили первую русскую дистанционную трубку образца 1873 г. (фиг. 8) с составом в дистанционном кольце и с боевым винтом.

Винт 1 вначале не имел наружной нарезки и для более плотной посадки в очко трубки обладал слегка коническим хвостом, на который наматывались шерстяные пряди. Внутри винта был подвешен на латунной чеке 2 ударник 3, в который запрессовывали капсюльный состав 4. Боевые винты возили отдельно от трубок и вставляли только перед заряжанием орудия. До этого времени очко трубки было закрыто корковой пробочкой с петлей из крепкого шнурка. Такой же пробочкой с нитяной петлей был заткнут нижний конец боевого винта. Это защищало капсюль от сырости и давало ударнику опору при перевозке.

Корпус трубки отливался из сплава, состоявшего из шести частей олова с одной частью сурьмы, и затем подвергался механической обработке. Дистанционная часть и боевой винт изготовлялись из такого же сплава.

Время горения трубки - 7,5 сек.

Перед заряжанием надлежало выполнить следующие операции: ослабить зажимное кольцо и установить трубку на заданную дистанцию, закрепить зажимное кольцо, вытащить пробочки из трубки и из боевого винта и вдавить боевой винт в очко трубки. Для более плотной посадки винта конец его был обмотан шерстью.

Эти приемы оказались слишком сложными для боевой обстановки.

До 1873 г. в России не было специальных заводов для производства трубок, и последние изготовлялись горными заводами и частной промышленностью. Ввиду перехода к трубкам с дистанционными кольцами в 1873 г. был организован в бывших зданиях винного склада весьма бедно оборудованный Трубочный отдел Петербургского патронного завода.

Перед самой войной 1877-1878 гг. трубки были несколько улучшены: боевой винт был снабжен резьбой, а время горения доведено до 10 сек., что, однако, едва обеспечивало дальность действительного шрапнельного выстрела 4-фун. орудий до 1500 м и 9-фун. до 2100 м; пробочки для боевого винта и трубки остались. В боевых комплектах было все же много 7,5-сек. трубок прежнего образца.

Снаряды более крупных калибров к орудиям образца 1867 г. сохранили прежнее ударное приспособление 'прусского образца', собираемое в очке снаряда, и применялись в таком виде при осадах Карса и Плевны в 1877 г.

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

5. Трубки, применявшиеся в русско-турецкой войне 1877-1878 гг.

Для русской полевой артиллерии дальность действительного шрапнельного огня не превосходила 2200 м, а для горной - 1500 м. Предельная досягаемость гранат с трубками 1875 г. не превосходила 4500 м для полевой и 2500 м для горной артиллерии. Однако на предельных дистанциях снаряды глубоко зарывались в землю, оставляли в воронках главную массу осколков и наносили противнику слабые поражения; поэтому русская полевая артиллерия избегала стрелять на предельные дистанции.

Тяжелые орудия 12-15 см калибра имели такие же дистанционные трубки, а ударные трубки собирались по прусскому образцу в очке снаряда.

Турецкая армия перед самой войной получила от Круппа значительное количество стальных 8- и 9-см клиновых орудий на железных лафетах и к ним боевые припасы. По дальности эти орудия превосходили легкие бронзовые 4-фун. (87-мм) пушки образца 1867 г., составлявшие главную массу русского вооружения. Турки нередко пользовались этим преимуществом своих орудий, подрывая еще землю под хоботом, чтобы обстреливать наши войска с возможно дальних дистанций (5000-7000 м). Однако меткость такой стрельбы была плохой, действие пороховых гранат при больших углах падения было слишком слабым, а стрельба шрапнелью из-за неумения ее корректировать не приносила русским войскам вреда. Все же было ясно, что новая турецкая артиллерия заметно превосходит русскую по дальнобойности.

Образчик ударной трубки турецкого производства изображен на фиг. 9. Тяжелый ударник 1 удерживается проволочной чекой 2, которая при выстреле срезается, а при падении снаряда не препятствует удару бойка 3 по капсюльному составу 4, запрессованному в ударник. При такой конструкции трудно согласовать надлежащую безопасность трубок при перевозке с надежным действием при стрельбе.

Ударные трубки системы Круппа (фиг. 10) были значительно лучше, но об их действии имеется мало данных. По-видимому, их было мало в турецкой армии.

Дистанционные трубки Круппа (фиг. 11) были значительно удобнее русских. Стебель 1, дистанционная часть 2 и нажимная гайка 3 были изготовлены из сплава цинка с сурьмой, а ударник 4- из латуни. В углубление в ударнике впрессовывали ударный состав. Предохранитель 5 изготовлялся из красной меди толщиной 0,5 мм; он имел восемь лапок с отогнутыми краями, которые ложились на уступ в головке стебля. Чеку 6 делали из латунной проволоки полукруглого сечения с веревочной петлей, а промежуточную шайбу 7-из латуни.

Деления - от 0 до 55, ценою 0,2 сек. Полное время горения- 11 сек.

Прапорщик П. Потоцкий, имевший случай испытать эти трубки на практике, отмечает, что они хорошо сохраняются в служебных условиях, дают малое рассеивание и при углублении снаряда в земляной вал не глохнут, а дают разрывы; следовательно, вся трубка обладает достаточной прочностью. Установка проста и благодаря помещению ударника внутри головки всегда удается.

Судя по статьям в 'Mitthei-lungen tib. die Geg. desArt. und G. W.', 1878 г., в это время у Круппа была уже разработана конструкция 22-сек. трубки двойного действия системы Блюнчли с двумя кольцами и с ударным механизмом в хвосте (фиг. 12). Разработка этой конструкции была вызвана рядом донесений немецких военных агентов с театра войны, которые убедились в необходимости трубки длинного времени горения. Удивительно, что русское военное ведомство, разрабатывая при деятельном содействии Круппа стальные полевые орудия образца 1877 г., не обратило внимания на имеющиеся у этого завода достижения в области производства трубок и не снабдило, хотя бы частично, такими трубками русскую артиллерию на театре войны.

Это обстоятельство отмечается здесь потому, что во время каждой войны новые требования к боеприпасам для существующих орудий появляются после первых же сражений, и для поддержки войск необходимо с наибольшей поспешностью продвигать к ним усовершенствованные боеприпасы.

Отметим главнейшие недостатки русских трубок. При перевозке снарядов - даже в зарядных ящиках - в ударных трубках нередко ломались чеки, тесьма разматывалась, а ушки проволоки ломались; иногда подмоченная тесьма загнивала. В результате отдельные снаряды теряли чеки и становились небезопасными. Были даже отдельные случаи взрыва зарядных ящиков в походе. Поэтому приходилось ввинчивать боевые винты только перед сражением. При стрельбе по топкому грунту грязь проникала внутрь трубки и стопорила ударник раньше, чем он накалывал капсюль. Заряжание тяжелых орудий при трубках прусского образца в случае выпадания чеки было небезопасно; иногда случались преждевременные взрывы снарядов при досылке в орудие.

Дистанционные трубки обладали недостаточной дальностью, действия. После войны строевые артиллеристы отмечали успешность поражения противника нашим шрапнельным огнем с дистанций 1,5-2 км, но требовали увеличения его досягаемости до 4000- 4700 м.

Пробочка, закрывавшая головное очко в стебле, иногда держалась слишком слабо и выпадала, канал в стебле засорялся, а нарезка в нем портилась; иногда же эту пробочку приходилось вытаскивать зубами под неприятельским огнем; часть картечных гранат выпускали без боевых винтов и получали отказы. После ввинчивания боевого винта заряжание надо было производить осторожно, так как бывали случаи преждевременных разрывов от обрыва чеки и накола капсюля на жало при досылании снаряда в орудие.

По мнению строевых артиллеристов того времени, 'только та из вновь проектируемых трубок будет иметь успех, которая не будет требовать долгой подготовки перед заряжанием и не будет рассчитана на ум и спокойствие солдата'.

6. Задачи, поставленные войной 1877-1878 гг.

Несмотря на крупные недостатки артиллерийского вооружения, в частности, трубок, действия русской артиллерии в русско-турецкой войне 1877-1878 гг. были во многих случаях весьма удачными, в особенности, если дистанция артиллерийского огня не превышала 1700-2000 м. Но против земляных укреплений полевая артиллерия оказалась бессильной.

Это особенно ярко выяснилось в борьбе за Плевну. Чугунные гранаты с малыми зарядами черного пороха причиняли брустверам лишь небольшие повреждения и не могли разрушить даже слабых блиндажей. Поэтому турецкие стрелки во время артиллерийского обстрела укрывались в блиндажах и не несли никаких потерь. Когда же атакующая пехота приближалась к укреплениям и русская артиллерия прекращала стрельбу, турки поднимались к брустверам и открывали по наступающим губительный ружейный огонь. Плохое качество дистанционных трубок не позволяло стрелять через головы своих войск, и потому в решительные минуты боя русская пехота не получала от своей артиллерии никакой помощи. Благодаря этому турецкие полевые укрепления, возведенные вокруг Плевны в несколько дней, отразили три повторных атаки и на три месяца приковали к себе русскую блокадную армию, что едва не опрокинуло плана всей кампании.

Столь же безуспешным было действие более мощных крупповских пушек по русским полевым укреплениям на Шипкинском перевале.

Война с очевидностью показала, что инженерная подготовка позиций обогнала артиллерийскую технику.

Для увеличения могущества артиллерии требовалось усилить полевую артиллерию легкими орудиями навесного огня, разработать новое снаряжение к снарядам и новые образцы ударных трубок. Для усиления действия шрапнелей нужно было создать новые дистанционные трубки и увеличить число пуль. Этими неотложными задачами занялись все европейские армии, но первые рациональные решения оформились лишь через десятилетие.

Конкретной задачей явилось также создание дистанционной трубки с досягаемостью не менее 4000 м; боевой винт (или дистанционный ударник) во избежание сложных приемов замены холостого винта должен был находиться внутри трубки. Для облегчения пристрелки трубку следовало снабдить ударным механизмом, а для возможности близкого продвижения пехоты к окопам противника под покровительством артиллерийского огня нужно было в пределах современной техники достигнуть наибольшей точности действия и разработать рациональные правила боевой стрельбы.

В области ударных трубок задачи были еще сложнее и связывались со снаряжением снарядов новыми взрывчатыми веществами. Здесь нужно было создать ударный механизм, безопасный в служебном обращении и при выстреле, закрытый от влаги и грязи и надежно действующий при встрече с преградами. Кроме того, нужно было разработать новые капсюли-воспламенители и капсюли-детонаторы, успешно выдерживающие стрельбу из орудий. Тип механизма в главных чертах уже намечался работами заводов Круппа и разбирался в артиллерийской литературе, но в разработке капсюлей и снаряжении снарядов взрывчатыми веществами ни одно государство не имело еще опыта.

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

7. Русская артиллерия после войны 1877-1878 гг.

Выявленные русско-турецкой войной недостатки трубок вынудили Главное артиллерийское управление командировать сведущих людей за границу для сбора сведений об иностранных трубках, а затем образовать комиссию из представителей Артиллерийского комитета: В. Н. Шкларевича, Эрна, Шекаразина, Н. Н. Потоцкого и Филимонова (журнал Артиллерийского комитета ? 272 за 1879 г.). Плодами работ этой комиссии были ударные трубки образца 1883 и 1884 гг. (описание см. на стр. 19 и 20), а также первая 12-сек. дистанционная трубка с латунным стеблем и отдельным боевым винтом (описание см. на стр. 25). Для более широкой постановки опытных стрельб с 1 января 1879 г. на Охтенском поле был создан Главный артиллерийский полигон.

В августе 1879 г. были закончены сравнительные испытания бронзовых орудий образца 1867 г. и стальных систем Круппа образца 1877 г. по деревянным щитам 2,75x17,5 м с дистанции 2030 м. 9-фун. пушки образца 1867 г. стреляли гранатами и шрапнелью со свинцовыми оболочками, а стальные пушки того же калибра {107-мм)-двустенными кольцевыми гранатами и чугунными шрапнелями с двумя медными поясками. К шрапнелям обоих типов применялись 10-сек. трубки, а для гранат - ударные трубки образца 1875 г. Число пуль в шрапнелях было одинаковым (по 300 шт.) При правильной высоте прицела, определенной путем тщательной пристрелки, шрапнель бронзовых орудий дала по 83 поражений на выстрел, а стальных - по 151 поражению. При ошибке в дистанции в 42,6 м получились 31 и 62 поражения на выстрел. При правильной высоте прицела каждый выстрел гранатой из бронзовых орудий давал 1,8 поражений, а из стальных - по 22 поражения. При ошибке в дистанции в 42,6 м старые орудия и сна ряды дали 0,4 поражения, а новые - 5,4 поражений на каждый выстрел.

Эти цифры, полученные в условиях особо тщательной полигонной стрельбы, свидетельствуют, что действие 9-фун. пушек образца 1867 г., с которыми русская артиллерия только что провела тяжелую кампанию, было весьма невелико. Действие 4-фун. пушек было еще слабее. Поэтому некоторые успехи русской артиллерии в минувшую войну можно приписать искусному применению в бою технических средств.

После этих опытов на вооружение полевой артиллерии был решено принять стальные 3,42-дюйм. (81-мм) легкие и конные 4,2-дюйм. (107-мм) батарейные пушки образца 1877 г. Двустенные чугунные гранаты к ним были снаряжены (соответственно калибрам) 0,2 и 0,4 кг черного пороха и снабжены трубками образца 1875 г. Чугунные шрапнели получили 10-сек. трубки с отдельным боевым винтом, имевшим наружную винтовую нарезку. Таким образом через год по окончании войны принималась на вооружений новая артиллерия, но со старыми трубками. Между тем уже в 1879 г в 'Артиллерийском журнале' были помещены описания крупповских ударных и двойного действия трубок более совершенного устройства.

В первое десятилетие после войны разрабатывалось много образцов дистанционных трубок, но для полевой артиллерии было выработано и принято лишь два типа:

1) 12-сек. трубка образца 1880 г. с плоской головкой и отдельным боевым винтом и

2) 12-сек. трубка образца 1887 г. с оживальной головкой и внутренним боевым винтом (дистанционным ударником) по типу 10-сек трубки.

Первые ударные трубки образца 1884 г. начали поступать в полевую артиллерию около 1886 г., а первая трубка двойного действия образца 1891 г., 12 сек. времени горения, - около 1894 г.; она давала досягаемость около 2600 м.

Разрешение сложного вопроса о полевом орудии навесного действия также затянулось. Только к 1886-1887 гг. был утвержден образец 152-мм полевой мортиры; ее бомбы весом в 27 кг с 4,5 кг. черного пороха и ударными трубками образца 1884 г. удовлетворительно действовали по земляным укреплениям плевненского типа, но имели недостаточную дальность (около 3000 м). Навесная шрапнель с 685 пулями по 21,5 г была снабжена 16-сек. трубкой образца 1888 г. с такой же недостаточной дальностью.

Таким образом, в течение первого десятилетия после окончаний войны 1877-1878 гг. в трубочном деле и в вооружении русской артиллерии не было достигнуто крупных успехов. Между тем, в 1886-1888 гг. Франция, Германия, Австрия и Англия приняли на вооружение пехоты 8-мм магазинные винтовки, стреляющие беги дымным порохом и пулями в твердой оболочке. Этот крупный успех сразу обесценил небольшие улучшения артиллерийских боеприпасов, которые мы только что рассмотрели.

Лишь в 1900 г. была изготовлена первая партия 22-сек. трубок двойного действия с досягаемостью 5300 м и осуществились мечты участников русско-турецкой войны - иметь для полевых пушек дистанционную трубку с досягаемостью свыше 4500 м, высказанные ими 20 лет назад на страницах артиллерийской печати.

Недостаточно глубокое изучение руководителями русской армии уроков войны, невнимание к обоснованным требованиям строевых артиллеристов на трубки длинного времени горения, а также медленность проведения технических работ задерживали развитие трубочного дела и обусловливали неполноценную подготовку армии

8. Ударные трубки для пороховых снарядов русской артиллерии конца прошлого века

Трубка образца 1883 г. (фиг. 13) была принята к снарядам береговой артиллерии, снаряжаемым черным порохом, и ввинчивалась в донную часть снаряда Двухлапчатый латунный предохранитель 1 был зажат между втулочкой 2 разгибателя 4 и втулочной с жалом 3. Втулочка 2 ввинчивалась в разгибатель 4. Капсюль-воспламенитель был помещен во втулочку 5 и ввинчен в крышку 6 трубки. Он имел оболочку из красной меди с отогнутыми бортиками и отверстием в дне, прикрытым кружком из оловянной фольги. Для снаряжения употреблялось 0,42 г 'прусского состава' (21% гремучей ртути, 45% бертолетовой соли, 14% антимония, 10% серы и 10% кокса). Состав смешивался в сыром виде и не обладал хорошей чувствительностью (однако он удержался в России до 1917 г.). Перед выстрелом не требовалось никаких подготовительных операций. При выстреле разгибатель 4 со втулочкой 2 оседал ко дну трубки и взводил предохранитель. При встрече с преградой ударник накалывал жалом капсюль, пламя выбивалось сквозь отверстия в крышке и зажигало разрывной заряд.

В первых образцах трубок 1883 г. предохранительной пружины между ударником и капсюлем не было.

В 1896 г. эта трубка была применена к снарядам береговой артиллерии, снаряжаемым бездымным ружейным порохом, и снабжена петардой в 22 г черного ружейного пороха и предохранительной пружиной к ударнику (фиг. 14).

Ударная трубка образца 1884 г. изображена на фиг. 15. Все детали ее изготовлялись из латуни и были собраны в корпусе 1. Перед выстрелом нужно было удалить разводную чеку 2, на которой висит оседающее приспособление 3 с бронзовым жалом 4 и с крестообразным предохранителем 5. Две лапки этого предохранителя изогнуты, как показано на чертеже, а две-прямые; изогнутые лапки опираются на уступ. В нижней части трубки находился ударник 6 с припаянной к нему латунной пружиной 7 и капсюлем 8. Он опирался на втулочку 9 с отверстием для прохода пламени, заделанным кружком 10. Под ударник было подложено свинцовое кольцо 11. Капсюль был взят от трубки образца 1883 г. и по необходимой поставлен дном кверху. Под ним располагалась пороховая заготовка 12, предназначенная для усиления пламени.

При выстреле приспособление 3 преодолевало силой инерции сопротивление лапок и перемещалось в нижнюю камору до упора в перемычку, а жало проходило сквозь перемычку. На полете снаряда пружина 7 удерживала ударник от набегания на жало. При встрече с преградой происходили накол капсюля 8 и вспышка пороховой заготовки 12.

Трубка весила 255 г и была снабжена чекой для обеспечения взводимости при стрельбе из всех пушек и мортир русской артиллерии. Сопротивление пружины 7 обеспечивало безопасность стрельбы из пушек 81-мм калибра и выше при начальной скорости до 450 м/сек, но преждевременные разрывы, как исключение, же случались. При слабых разрывных зарядах из черного пороха но не приносили вреда орудию и не давали летящих назад осколков. Поэтому для партий, давших при контрольном испытании преждевременный разрыв, допускалось переиспытание в двойном количестве, и если преждевременных разрывов не было, то партия трубок поступала на службу. По сравнению с трубкой 1875 г. новый образец обладал многими преимуществами и был безопасным в обращении. Стойкость трубок при долговременном хранении была понижена наличием чековых отверстий. Трубка находилась на вооружении армии почти до конца мировой войны, а конструкция ее явилась основой для разработки первых взрывателей.

Для снарядов к 57- и 47-мм пушкам береговой и крепостной артиллерии и флота около 1890 г. были приняты головные ударные трубки Гочкиса (фиг. 16) и донные ударные трубки Норденфельда (фиг. 17). Устройство ясно из чертежа и пояснений не требует.

Они предназначались для стрельбы из пушек с большими давлениями, и потому предохранители их можно было сделать вполне безопасными для обычных условий службы. Для этих трубок были приняты капсюли 1883 и 1884 гг., изображенные на фиг. 18. Слабыми сторонами этих капсюлей были: излишне большое отверстие в дне, малочувствительный ударный состав и чрезмерно большой размер.

Нужно отметить, что трубки Норденфельда имела вначале ударник 1 с звездообразным предохранителем 2, взводящимся лишь при встрече с преградой. Ввиду малочувствительности этот механизм был заменен в 1894 г. механизмом изображенным на фиг. 19, который около 1907 г. нашел себе применение для морской толовой трубки и удовлетворительно служил в крепостной артиллерии и во флоте до 1934 г.

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

9. Дистанционные трубки до 1900 г.

С середины прошлого столетия (XIX - прим. ред.), в связи с общим усовершенствованием артиллерийского вооружения, во всех государствах Европы занялись разработкой таких трубок для продолговатых снарядов, которые имели бы возможно большее время горения и допускали точную установку, сообразно дистанции стрельбы.

В 1852--1855 гг. английский артиллерист Боксер разработал первую диафрагменную шрапнель длиной в 2,6 калибра, с прямой трубкой, имевшей два параллельных канала и воспламенявшее от газов боевого заряда. Трубка допускала установку на несколько дистанций. В 1862 г. Боксер усовершенствовал свою трубку, придав ей ударное воспламенительное приспособление. Приблизительно в то же время (1854 г.) немецкий артиллерист Брейтгаупт (1809-1889 гг.) разработал первую трубку с кольцеобразно расположенным составом. Этот состав воспламенялся газами боевого заряда. В 1863 г. трубка с составом в металлическом вращающемся кольце была принята к снарядам австрийской артиллерии.

Во время франко-прусской войны 1870-1871 гг. немцы хотя и располагали шрапнелью с дистанционной трубкой Рихтера, имевшей ударное воспламенение и поворотное дистанционное кольцо, но предпочитали ей обыкновенную гранату. Французы имели значительно худшие трубки, которые загорались от боевого заряда и допускали только две установки.

В русско-турецкую войну, как уже выше указывалось, русская полевая артиллерия употребляла 7,5- и 10-сек. трубки с отдельным боевым винтом.

Конец XIX столетия характеризовался быстрым улучшением конструкций трубок; повсюду стремились к удлинению времени горения и к точности установки и действия трубки.

В 1880-1881 гг. французская артиллерия ввела первые трубки двойного действия (фиг. 20), весьма близко напоминающие теперешние французские трубки с пороховым составом в оловянной кишке, навитой на конический барабан.

В 1885 г. в Германии были введены 25-сек. трубки с двумя дистанционными кольцами и отдельным боевым винтом (Doppel Zunder mit Doppel Ztindschraube 86), служившим для воспламенения дистанционного состава. В 1886 г., чтобы сделать заряжание орудий безопасным и улучшить действие ударного механизма, этот винт был усовершенствован.

На фиг. 21 изображен боевой винт образца 1886 г. с трубкой образца 1885 г. В этом винте 1 впервые встречаются пороховой предохранитель 2 ударника 3 и плоское жало 4, столь характерные для многих германских трубок.

С 1888 г. германская артиллерия стала применять к снаряженным пикриновой кислотой гранатам трубки двойного действия, снабжая последние особыми запальными стаканами, подобно тому, как это было сделано для 77-мм гранат (см. стр. 31).

В 80-х годах в итальянской артиллерии появились трубки с вращающимися дистанционными кольцами, но с составом в оловянной кишке, которую нужно было перед заряжанием прорезать в определенном месте, выдергивая крючкообразный нож, находившийся при каждой трубке.

В 1892 г. в Германии появилась первая трубка двойного действия с двумя дистанционными кольцами и зажимным штифтом (фиг. 22). Накатка до 26 сек., предохранитель ударного механизма- пороховой. Трубка с некоторыми изменениями дожила до конца мировой войны и при медленно горящем порохе давала время горения до 41 сек.

10. Русские дистанционные трубки до 1900 г.

До 1891 г. в России были выработаны трубки только дистанционного действия. Не касаясь всех переходных типов, рассмотрим лишь удержавшиеся на вооружении образцы.

1. 12-сек. трубка образца 1880 г. (фиг. 23) с плоской головкой и отдельным боевым винтом. Стебель трубки латунный, дистанционное кольцо - из сплава олова с сурьмой. Латунный штампованный навинтной колпак. Трубка заменила 10-сек. трубку для полевых шрапнелей, о которой говорилось на стр. 17.

2. 10-сек. трубка образца 1887 г. для 2,5-дюйм. горных пушек 1883 г. (фиг. 24)-первая латунная трубка с внутренним боевым винтом 1, подвешенным на разводной латунной чеке 2. Дистанционный состав 3 запрессован в оловянное кольцо 4, наглухо заделанное в латунную дистанционную часть 5. Головка овальная, навинтной латунный колпак. По этому же типу немного позже была разработана 12-сек. трубка образца 1887 г. к полевым шрапнелям. В 1907 г. этот же тип трубки с небольшими изменениями был принят к шрапнелям для морских десантных пушек.

3. 16-сек. трубка образца 1888 г. (фиг. 25). Состав в оловянной кишке. После установки трубки эту кишку нужно было прорезать крючкообразным ножом, выдергивая последний с помощью ключа. По этому ж типу были разработаны 12-сек. дистанционные трубки образца 1888 г. для полевой артиллерии.

4. 12-сек. трубка образца 1891 г. (фиг. 26) - первая русская трубка двойного действия для шрапнелей к полевым пушкам. Ее главные части аналогичны принятым для дистанционных трубок 1887 г. и ударных 1884 г. Простое соединение двух трубок сделало систему слишком тяжелой (860 г) для полевых снарядов. Tpyбка имела две чеки (для ударного и для дистанционного механизма и латунный штампованный навинтной колпак 5. По этому же типу о 1887 г. разрабатывалась 28-сек. трубка двойного действия для шрапнелей к полевым мортирам (фиг. 27). Трубка была снабжена пороховым составом, запрессованным в два концентрических кольца, заключенных в одну дистанционную часть. Передача производилась посредством крана. Ввиду неудачного действия эта трубка была заменена 28-сек. трубкой двойного действия образца 1896 г. (фиг. 28), снабженной, по итальянскому образцу, пороховым составом в двух оловянных кишках 1 и 2. Для прорезания этих кишек трубка была снабжена двумя ножами 3 и 4.

Практика показала, что в наших условиях оловянные кишки итальянского типа через несколько лет приходят в негодность. Поэтому в начале 90-х годов прошлого века порох стали прессовать непосредственно в дистанционные части трубок. Исключением являлась упомянутая 22-сек. трубка 1896 г. для шрапнелей к полевым мортирам.

6. 8-сек. трубка двойного действия завода Норденфельда (фиг. 29) для 57-мм береговых пушек являлась первой трубкой с выпуском газов от горения состава под грибок в головной части. Это делалось для того, чтобы избежать затухания трубки при больших скоростях полета и вращения снарядов. Дистанционный капсюль 1 в этой трубке не накалывается, а разбивается оседающим цилиндром 2

По этому же типу готовились 12-сек. трубки двойного действия образца 1894 г. для морских сегментных снарядов.

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

ГЛАВА II

ПЕРВЫЕ ТРУБКИ ДЛЯ СКОРОСТРЕЛЬНОЙ АРТИЛЛЕРИИ

11. Общие требованияВ конце 90-х годов XIX в. во всех европейских государствах начались работы по перевооружению полевой артиллерии скорострельными пушками и гаубицами. Это вызвало, конечно, и новые! требования.

Трубки должны были удовлетворять следующим условиям

1. Дистанционное действие - по крайней мере до 5000 м

2. Точность установки - 'не менее одного деления прицела', которое определилось из условии действительности поражения целей и соответствовало 40 м.

3. Возможно меньший вес, необходимый для увеличения полезной нагрузки шрапнели; вследствие этого почти во всех государствах крупные части трубок стали делать из алюминия или из его сплавов.

4. Возможность установки 'на картечь', при которой стрельба; шрапнелью могла бы служить для отражения ближней атаки. С такой установкой трубки сдавались на службу: заряжание орудия в момент атаки не должно быть сложнее заряжания картечью. Это требование было вызвано тем, что для упрощения боевых комплектов решено было отказаться от картечи.

5. Подготовка трубки к выстрелу должна заключаться по возможности только в установке дистанционной части на требуемое деление. Вынимание чеки, а также ослабление и зажимание головной гайки (применявшееся в прежних трубках и замедлявшее стрельбу) необходимо было устранить.

6. Дистанционная часть, установленная на определенное деление, должна в момент выстрела автоматически застопориться в этом положении.

7. Возможность установки 'на удар'.

8. Для ускорения точной установки трубки должны допускать применение автоматического ключа.

Разработка новых трубок для полевой артиллерии повсюду, способствовала усовершенствованию трубок и для других орудий:

12. Германские трубки 1896 г.

Германия ранее других государств приняла новую материальную часть полевой артиллерии 1896 г., хотя и не скорострельную, но сравнительно с прежней значительно усовершенствованную.

Трубка образца 1896 г. (Doppel Ztinder 96), изображенная на фиг. 30, имела две дистанционные части, допускала установку до 5000 м и благодаря применению алюминия для более крупных частей весила около 0,35 кг. Трубка имела выход газов наружу через вышибное окно 1. Ее дистанционный ударник 2 удерживался двумя стальными чеками с кольцом и скобой 3, удаляемыми перед заряжанием. Одновременно с воспламенением дистанционного состава при выстреле загорался и пороховой предохранитель 4 ударного механизма, представлявший собой шашку из черного пороха, очень сильно спрессованную и воспламеняемую пороховой заготовкой в запальных отверстиях втулочки с жалом. Предохранитель удерживает ударник с капсюлем 6 от накола о плоское жало 7. После выгорания предохранителя ударник 5 освобождался и при встрече снаряда с преградой надвигался на жало, отчего шрапнель действовала на удар.

Дистанционное действие понятно из чертежа.

Трубки выпускались установленными на 'удар'. Двойная чека с кольцом несколько замедляла заряжание, но так как сама система орудия была нескорострельной, то вынимание чек не задерживало стрельбы.

Дистанционное кольцо было туго притянуто к головке стебля и устанавливалось только с помощью ключа. Особых частей для закрепления дистанционного кольца в момент выстрела не было.

Выход газов через вышибное окно в верхней дистанционной части не вызывал затухания трубок при начальной скорости 465 м/сек и скорости вращения около 14 500 об/мин.

Оригинальной особенностью трубки является отсутствие колпака и в то же время достаточная герметичность в условиях служебного употребления. Это объяснялось пропитыванием суконных кружков водоупорными составами и обмазкой всех выходящих наружу отверстий жирны' и тугоплавким 'спуском'.

Трубки Dopp. Z. 96 и Dopp. Z. 96 n/А (фиг. 31) в несколько измененном виде применялись для шрапнелей и бризантных гранат (с запальным стаканом) во время мировой войны.

13. Французские трубки двойного действия

Франция еще около 1880 г. выработала основной тип трубки двойного действия для снарядов полевой артиллерии и для орудий крупных калибров, существенно отличающийся от трубок других государств. Французские трубки имели в общем одинаковое устройство и отличались только размерами. Все они имели пороховой состав в оловянной кишке, навитой на конический барабан из мягкого сплава (олова 45% свинца 45% сурьмы 10%). Воспламенительное приспособление состояло из легкого бойка, поддерживаемого спиральной пружинкой, маленькое капсюля и пороховой заготовки вокруг затравочных каналов. Ударный механизм был расположен в хвосте трубки и состоял из ударник; с предохранителем, оседающего кольца с зацепами и двух спиральных пружин, из которых одна поддерживала оседающее кольцо до выстрела, а другая препятствовала взведенному ударном; приспособлению набегать на жало во время полета снаряда. Трубки образца 1889 г. для снарядов средних калибров до 155-мм включительно и трубки образца 1897 г. для шрапнелей 75-мм полевых пушек различаются главным образом размерами и несущественными деталями устройства. Первая из этих трубок имеет барабан из мягкого сплава, наглухо соединенный прессованием и запайкой с латунным корпусом трубки; барабан второй трубки составляет одно целое с ее латунным корпусом.

Главные данные трубок

образца 1889 г. образца 1897 г.

вес в г............ . . ; 716 255

время горения в секундах 37 24

Ввиду малого различия между этими трубками далее описывается лишь более новый образец (1897 г.).

Трубка двойного действия образца 1897 г. (см. фиг. 32) состоит из латунного корпуса 1 с коническим барабаном 3, стебля 2, кишки с дистанционным составом 5, навитой на барабан, латунного колпака 4 и частей воспламенительного и ударного механизмов.

Воспламенительный механизм собран внутри стебля 2 и состоит из бойка 6, спиральной пружины 7 и капсюля-воспламенителя 8.

Ударный механизм собран в хвосте трубки и состоит из втулочки с жалом 12, предохранительной пружины 13, оседающего цилиндра 14, внутри которого закреплена гильзочка 15 с зацепами 16, сильной пружины оседающего цилиндра 25, ударника 17 с капсюлем 18. Внутри ударника расположена пороховая заготовка 19, закрытая снизу каплей лака. На наружной поверхности ударника прорезаны кольцевые канавки для зацепов 16. Для смягчения удара цилиндра 14 о фланец ударника (в момент выстрела) введено кольцо 21 из красной меди. Под ударником находится свинцовый кружок 20. Дно трубки закрыто втулкой 22 с пороховой петардой 24 и латунной заделкой 23. Стык резьбы запаян, верхний конец дистанционной кишки заделан в барабан наглухо и сообщения с внутренней полостью не имеет; нижний конец ее сообщается с пороховой петардой в средней части корпуса трубки, зазоры между кишкой и желобком трубки заполнены специальной замазкой. Нижняя часть стебля 2 навинчена на выступ корпуса, а верхняя часть затянута гайкой 9, опирающейся на срез барабана; выход резьбы пропаян. Колпак 4 имеет снаружи трапецевидные канавки, проточенные параллельно расположению кишки на барабане, и ряд больших и малых отверстий.

При сборке трубки колпак устанавливается в точно определенное положение относительно дистанционной кишки с помощью шпильки, заделанной в тарель корпуса трубки. Сбоку в тарель корпуса наглухо ввинчен установочный штифт, от которого производится отсчет установки трубки.

Если перед выстрелом трубка не будет установлена, то она действует следующим образом.

Пламя от капсюля 8, разбитого осевшим бойком 6, пройдет сквозь отверстия в стебле и зажжет пороховую заготовку 11. Образовавшиеся при этом газы выбьют заделку окна 10 и выйдут наружу, не соприкасаясь ни с дистанционным составом, ни с петардами в средней и нижней частях трубки. Ударный механизм взведется и подействует на 'удар'.

Для дистанционной установки применяется особый прибор (De-bouchoir), позволяющий аккуратно и быстро проделывать сквозные отверстия в точно определенном месте колпака, кишки и в теле барабана.

Пламя от капсюля S и заготовки 11 находит себе выход в этом отверстии и зажигает состав в кишке 5, который начинает гореть вверх и вниз от прокола. Распространение пламени вверх от прокола прекращается у глухого конца кишки, а горение состава книзу от прокола воспламеняет петарду в средней части корпуса и вызывает дистанционное действие трубки.

В описанном виде трубки образца 1897 г. весили 255 г, горели около 22 сек., действовали весьма удовлетворительно и были достаточно хорошо закрыты от сырости. При медленно горящем порохе время горения трубки может быть доведено до 31 сек.

Этим объясняется то обстоятельство, что трубки данного типа и до сих пор состоят на службе для орудий калибром от 65 до 155 мм.

Трубки системы Шнейдера резко отличаются от описанных ранее трубок с составом в кишке, навитой на барабан, и относятся к обычному типу дистанционных трубок с дистанционными кольцами.

Устройство их понятно из чертежа (фиг. 33).

При выстреле боек 1 сжимает пружину 2 и воспламеняет капсюль 3. Пламя передается верхней неподвижной дистанционной части 4, застопориваемой оседающим разрезным кольцом 5 для более плотного нажатия на нижнюю часть. Газы выходят наружу по каналам б и 7, - в отличие от принятого в обычных трубках Шнейдера выхода через вышибные окна в дистанционных частях. От нижней дистанционной части пламя передается по каналу 8 в кольцевую пороховую камору 9, пробивает фольговые заделки в коробке ударного механизма 10 и вызывает разрыв снаряда. Ударный механизм состоит из ударника 11, предохранительного колечка 12, разрезанного на четыре части и охваченного пружиной в два оборота. Под ударник подложено свинцовое колечко.

Коробка ударного механизма снизу закрыта втулкой 13, упирающейся в уступ коробки 10, так что части колечка 12 не могут быть зажаты по высоте.

Трубки этого типа изготовлялись с двумя дистанционными частями для 75-мм шрапнелей и имели время горения 33 сек.

С двумя же частями увеличенного диаметра они горели до 45 сек. и применялись для снарядов средних калибров.

Трубки с тремя дистанционными кольцами горели до 1 мин. и применялись для крупных снарядов.

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

14. Австрийские трубки 1893-1899 гг.

Среди австрийских трубок отметим:

1. Латунную трубку м. 93 (фиг. 34), применявшуюся для шрапнелей к 15-см береговым пушкам в 40 калибров. Она имела две дистанционные части и допускала стрельбу до 6100 м. Особенности ее - применение стопина для заготовок и передача огня в камору шрапнели посредством заряда в хвостовой трубке, входящей в свободную от пороха центральную трубку шрапнели.

2. Трубку м. 93-а с надставкой (фиг. 35), представляющую в сущности две соединенные между собой трубки. Такое сложное решение задачи увеличения дальности шрапнельного огня осадных 15-см пушек (с 6500 до 8000 м) австрийцы приняли около 1893 г., когда во Франции и Германии существовали уже более рациональные образцы трубок. Трубка употреблялась лишь при стрельбе на дистанции свыше 6500 м. Обе дистанционные части верхней половины трубки были неподвижны и прогорали до конца. Установка на дистанцию производилась поворотом нижней части в нижней половине трубки. Для передачи огня и для заготовки применялся стопин.

3. Трубка м. 99 (фиг. 36) для 10-см полевых гаубиц с делением до 5600 м была для своего времени заметным шагом вперед. Ее оригинальной особенностью являлся латунный колпак 1, надежно защищавший трубу от сырости и очень легко снимавшийся. Впоследствии такие колпаки были приняты почти ко всем австрийским трубкам; они испытывались перед выпуском на службу патронов (или снарядов) с ввернутыми трубками погружением головки в горячую воду и хорошо выдерживали эту пробу. Трубка изображена в двух видах: к шрапнели (фиг. 36) и для аммоналовых гранат (фиг. 37)- с капсюлем-детонатором в хвостовой части.

15. Английские дистанционные трубки

В Англии в конце прошлого века для шрапнелей к полевым 12-фун. пушкам имелись трубки двойного действия ? 56 м. IV и ? 63 м. I, а для 127-мм пушки - трубка большого размера ? 63 м. II' аналогичная по устройству двум первым. Время горения в покое: первой - 13 сек., второй - 20 сек. и третьей - 30 сек.

осе трубки имели по две дистанционных части. Ввиду одинакового их устройства опишем в главных чертах только трубку ? 63 м. I (фиг. 38).

Верхняя дистанционная часть трубки сцеплена со стеблем и не может вращаться; на ее поверхности нанесены деления. В приливе верхней части находится боковой ударник с жалом, поддерживаемый походной чекой 1 и тонкой проволочкой из красной меди 3, толщиной около 0,5 мм, которая срезается при выстреле. Перед заряжанием походная чека удаляется. При выстреле ударник срезает проволочку 3 и накалывает капсюль 2 своим жалом. Верхняя дистанционная часть трубки горит сообразно установке и передает пламя в нижнюю часть, откуда оно передается в петарду. Ударный механизм сосредоточен в хвосте трубки. Из чертежей видно, что ударник ударного механизма 4 удерживается во время транспортировки тремя предохранителями: центробежным болтом 5, оседающим стопором 6 и шариком 7. Центробежный болт снабжен пружинкой 8 и своим более тонким концом упирается в конец паза в стебле трубки. Он может взвестись от центробежной силы только при выстреле.

Оседающий стопор подвешен на двух чеках: походной 9, которая вынимается при заряжании, и срезаемой проволочке 10. После оседания стопора при выстреле шарик 7 от центробежной силы переместится в сторону и освободит дорогу ударнику 4, в котором центробежный болт примет в это время боевое положение. От набегания жала на капсюль во время полета предохраняют две парных пружинки 11. В донной втулке помещена пороховая петарда. Выход газов наружу - через вышибные окна в каждой части.

Трубки действовали недостаточно однообразно и давали повышенный процент отказов при стрельбе на удар, вероятно, вследствие излишней сложности ударного механизма.

16. Русская 22-сек. трубка двойного действия

В начале 90-х годов при введении бездымного пороха был выработан улучшенный образец 3,42-дюйм. (87-мм) полевой пушки с поршневым затвором и упругим сошником. Орудие было рассчитано для стрельбы бездымным порохом и наименовано образцом 1895 г. К нему была принята стальная шрапнель с 12-сек. трубкой двойного действия образца 1891 г. Разработка мелинитовой фугасной гранаты не была доведена до конца. При сохранении прежнего калибра можно было на первое время воспользоваться огромными запасами снарядов и трубок к орудиям образца 1877 г.

Однако детальные сведения о новой полевой артиллерии иностранных государств показали, что орудия образца 1895 г. уже устарели.

С 1898 г. при содействии иностранных (главным образом французских) заводов была выработана 3-дюйм. (76,2-мм) полевая скорострельная пушка образца 1900 г. и к ней стальная шрапнель с 22-сек. трубкой двойного действия. От разработки фугасной гранаты отказались вследствие неудач при опытах с подобными снарядами других калибров.

22-сек. трубка (см. фиг. 78 на стр. 91) для русских 3-дюйм. шрапнелей имела две дистанционные части, из которых верхняя была неподвижно скреплена с корпусом, а нижняя вращалась для установки на дистанцию и была снабжена накаткой в соответствий с делениями прицела (до 130 делений). Досягаемость дистанционного действия-5100 м. Все крупные части, включая и головку, были изготовлены из алюминия, и поэтому трубка весила всего около 350 г. В дистанционные части были запрессованы латунные кольца квадратного сечения с перемычкой, и уже в них прессовался обыкновенный трубочный порох. Установка производилась только с помощью ключа, что давало возможность плотно поджать части при сборке и уменьшало рассеивание. Приданная установка закреплялась зажимным кольцом, оседавшим при выстреле в силу инерции ко дну снаряда. Ударный механизм еще не имел предохранительной пружины.

Оба капсюля были выработаны вновь, но снаряжены прежним прусским ударным составом. Газы выходили под грибок, причем выходные концы каналов были направлены против вращения снаряда. Напор встречного воздуха повышал давление внутри трубки и время горения ее на полете равнялось только 17 сек., в то время как в покое трубка горела 22 сек. Это значительно сокращало досягаемость дистанционной стрельбы. Но так как полученная дальность (5100 м) считалась достаточной, а при ином выходе газов замечались затухания трубки при скоростях около 600 м/сек, то дальнейшей проработки вопроса о повышении времени горения трубки на полете не производилось.

Для защиты от сырости трубка была снабжена оловянным колпаком, край которого закатывался в желобок на окружности тарели. Срывание колпака производилось с помощью жгута, сплетенного из красной медной проволоки; один конец жгута был продет сквозь отверстие в тарели, а на другом конце имелась петля, накинутая на верхнюю чаять колпака и удерживаемая тесьмой, приклеенной к колпаку лаком. Вход проволочного жгутика в тарель обмазывался восковым сплавом, но все же здесь было облегчено проникание влаги под колпак.

Ради простоты снабжения картечь у 3-дюйм. пушек была отменена, и вместе нее применялись шрапнели с 22-сек. трубками. Последние поэтому выпускались с завода установленными 'на картечь' и давали разрывы в 60-80 м от дула. В дальнейшем в конструкцию трубки был внесен целый ряд изменений.

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

ГЛАВА III

ПРИМЕНЕНИЕ ВЗРЫВЧАТЫХ ВЕЩЕСТВ ДЛЯ СНАРЯЖЕНИЯ АРТИЛЛЕРИЙСКИХ СНАРЯДОВ И РАЗВИТИЕ УСТРОЙСТВА

ВЗРЫВАТЕЛЕЙ

После русско-турецкой войны 1877-1878 гг. во всех европейских государствах были предприняты опыты по созданию новой артиллерии и по снаряжению взрывчатыми веществами артиллерийских снарядов.

Остановимся вкратце на описании этих работ, так как они тесно связаны с разработкой новых типов взрывателей.

17. Работы французской артиллерии

Во Франции после исследований детонации пикриновой кислоты, произведенных в 1885-1887 гг. Тюрпеном (I. Challeat, Histoire technique de l'Artillerie de terre en Prance pendant un siecle (1816-1919), 1935), это вещество было изучено артиллеристами и в 1886 г. под названием 'мелинит' принято для снаряжения французских снарядов. Для взрыва литого мелинита применили сильный капсюль-детонатор с гремучей ртутью и промежуточный заряд из прессованной порошкообразной пикриновой кислоты.

Вначале пытались применять мелинит для прежних чугунных снарядов, но после нескольких разрывов орудий, вызванных разбитием таких снарядов при выстреле, перешли к стальным снарядам как более прочным и емким.

В 90-х годах почти все французские снаряды штамповались из стали и, чтобы устранить образование пикратов железа, более чувствительных к удару, чем пикриновая кислота, покрывались внутри полудой и лаком. Благодаря высоким качествам стали гранаты делались тонкостенными и вмещали до 30% взрывчатого вещества.

До 1892 г. для заливки снарядов применялся мелинит 0 (ordinaire), состоящий из пикриновой кислоты с естественной примесью 2-3% тринитрокрезола.

Было замечено, что эти два вещества образуют твердый раствор и при всяком соотношении дают сплав, при определенной температуре переходящий в тестообразное состояние. При дальнейшем нагреве сплав становится полужидким, а затем постепенно расплавляется. При застывании он приобретает такое мелкокристаллическое строение, что массу разрывного заряда можно считать почти, аморфной.

На этом свойстве был основан способ снаряжения, выработанный около 1892 г. в L'Ecole Centrale de Pyrotechnie Militaire в Бурже, где разрабатывались новые снаряды и взрыватели. Был выбран сплав 60% тринитрокрезола и 40% пикриновой кислоты, который становится пластичным около 60њ; этот сплав был назван крезилитом.

Стальные корпуса снарядов со сплошными доньями наполнялись крезилитом при помощи деревянного набойника и колотушки. Наполненный снаряд снабжали временной латунной втулкой и подогревали в сушильне до 60њ. Затем сделавшееся пластичным взрывчатое вещество прессовали на гидравлическом прессе.

Прессование производилось следующим образом.

Отполированный стальной пуансон входил в снаряд через латунную втулку, образуя в заряде глубокий канал. Затем этот канал заполняли крезилитом и вновь подвергали заряд прессованию. Чтобы устранить трение между латунной втулкой и пуансоном, на втулку накладывали тоненький листик парафина.

От последнего прессования в массе заряда оставался канал длиной немного более запального стакана.

Чтобы крезилит окреп, снарядам давали остыть, после чего всыпали немного порошкообразного крезилита, уколачивали последний деревянным набойником и колотушкой и высверливали латунным сверлом гнездо для детонатора.

Удалив латунную втулку и очистив очко, лакировали свободную поверхность заряда и ввинчивали запальный стакан, а в последний - трубку 24/31 с капсюлем из гремучей ртути.

Плотность заряда - около 1,65; раковин, трещин и пузырей не замечалось.

Некоторые французские заводы заливали снаряды расплавленным крезилитом в полужидком состоянии.

Интересно отметить, что в 1905 г. проф. А. В. Сапожников предлагал организовать у нас заливку снарядов полужидким сплавом тринитрокрезола с пикриновой кислотой, отлично заполнявшим снаряд и имевшим почти аморфную структуру. Сплав не нашел применения лишь вследствие перехода в 1906 г. к снаряжению снарядов тротилом.

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

18. Взрыватель 24/31 м. 1899-1908 гг.

Описанная выше граната была принята к 75-мм полевой скорострельной пушке образца 1897 г. В полном снаряжении она весила 5,315 кг и содержала 830 г крезилита. Головной взрыватель к ней состоял из запального стакана с детонатором и трубки 24/31 м. 1899/1908 (фиг. 39).

Запальный стакан состоял из головки а, собственно стакана и промежуточной гильзы с наперстком в. В запальный стакан впрессовывалось 25 г порошкообразного мелинита D (Detonateur - чистая пикриновая кислота для детонаторов).

Ударная трубка 24/31, дожившая до мировой войны, имела следующее устройство.

В латунном корпусе 1 собран ударный механизм, состоящий из ударника 6, оседающей гильзочки 8, втулочки 4, жала 7, пружины 9 и предохранительной гильзы 10. Жало 7-плоское, вдвинуто сверху в прорезь втулочки 4. В верхнюю; часть коробки ввинчена стальная крышка 3 с предохранительным механизмом; он состоит из предохранителя 17, оседающей втулки 18, с гильзой 19, в которой вырублены лапки 12, и сильной стальной пружины 20. Гильза 19 путем закатки краев наглухо соединена со втулкой 18.

Разрезанный надвое хвост предохранителя 17 проходит сквозь втулку 4, охватывает жало 7 и упирается на верхнюю часть ударника 6, удерживая его до выстрела. Предохранительная гильза 10 упирается лапками в нижнюю закраину ударника 6 удерживает его до тех пор, пока лапки не будут отодвинуты наружу гильзочкой 8 при оседании ее в момент выстрела.

Гильзочка 8 тоже имеет прорезные лапки, обращенные кверху и предназначенные для сцепления с верхний фланцем ударника 6.

Легкая спиральная пружина 9 опирается на верхний фланец ударника и не позволяет гильзочке 8 осесть до выстрела вниз.

В верхней части ударника находится капсюль 16, в канале -4 пороховая заготовка, а в нижней части сделана винтовая нарезка. Такая же нарезка сделана вверх ней части втулочки 5. В нарезки этих двух частей, подобно винту ввинчена спиральная пружинка 14, играющая роль контрпредохранителя (для устранения отпрыгивания ударника). В нижнюю часть втулки 5 запрессован пороховой замедлитель 13. Пороховой цилиндрик в латунном наперстке 11 усиливал пламя при передаче от замедлителя капсюлю-детонатору 15. Время горения замедлителя при стрельбе - около 0,05 сек.

Гремучая ртуть (2 г) запрессована в медную оболочку и прикрыта верхней гильзой. Оболочка и гильза неподвижно связаны меж собой посредством закатки. Капсюль-детонатор помещается в латунном напёрстке 2, навинченном на хвост коробки.

Трубка действует следующим образом.

В момент выстрела взводятся ударный и предохранительный механизмы. Втулка 18 оседает, сжимая пружину 20, а гильза 19 зацепляет своими лапками заготовку предохранителя 17. Так как пружина 20 опирается на фланец предохранителя, то части 17, 18, 19 и 20 окажутся сцепленными и стремящимися лишь продвинуться вперед ввиду сопротивления, оказываемого воздухом снаряду.

Гильзочка 8 также осядет вниз, сожмет пружину 9, отведет своим нижним концом лапки гильзы 10, освободив от них ударник 6, а сама сцепится с верхним фланцем ударника. Пружина 9 останется сжатой. Теперь только пружина 14 будет удерживать ударник и все соединенные с ним части от надвигания на жало 7. При встрече с преградой ударный механизм двинется вперед и вызовет действие снаряда.

Верхний предохранительный механизм (детали 3, 17, 18, 19 и 20) был введен только в 1908 г. Взрыватель получил марку 1899/08. Он применялся французами и союзниками до конца мировой войны и до сих пор еще состоит в боекомплектах нескольких государств.

Впоследствии к тому же запальному стакану были пригнаны разнообразные трубки, описанные ниже. Все эти образцы не имели предохранительных приспособлений для защиты от взрывов неисправных капсюлей при выстреле.

19. Французские морские взрыватели

Замечательно, что глубокая проработка конструкции взрывателей и снарядов к полевым пушкам, сохранившая ценность в течение 40 лет, не отразилась на взрывателях и снарядах французского флота.

Бронебойные и фугасные снаряды французской морской артиллерии заливались мелинитом, но для взрыва последнего применялась шашка из черного пороха весом от 3 до 6 г, спрессованная с каналом по оси под давлением от 500 до 1000 кг/см2. Снаряды снабжались донными ударными трубками с обыкновенными капсюлями-воспламенителями (фиг. 40).

Начиная с 1904 г., фирма Шнейдер предлагала французскому флоту донные взрыватели с капсюлями с гремучей ртутью и с детонатором из прессованной пикриновой кислоты (фиг. 41). Но до мировой войны во флоте состояли бронебойные и полубронебойные снаряды с обыкновенными трубками Шнейдера и пороховыми петардами для воспламенения литого мелинита. О действии этих снарядов сведений почти не имеется.

Трубки Шнейдера в окончательном виде (1913 г.) изображены на фиг. 42. В зависимости от калибра снарядов они несколько различались по устройству. Трубка 32/44 для 30-см дальнобойных орудий с малыми осевыми и центробежными усилиями при выстреле имела более сложные предохранители, устройство которых видно на чертеже (фиг. 43). Она была снабжена двумя поперечными стопорами 1, стянутыми наружной кольцевой пружиной а, которые служили только для предохранения при перевозке и удалялись при ввинчивании трубки в дно снаряда.

20. Появление тротила во Франции

Начиная с 1895 г., подполковник французской артиллерии д-р Келер неоднократно обращал внимание военного ведомства на ценные свойства тринитротолуола как вещества для снаряжения снарядов. В 1900- 1903 гг. им было приготовлено для широких опытов по снаряжению снарядов около 7500 кг этого вещества. Несмотря на блестящие результаты всех опытов и стрельб, тринитротолуол 'ввиду экономических условий' и опасения, что толуол не удастся получать во Франции в достаточных количествах, не был принят.

В 1906 г. французским военным министерством были получены сведения об испытываемом в Германии в широких размерах взрывчатом веществе под названием тротил и небольшой образчик этого вещества.

Изучение образчика показало, что он представляет собой очень чистый тринитротолуол с температурой плавления 81,2њ С.

В своей записке д-р Келлер напоминал о прежних своих работах и указывал, что в исторической части германского документа обращает на себя внимание чрезвычайное сходство сведений об этом веществе, периодически появляющихся в Германии, с теми исследованиями, которые он выполнял в своей лаборатории и о которых подал несколько записок.

В заключение д-р Келлер вновь настаивал на допущении на службу тринитротолуола наряду с крезилитом хотя бы теперь, когда он, может быть, уже принят в Германии, но до 1911-1912 гг. это вещество не получило применения во Франции. С 1911-1912 гг. производство тротила было поставлено на казенных французских заводах, и он был введен на вооружение наравне с крезилитом.

Конструкции снарядов и взрывателей особых изменений при этом не получили.

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

21. Работы германской артиллерии

Германская артиллерия разработала снаряжение 21-см. мортирных бомб образца 1883 г. прессованными шашками (плотность около 1,2) из пироксилина влажностью около 18%. Шашки аккуратно укладывались в стальной снаряд со сплошным дном, а промежутки между ними заливались парафином. Затем в снаряд ввертывалась массивная головка с очком для взрывателя.

Головная трубка образца 1882 г. (фиг. 44) имела весьма простое устройство, сходное с русскими трубками для 57-мм гранат; она ввинчивалась в длинный запальный стакан, снабженный пороховым замедлителем и детонатором из сухого пироксилина с капсюлем с гремучей ртутью.

Снаряженные таким образом снаряды дали благоприятные результаты, но это, однако, не остановило дальнейших изысканий,

В напряженной политической обстановке 80-х годов сведения о французских мелинитовых снарядах образца 1886 г. были получены из Германии уже в 1887 г.

Литая пикриновая кислота обладает большим удельным весом (не менее 1,65) и не разлагается при хранении. Поэтому снаряжение ею снарядов значительно выгоднее, чем пироксилином. Немцы занялись снаряжением снарядов пикриновой кислотой. Сначала они пытались заливать ее в медные футляры, но после изучения свойств пикратов остановились на плотных футлярах из папки.

В 1888 г. чистая пикриновая кислота была введена для снаряжения германских снарядов и для надобностей инженерных войск под названием Granatfullung 88. При снаряжении снарядов крупных калибров она заливалась в прочные папковые футляры, хорошо залакированные снаружи и внутри; футляры вкладывались в снаряды. Для малых калибров употреблялась прессованная пикриновая кислота также в папковых футлярах. Этот способ позволяет вести снаряжение независимо от готовности снарядов и ускоряет снабжение армии, но зато при нем не существует связи между стенками снаряда и зарядом, и вес разрывного заряда меньше, чем при заливке вещества непосредственно в камору снаряда.

Такой способ снаряжения удержался в Германии до начала 1 мировой войны.

Пироксилиновые снаряды, а также описанные выше детонаторы (см. фиг. 44) подверглись переснаряжению пикриновой кислотой.

Образец переснаряженного 21-см снаряда показан на фиг. 45, .а разрывной заряд к нему - на фиг. 46.

22. Взрыватели предохранительного типа

Таким образом к 1888 г. две первоклассные армии приняли снаряжение артиллерийских снарядов пикриновой кислотой и снабдили их взрывателями, состоящими из ударной трубки с капсюлем-воспламенителем, сильного капсюля с гремучей ртутью и детонатора, спрессованного из пикриновой кислоты. Последнее вещество оказалось достаточно стойким и хорошо выдерживало возникающие при выстреле напряжения, но требовало надежных и прочных оболочек снарядов. С производством снарядов справились в то время довольно успешно. Гораздо труднее оказалось наладить производство высококачественных капсюлей и трубочных механизмов. Выше было отмечено, что и пороховые снаряды давали иногда преждевременные взрывы в орудии или перед дулом, обыкновенно не опасные для стреляющей батареи. При новых же снарядах преждевременный взрыв в канале непременно уничтожал орудие и людей; разрыв перед дулом благодаря большой начальной скорости осколков поражал прислугу нескольких орудий.

Во избежание таких катастроф (имевших место как во Франции, так и в Германии) оба государства приняли серьезные меры, увенчавшиеся полным успехом. Французы пошли по пути уточнения технологических процессов производства капсюлей и трубочных механизмов, а немцы, обратив должное внимание на изготовления и сборку деталей, начали работать над конструкциями взрывателей предохранительного типа, при которых преждевременные взрыва были бы невозможны даже при неисправных капсюлях.

Первой такой системой был взрыватель образца 1896 г. ('Gr. Z. 96'-Granat Zunder 96) для фугасных снарядов калибром от 10-см и выше (фиг. 47).

В этом взрывателе капсюль 1 с гремучей ртутью находится в момент выстрела в холостой каморе, образуемой стенками и дном стальной направляющей гильзы 2, и самопроизвольно вызвать взрыва не может. Лишь после выгорания порохового предохранителя 1 длинный шток 3 может при падении снаряда переместиться вперяд и наколоть малый капсюль б на жало 5. При этом капсюль 1 выйдя из холостой каморы и станет против окна 7, просверленного в боковой стенке гильзы 2 и заполненного столбиком пикриновой кислоты. Детонация капсюля 2, вызываемая воспламенением капсюля 6, передается упомянутому столбику и всему детонатору 8 из пикриновой кислоты в запальном стакане 9, а затем и всему разрывному заряду.

Пороховой предохранитель 4 представляет собой шашку из весьма сильно спрессованного черного пороха (плотность 1,9), для воспламенения которого служит капсюль 10, находящийся в вещ нем ударнике 11. Предохранитель опирается непосредственно на головку цилиндра 17, а сверху прикрывается втулочкой 12 с жалом 15, пружинным предохранителем 14 и четырьмя затравочным отверстиями 13 с пороховой заготовкой. Во время перевозки ударник удерживался на месте двойной чекой с кольцом 16, которую удаляют перед заряжанием.

Газы от сгорания предохранителя выходят через затравочные отверстия 13 и чековые каналы.

Предохранительный цилиндр 17, препятствующий перемещении штока 3, удерживается от перемещения относительно жала 5 двум винтиками с тонкими остриями 18, которые при падении снаряда под напором цилиндра 17 и штока 3 обламываются

Часть взрывателей этой системы снабжалась пороховым замедлителем перед капсюлем 1.

Размеры и вес взрывателя не позволяли принять его к 77-мм полевым гранатам 1896 г.; кроме того, по тактическим соображяниям, считалось нужным снабдить эти гранаты трубками двойного действия.

Поэтому для гранат приняли иную предохранительную меру. Было установлено, что разрывной заряд в 250 г пикриновой кислоты при действии в момент выстрела в канале орудия создает совместно с боевым зарядом такое давление, что его не может выдержать наилучшая орудийная сталь, и орудие разрывается на куски. При заряде в 225 г получаются лишь сильное раздутие ствола и трещины. При заряде же в 205 г, если взрыв снаряда происходит в дульной части, отмечалось лишь раздутие ствола величиной около 1 мм. по диаметру. По-видимому, эти соображения заставили остановиться для полевых 11-мм гранат 1896 г. на заряде всего в 205 г пикриновой кислоты.

Несмотря на тщательность приготовления германских трубок случаи порчи орудий в первое время фабрикации этих снарядов были частыми, так как трубки двойного действия содержали два малых и один большой капсюль, что увеличивало вероятность преждевременного взрыва. Быть может, по этой причине часть зарядов была заменена дымным составом (40 г), так что вес пикриновой кислоты в гранате уменьшился до 165 г.

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

23. Дистанционный взрыватель 1896 г.

Головная алюминиевая трубка двойного действия образца 1896 г. Dopp. Z. 96 (см. фиг. 30 на стр. 31) с запальным стаканом и детонатором имела две дистанционные части с делениями до 5000 м. и с выходом газов наружу через вышибное окно.

Введение запального стакана с детонатором позволило применять эту трубку как для гранат, так и для шрапнелей полевой пушки образца 1896 г.

При дистанционном действии пламя от нижней дистанционной части трубки через отверстие в шайбе передается в наполненный порохом кольцевой желобок в стебле трубки, а оттуда по продольным каналам в запальный стакан.

При установке 'на удар' взрыватель действовал даже по легким закрытиям и щитам, а при дистанционном действии граната давала около 200 осколков весом свыше 5 г с углом разлета 114-120њ. Эта 'бризантная стрельба' требовала очень тонкой пристрелки, но зато позволяла поразить противника в окопах; кроме того, моральный эффект от бризантного разрыва был много сильнее, чем от шрапнельного.

В период 1888-1902 гг. германская артиллерия постепенно снабдила все свои орудия снарядами с пикриновой кислотой.

24. Тринитротолуол и зарождение 'универсальных' снарядов в Германии

Как взрывчатым веществом, тринитротолуолом начали интересоваться в Германии с 1887 г. С 1900 г. его производство было налажено в небольших размерах на частных заводах. Это вещество вначале предназначалось для введения в состав взрывчатых веществ для горных работ. В 1902 г. он был принят на вооружение армии в качестве замены пикриновой кислоты в разрывных зарядах под названием 'Fp. 02' (Fullpulver 02).

Из приведенных дат видно, что немцы уже давно испытывали тринитротолуол, первые установили его валовую фабрикацию, но, несомненно, использовали и сведения о французских работах.

С введением на вооружение тринитротолуола способы снаряжения остались прежними. Взрыватель 1896 г. был заменен взрывателем Gr. Z. 04 с двойной установкой и с пороховыми предохранителями, которым мы в свое время займемся.

В 1904 г. появилась статья германского генерала Рихтера о заполнении промежутков между пулями в шрапнелях таким взрывчатым веществом, которое не вступало бы в соединение с металлами, обладая в то же время достаточной стойкостью при стрельбе. Трубке генерал Рихтер предлагал придать такое устройство, чтобы при установке 'на удар' взрывчатое вещество детонировало, раздробляя корпус, а при дистанционном действии играло роль дымного состава, почти не влияя на разлет пуль.

Это предложение положило начало разработке 'универсальных' снарядов.

25. Принятые в Австрии взрывчатые вещества и взрыватели

В Австрии для артиллерийских снарядов нашли применение три взрывчатых вещества.

Экразит, введенный около 1887 г. и представляющий, по работам автора, сплав пикриновой кислоты с 2-3% тринитротолуола, при подогревании до 95њ переходил в тестообразное состояние и в таком виде затрамбовывался в пушечные и мортирные снаряды осадной артиллерии, а также и в бомбы к береговым мортирам. Плотность его в снарядах - 1,45.Единственным преимуществом экразита считалось равномерное заполнение снаряда - без раковин и пустот; однако этого же можно достигнуть и правильной заливкой снарядов пикриновой кислотой.

Донные и головные взрыватели снарядов, снаряженных этим веществом имели простое устройство без особых предохранительных приспособлений. Взрыв производился посредством капсюля с гремучей ртутью и передаточного заряда из прессованной пикриновой кислоты.

Один из таких взрывателей (Granat Zunder м. 6) для 12-см фугасных снарядов изображен на фиг. 48.

Впоследствии для снарядов полевых гаубиц образца 1899 г и полевых пушек образца 1905 г. был введен аммонал (72% аммиачной селитры, 4,5% бурого древесного угля и 23,5% металлического алюминия в виде тончайшего порошка).

Детонация достигалась при помощи капсюля с гремучей ртутью и детонатора из пикриновой кислоты.

На фиг. 49 приводится в качестве примера верхняя часть аммоналового снаряда с трубкой к 8-см полевой пушке.

При снаряжении снарядов к береговым и морским пушкам стремились избежать капсюлей-детонаторов и выбрать наиболее безопасное для стрельбы вещество, жертвуя даже бризантностью действия.

Таким веществом оказался динаммон (95,5% аммиачной селитры и 4,5% бурого, особо приготовленного, древесного угля). Смесь эта значительно уступала в действии препаратам пикриновой кислоты, но зато позволила принять простейший способ снаряжения и оказалась совершенно безопасной для стрельбы.

Из этой тщательно высушенной смеси прессовали шашки плотностью 1,4--1,5 по форме каморы снаряда и с каналом по оси. Собранный из шашек разрывной заряд плотно обертывали парафинированной бумагой, а в образующийся при сборке центральный канал вкладывали воспламенитель из черного ружейного пороха в фуляровом мешочке. Заряд вкладывали в цинковый футляр с отъемным дном, помещали между дном и зарядом фибровые кольца для заполнения зазоров и запаивали дно; готовый заряд вкладывали в бомбу, заполняли зазоры фибровыми кольцами и завинчивали дно.

Применяемая для снарядов с динаммоном трубка м. 96 (фиг. 50) имела очень простое устройство, малые размеры и была снабжена пороховой петардой, достаточно сильной, чтобы пробить тонкое дно цинкового футляра и воспламенить черный порох в центральном канале заряда.

Все вышеописанные снаряды и взрыватели применялись во время мировой войны, но сведений об их действии не появилось.

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

26. Английские снаряды и взрыватели до 1899 г.

В Англии с середины 80-х годов тоже начали изучать пикриновую кислоту, приняли ее на вооружение под именем 'лиддита', но применили следующий своеобразный способ ее взрывания.

По оси остывшего в бомбе лиддита оставляли цилиндрический канал (фиг. 51) и вкладывали в него детонатор в виде находящегося в картонной гильзе батистового мешочка с мелко растертой смесью из 57% калиевой селитры и 43% пикрата аммония.

Для воспламенения употреблялись головные трубки с сильной петардой из черного ружейного пороха. Одна из таких трубок, сохранившаяся на службе до мировой войны, изображена на фиг. 52.

Внутри латунного корпуса 1 на стальной чеке 3 подвешен боек, 4; верхняя часть бойка охвачена втулочкой 5 с отдельной крышечкой. Чека 3 рассчитана так, что при выстреле она не может быть срезана силой инерции ударника. При перевозке головная часть взрывателя защищена предохранительной крышкой 6, снимаемой перед самым заряжанием орудия.

При падении снаряда сопротивление преграды заставляет ударник 4 срезать чеку 3 и разбить капсюль 2, что приводит к воспламенению петарды 7 из черного пороха и зажиганию детонирующей смеси.

При таком способе взрывания лиддитные снаряды почти никогда, не давали полной детонации; в большинстве случаев они давали неполные взрывы с выделением желтого дыма. Но зато это позволило англичанам избегнуть капсюлей с гремучей ртутью, которые они считали опасными для стрельбы.

Бронебойные и стальные снаряды снаряжались в Англии смесью крупнозернистого черного пороха Pebble (Pebble (галька) - порох с зернами неправильной формы величиной около 12-15 мм) и такого же мелкого пороха и снабжались донными трубками с пороховыми петардами и предохранителем, взводящимся непосредственно от давления пороховых газов в орудии. Для крупных бронебойных снарядов употреблялась большая донная трубка ? 11 м. V (фиг. 53).

В бронзовом корпусе 1 расположен стальной продольный болт 2 с шейкой на переднем конце; он прикрыт втулочкой 6 с четырьмя отверстиями и охвачен движком 3, удерживающим ударник 7 во время перевозки. Головка болта шире, чем вырез в движке 3. Вторым предохранителем ударника служит грибок 4, упирающийся головкой в тело движка. Хвост грибка входит в гнездо в корпусе и также удерживает ударник на месте.

При выстреле газы боевого заряда продавливают болт 2 вперед До упора в уступ корпуса. Болт становится против движка 3 своей утоньшенной шейкой и позволяет движку отодвинуться по радиусу, под действием центробежной силы. За движком перемещается и грибок 4. Таким образом оба предохранителя освобождают ударник. Однако путь пламени от капсюля 5 к пороховой петарде 16 еще закрыт закраиной на нижнем конце ударника и шариком 13. Нужной чтобы задвижка 12 под действием центробежной силы переместилась по радиусу, сжимая свою пружинку. На полете снаряда, когда ударник под действием сопротивления воздуха несколько сдвинется; вперед, шарик 13 займет место задвижки 12 и откроет канал 14. При встрече с целью ударник двинется вперед и сожмет пружину 8, предохранявшую его на полете от набегания, стопор 11 войдет в поперечный канал корпуса и устранит обратное движение ударника.

Пламя от капсюля 5, наколовшегося на жало, пройдет по осевому каналу ударника в канал 14, зажжет пороховые столбики 15, проникнет к пороховой петарде 16 в круговом желобке под крышкой 9< и через выходные отверстия 10 достигнет разрывного заряда. Переход пламени по этим каналам вызывает небольшое замедление, улучшающее действие пороховых снарядов по бронированным судами

Для снарядов средних калибров применялись более простые донные трубки ? 11 м. IV и ? 15 м. II без замедления. Эти трубки; изображены на фиг. 54 и 55 (обозначения на обеих фигурах одинаковые). Ударник 1 удерживался только движком 2 с продольным узким каналом, отвечающим размеру болта 3. Головка болта входила в расширенную часть канала и удерживала движок. Шляпка болта изготовлялась из красной меди. До выстрела хвост движка входил в корпус трубки и надежно удерживал ударник на месте.

При выстреле пороховые газы продавливали шляпку болта, так что головка его выходила из расширенной части канала, движок перемещался по радиусу, сжимая пружинку 4, и ударник становился свободным. При наколе жалом капсюля 5 воспламенялась пороховая петарда 6, и происходил взрыв снаряда.

Несколько образцов таких трубок под последовательными номерами и марками указывали, что англичане много раз видоизменяли подробности устройства трубок, сохраняя, однако, принцип их устройства неизменным (сминающийся под действием выстрела предохранитель и поперечный движок).

27. Трубки и взрыватели в англо-бурскую войну

Англо-бурская война имела целью уничтожение двух слабых голландских республик, захват золотых и алмазных копей и создание непрерывного массива английских владений от Капа до Каира.

Со стороны буров война велась крестьянскими ополчениями (всего не свыше 20 000 чел.), почти не имевшими артиллерии, но вооруженными 7-мм винтовками Маузера и прекрасно ими владевшими в пределах дальнего охотничьего выстрела, т. е. не далее 1000 м. Меткая стрельба и уменье примениться к местности доставили бурам несколько побед над английской армией, однако отсутствие артиллерии и пулеметов,. а также малочисленность и неорганизованность ополчений не позволили им использовать достигнутые успехи.

Англичане имели в своем распоряжении достаточное количество пулеметов, артиллерии разных калибров, военную организацию, мощную промышленность и богатые средства транспорта и связи. Поэтому военный разгром буров был обеспечен. Однако их покорение дорого досталось Англии. Англо-бурская война указала на крупные несовершенства в вооружении и в военной организации Англии, в частности, дистанционные трубки оказались устарелыми и работали неудовлетворительно. Поэтому обстрел бурских позиций шрапнелью даже на дистанции около 2 км не был действительным. Фугасные лиддитовые снаряды к дальнобойным морским пушкам калибром около 12 см (положенным на колесные лафеты) были снабжены ударными трубками 'прямого действия' (см. фиг. 52) и детонаторами из смеси пикрата аммония и калиевой селитры. Трубки имели малую чувствительность и давали много отказов, а неудовлетворительные детонаторы - 100% неполных взрывов. Осколочное и фугасное действия этих снарядов далеко не соответствовали их баллистической мощности и явно требовали улучшения.

Уже во время войны германские заводы Эргардта поставили англичанам несколько батарей 75-мм полевых пушек с откатом по оси и с более современными трубками и шрапнелями. По окончании же войны английская артиллерия была перевооружена новой 3,3-дюйм. (83,8-мм) пушкой. Эта пушка получила шрапнель весом 8,18 кг с 327 пулями по 11 г, с зарядом в 71 г пороха и с 22-сек. трубкой двойного действия, конструкция которой была разработана заводами Круппа на основании опыта бурской войны. Трубка обеспечивала дальность действительного шрапнельного огня до 5000 м и допускала точность установки до 0,2 сек.

Фугасного снаряда, несмотря на настойчивые требования многих артиллеристов, новая пушка не получила. Причиной этому было отсутствие безопасного взрывателя и прочных основ для проектирования таких снарядов.

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

28. Трубки Круппа

Трубка Круппа (фиг. 56) имела два дистанционных кольца, из которых верхнее неподвижно закреплялось на стебле двумя продольными шпильками, а нижнее имело шкалу с делениями до 22 сек. Продукты горения выходили наружу через вышибные окна в дистанционных частях. Дистанционный ударник опирался на латунный предохранитель с четырьмя лапками, взводящийся только при стрельбе из пушек и потому надежный при перевозке. Дистанционные части были туго поджаты головкой и не допускали ручной

установки. Капсюли, кроме ударного состава, заключали пороховую лепешку; этим достигалось уменьшение веса чувствительного состава без ослабления пламени. Обычный крупповский ударный механизм был заключен в стальной стаканчик, прочность которого обеспечивала ударное действие трубок. Введение стаканчика вызывалось тем, что при данной системе весь ударный механизм выступал из тела шрапнели. В нижней части хвоста были помещены пороховая петарда и латунная донная втулка. Корпус, дистанционные части и головка были изготовлены из алюминиевого сплава, а части ударного механизма - из латуни.

Действовали трубки весьма удовлетворительно.

Эти трубки были приняты ко всем полевым пушкам, и производство их было налажено инженерами завода Круппа на нескольких английских заводах.

К началу мировой войны была введена на службу трубка двойного действия ? 82 с двумя дистанционными частями и временем горения в 40 сек., предназначенная для шрапнелей к 45-лин. английским гаубицам. Трубка эта, изображенная на фиг. 57, имела следующее, довольно оригинальное, устройство.

В верхней части алюминиевого стебля 1 просверлено два поперечных канала 2 и 3, в которые вставлены латунные трубки для дистанционного ударника 4 и три стопорных болта 5 с пружинами; кроме, того, просверлены: продольный канал для стопора 6, подвешенного на чеке 7, и канал для разводной чеки 8. Соответственный каналы просверлены и в верхнем дистанционном кольце 9.

Не останавливаясь на описании ясных из чертежа подробностей отметим, что ударник 10 ударного механизма удерживается до выстрела тремя центробежными стопорами 11 с пружинами и чекой 12 Ударник имеет три продольных паза и три гнезда, соответственна расположению стопоров; кроме того, в нем сделан узкий продольный паз, в который входит шпонка, удерживающая его от вращения. Верхняя дистанционная часть 9 удерживается от вращения двумя шпильками, а сверху прижимается головкой 13.

Перед выстрелом в зависимости от того, нужно ли получить только дистанционное или двойное действие трубки, выдергивают или одну чеку 8 или обе 8 и 12 и устанавливают ключом нижнюю дистанционную часть против соответственного деления на стебле.

При выстреле стопор 6 обрывает чеку 7 и освобождает смежный с ним центробежный стопор, который отходит в сторону, сжимая свою пружину и освобождая тем два другим стопора 5. Последние под действием центробежной силы тоже разбегаются в стороны, освобождая дистанционный ударник 4, который центробежной же силой надвигается на жало 14 и накалывает на него свой капеюль-воспламенитель 15. Состав дистанционных частей прогорает обычным порядком, и пламя от них передается по соединительному каналу 16 в нижнюю петарду. В то же время под действием центробежной силы стопоры 11 освобождают ударник 10, и он удерживается от набегания на жало лишь предохранительной пружиной. При па дении снаряда на землю происходит накол ударного капсюля.

Вес трубки около 526 г, время горения- 40 сек., цена деления - 1/5 сек. - Предохранительного колпака у трубки нет. Все пазы и отверстия, через которые воздух может проникнуть внутрь трубки, промазаны водоупорной мастикой. Дистанционный механизм имеет устройство, усложненное без особой необходимости, но ударный механизм целесообразен. Трубки работали довольно исправно.

29. Боеприпасы применявшиеся в 1900 г. в Китае

Еще во время бурской войны произошло народное восстание в Китае (в 1900 г.) Против плохо обученных китайских войск и; примкнувших к ним народных ополчений действовали соединенные силы английских, русских, французских, германских, японских и американских отрядов. В боях у Тянь-Цзина впервые проявилось превосходное действие снарядов (фиг. 58) к 15-см тяжелым полевым гаубицам, снаряженных пикриновой кислотой в папковых футлярах и снабженных взрывателями Gr. Z. 96.

Русская артиллерия имела новую материальную часть 76-мм полевой пушки образца 1900 г. и новые шрапнели с 22-сек. трубками. Эти трубки, изготовленные Санкт-Петербургским трубочным заводом и собранные под наблюдением автора системы капитана Комарова, работали вполне удовлетворительно даже после продолжительного похода и кратковременного замачивания унитарных патронов при переходах батарей через реки. При перегрузке передков с боеприпасами с океанского парохода на баржу был случай падения всего передка в трюм с высоты около 5 м. Трубки выдержали это падение (на бок) и при боевой стрельбе не дали осложнений.

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Нет пользователей, просматривающих эту страницу