Sign in to follow this  
Followers 0
Сильвер

Клад Сигизмунда

7 posts in this topic

«Я отправил из Москвы с разнъм добром 923 подводы в Калужские ворота на Можайск...» Так начинается текст «кладовой записи», составленной, по преданию, в Смутное время польским королем Сигизмундом. Оригинал этой записи, выполненный на «медной доске» на латинском и польском языках, по убеждению старых кладоискателей, находится в Варшаве. Тайно сделанный список с нее, переведенный на русский язык, широко распространен в среде русских искателей сокровищ. В том, что «сокровища польского короля» приурочены к Смутному времени, нет ничего удивительного — тогда было зарыто огромное количество кладов, что подтверждается многочисленными находками, м этот факт говорит скорее в пользу реальности «кладов Сигизмунда». Поляки с согласия боярской Думы вступили в Москву, а вся Можайская дорога от Москвы до Смоленска контролировалась польскими гарнизонами. Короткий период согласия оккупантов с боярской верхушкой закончился Московским восстанием в мар-те 1611 года, которое было жестоко подавлено поляками, а сама Москва сожжена и разграблена. Поляки, по свидетельству Карамзина, «грабили казну царскую, взяли всю утварь наших древних венценосцев, их короны, жезлы, сосуды, одежды богатые, чтобы послать к Сигизмунду... сдирали с икон оклады, делили золото, серебро, жемчуг, камни и ткани драгоценные». Вот эти-то «трофеи» и составили 923 подводы с добром, которые были зарыты на каком-то Никольском погосте. Клад Сигизмунда спрятан в небольшом подземелье, которое должно было предотвратить повреждение сокровищ, увезенных из Москвы. Приметы закопанного клада довольно четкие. Сокровища спрятаны в 650 метрах от погоста Николая Чудотворца Лапотного, который стоит на реке Хво-ростянка. В окрестностях погоста есть насыпной зал, суходольный луг, «колодезь» с родником и камни-валуны. Неподалеку от погоста располагается пустошь с речкой Маршев-кой, через которую проходила большая проезжая дорога. Исследователи прошлого столетия, анализируя тексты «кладовой записи», отмечали, что в старое время Смоленская дорога шла южнее Бородина через села Преснецово и Царево-Займище. Где-то здесь, на стыке Гжатского, Можайского и Медынского уездов, и находился погост Николы Лапотного. Таким местом мог являться погост Александра Свирского близ Можайска или безымянный погост на самой границе Можайского уезда. Сожженный в Смутное время, этот погост, находящийся у слияния двух речек, носил, по преданию, имя Николы Лапотного. Правда, по мнению некоторых исследователей, клад Сигизмунда может быть расположен и ближе к Москве. В районе современной Апрелевки, в верховьях реки Пахры. В XVI — начале XVII веков здесь располагался «монастырь — особняк Николы Чудотворца», а в четырех верстах от него — погост Святого Георгия Великомученика, также упомянутого в «кладовой записи».

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вот записи.(1)«В Москве когда был король Вида его зять Радзивилл в Москве в то время была Москва заполонена и насыпал из Государственного погреба денег семьдесят семь повозок отправил вперед на город Можай и тогда приехал Михаил Скопин в Москву; то устрашися Король Вида уехал из Москвы в Можай и сколько людей захватил во обедни — всех их порубил и угодника Николая полонил и паникадилу, что была перед Николаем царская, старинная, полонил, став над ним много ругаться и отсек правое ухо и сказал, чтоб Тебе караулить наших коней. И усмотрел угодник Божий Николай такое ругательство и за оное полков их переслепил и многих переморил, оставил только два коня королевския; то видя король такую против Угодника продерзость и за то он нам делает такое наказание просил Угодника Николая, дабы опять дал нам прозрение пройтить на свою сторону в Польшу. У Николы Лапотного снято семь венцов с колокольни и посланы кожи волови и насыпано меди несколько тысяч и засланы потниками и заметано седлами и засыпано сверху всяким мусором в земле мелко; так что можно небольшой саженью достать на одну сторону, а приход погосту приезд и выезд одне ворота; вален вал на Мокром лугу глядеть с погосту на низ-колодезь, сыскать трехугольный; в том колодези опущен боченок золотых на цепи и покрыт колодезь и к тому колодезю каменная плотина с обоих боков, быть красная. Место пруду была ситка Государева и пониже плотины зарыто 35 кубов, снято с винной ситки, и насыпаны серебром и стать на плотину и глядеть на верх воды есть остров Чернов и вода его обегает кругом; в том острове поставлен сундук и в сундуке весь прибор стола государева, а поставлена оная казна на Куньем бору и неподалеко Медыни, Вяземского уезда, а из Можайского уезда не вышел; а еще глядеть с погосту чрез старую Тарусу на суходольном месте гривою и на устье курган и по оной старой плотине коленом пошел вал и вален на одну сторону на оборот влево на полдни коленом и в том колене есть доска очковая и кто оную доску найдет то и всю казну может найти — на ней же все подписано, а приметы тому колену: стать коленами и где будут ноги то тут рыть и найдешь котельчик с деньгами серебра, что 9 человек поляков наедались, а на дну мокрой пустоши Телепнева есть на оной погост 25 каменьев, кто не знает, то называет погостом, а не погост; и тут над камнями накла
0

Share this post


Link to post
Share on other sites

(2)«В Гжатском уезде есть погост Николая Чудотворца и от него еще погост Св. мученика Георгия, в 3 верстах разстоянием один от другого, у погоста Николая Чудотворца имеется речка Хворостянка, а другая Гремячка; в устье онаго погоста 3-я речка Чернитинка из болот из черных местов неподалеку от стана и повелено с колокольни онаго погоста снять колокол большой в землю опущен глубоко и насыпан деньгами золотыми червонцами, засыпано каменьями и мелкими угольями и песком, логнища складены для познатия места, а глубиною положено сокровище; на том погосте неподалеку вырыт погреб в нем от того сокровища образ складной; против 2 каменьев красных примета выбиты на них петухи один другому глядят, тут погреб между в оном положено; на том же погосте есть колодезь и в нем опущено 30 пудов воску, посуды медной и оловяной и денег множество заметано мелким кирпичем, щебнем; на том погосте ради страху пушечного были короли; обкладено подобно котлу круглостию, в оной шатер стоял из этой ямы был прокопан проход; прямо у той же речки есть плотина каменная, в две телеги проехать, посуды поставлено и оной же куб с деньгами по конец закопано в 5 аршин глубиною; на другой стороне колокол весом 330 пудов, на нем медный лист, на сию поклажу, где положено; у той речки крутой берег в низ по речке Хворости от погосту более версты 12 печищев к востоку между реки и печей куб с деньгами; есть у погосту версты полторы лежит камень, на нем выбита лошадиная подкова; от камня 9 саженей котел опущен с деньгами и 12 ушатов; от того версты полторы или две есть 3 пруда один Круглящей, велик, (другой) Лебединый, в оном пруде насыпан котел с деньгами; на том погосте 2 пруда: 1 круглый, а 2 челноком; у Круглого пруда течет вод отека, у выхода во дотеки 61 пуд колокол с деньгами, цепь железная в ушах продета, в землю опущен; неподалеко от того же пруда Лебединого осыпан вал — тот вал пошел коленом, в оном колене всему конец».

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

(3)«Я отправил из Москвы с разным добром 973 подводы, в Калужские ворота на Можайск; бывши в Можайске 9 дней запряженных; из Можайска пошел я Старою дорогою на Смоленск, становился в 3 упряжке недошедши медынских и вяземских округ; остановился на Куньем бору; речка течет из ночи на зимни восход, а имя той речки Маршевка, и потом я им велел русским людям на Куньем бору сделать на суходоле каменную плотину глиною повелел смазать, а в ней положил доску аспидную и на ней написано где что положено шедши из Москвы до Можайска; велел на конце каменной плотины из одной стороны ископать яму, сделать ее глубоку и в яме поставить обруб дубовый и в той плотине в яме поставил 6 котлов винных серебра и покрыл их плитами и велел засыпать угольями, а сверху землею и камнем мелким; еще есть каменной плотины с другого конца вал, вален на восход летний прямо в круте вильнут (?) и вал толст в ширине аршин, а ширина — уляжется трех лет вол. Повелел король тем Русским людям от всякого воза казны убавлять, да в конце поставить еще небольшой котел насыпал его серебряною монетою, покрыл его железным листом. Куда вал погнулся велел тут по концам ископать яму широкую, а не глубокую, стоя среднему человеку в пояс; в той яме поставил с варницы бражные котлы большие; в них набивал разных денег серебрянных и битых золотых талеров, накрыл их железными листами, засыпал землею, сверху велел закласть крупным каменем; еще велел сделать перешедши речку на выезде, пониже каменной плотины, венец врыть в нем поставлено 6 котлов винных, насыпал серебра, накрыл плитами и сверху угольями засыпал да к той дороге переезд из Можайска на Смоленск чрез ту речку Маршовку, той речки берега круты, то на выезде перестрел; на запад в сторону стоит курган; в том кургане поставлен сосуд церковный в 8 бочках зарыт; в каменной плотине в верх на речке вышла грива востра и высока: в этой гриве сделан курган высок, вышина косая сажень: в нем поставлено золотых червонцев, та грива на каменную (плотину?) концем да в сей в концу поставил бочку в 10 ведер, насыпал золотыми червонцами, стоя у Николы Лапотникова на трех верхах, речка Сорочка, другая Серновка. Еще велел я сделать напротив вала того налево впереди на восход три курганца, оные вышиною сажень, и в них положил ружья и седлы свои; под седлами поставил тут два котла серебра накрыл их плитами. От другого 3 аршина к тем же котлам только до тех котлов мерою недоставало один аршин; тут поставлено три котла, насыпаны битые талеры золотые, покрыты 3-мя листами железными; еще есть 3 кургана отмерено 5 аршин, до тех котлов недоставало 2 аршин и поставлено четыре котла битых талеров и прочих денег, покрыл воловьими кожами; оные котлы стоят по все стороны курганов, против кривого вала, тот вал сделан подле дороги и речки на берегу от Москвы. Курган, а в нем поставил котел бражный, наклал посуды серебряной, накрыл листом железным, поконец каменной плотины в ямищу на 3 сажени ступил к востоку; воротясь напротив солнечного течения с казной наполненные рядом поставили под одну доску, а крышки (накрыли) чугунными досками взяты от трубы в чанных, вдвоя ряда кирпичем заклали, землею засыпали и дерном затоптали. Да есть Суданосиной прудок, а другой челночком от тоеж Николы Лапотникова на отлете; тут же в кругу от погосту лежит камень велик, дурен, на нем выбита медвежья лапа, кто ее узнает. От того камня в виду есть много камнев разных, насечками разными версты и полуверсты по разным сторонам лежат; на одном выбит петух, на одном коневая плетка, на другом жеребячий сцец (т. е. то, чем жеребец «сцыт») и протчия и резки на прочих камнях выбиты; да тут же есть много курганов насыпанных кучами, напротив их три кургана в крутку, между тех курганов поставлен котел бражный, заторной; здесь же поставлены против Амшанька в Озеру, а в том урочище трем речкам 1-я Немка, 2-я Сержинка, 3-я Сарочка, Талетаевка слывет, на пустоши Телепнева; в том урочище выведена земляная осыпь, городком выезд; да есть напротив большого погоста на другой стороне 25 камнев рядом между, другой подумает — погост; еще есть великая межа гребнем выведена, к лесу пошла, с колокольни снято 8 венцов в землю погребом и тут 8 бочек Королевского положения, всякой бочки по 7 миллионов злата; между церковью и колокольни плотнами заметано в полтора аршина. Полугоре лежит камень, пониже стоит колодец, на камне свинья, возле свиньи поделан. Все клады налицо в росписи. Благослови Господи по силе своей найти в добром здоровье, спожить с хлебом да солью и с милостью Божиею. Тысяча восемьсот тридцать пятаго года списана».

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

ЗАГАДКА "НИКОЛЫ ЛАПОТНОГО" «Я отправил из Москвы с разным добром 973 подводы, в Калужские ворота на Мо-жайск. Из Можайска пошел я Старой дорогой на Смоленск, становился недошедши медын-ских и вяземских округ. Остановился на Куньем бору; речка течет из ночи на зимний восход, а имя той речки Маршевка, и потом я велел русским людям на Куньем бору сделать на сухо-доле каменную плотину, плотину глиною велел смазать, а в ней положил доску аспидную и на ней написано, где что положено шедши из Москвы до Можайска». Так начинается текст кладовой записи, сделанной, по преданию, в Смутное время польским королем Сигизмундом (по другой версии — самозванцем Гришкой Отрепьевым). Оригинал этой записи, выполненный «на медной доске» на латинском и польском языках, по убеждению старых кладоискателей, находился в Варшаве, а тайно сделанный список с нее, переведенный на русский язык, был широко распространен в среде русских искателей сокро-вищ. В том, что «сокровища польского короля» приурочены к Смутному времени, нет ниче-го удивительного — в Смутное время было зарыто огромное количество кладов, что под-тверждается многочисленными находками, и этот факт говорит, скорее, в пользу реальности «кладов Сигизмунда». Кому они принадлежали в действительности — это уже другой во-прос. Историческая основа преданий о «кладах Сигизмунда» связана с событиями 1609—1612 годов. Летом 1609 года король Сигизмунд III (в России его именовали Жигимонтом, от-чего произошло фольклорное имя Аглемент) во главе 30-тысячного войска вступил в охва-ченные Смутой российские пределы, чтобы «утишить бунт, истребить бесстыдного Само-званца, низвергнуть тирана вероломного (то есть русского царя Василия IV Шуйского), осво-бодить народ, утвердить веру и церковь». Речь шла о завоевании российского престола. Часть русских бояр выступила в поддержку притязаний Сигизмунда, считая, что это поможет усми-рить Смуту. «Вся Россия встретит царя вожделенного с радостию, — писали они Сигизмун-ду. — Города и крепости отворят врата; патриарх и духовенство благословят его усердно. Только да не медлит Сигизмунд; да идет прямо к Москве». Однако на пути королевских войск встал Смоленск, у стен которого Сигизмунд застрял на целых полтора года. Только небольшой отряд гетмана Жолкевского, отделившись от основных сил, двинулся на Москву и разгромил в битве под Клушиным армию Василия Шуйского. Смута запылала с новой силой. Поляки, с согласия боярской думы, вступили в Москву, а вся Можайская дорога от Москвы до Смоленска контролировалась польскими гарнизонами. Короткий период согласия окку-пантов с боярской верхушкой закончился Московским восстанием в марте 1611 года, которое было жестоко подавлено поляками, а сама Москва сожжена и разграблена. Поляки, по свиде-тельству Карамзина, «грабили казну царскую взяли всю утварь наших древних венценосцев, их короны, жезлы, сосуды, одежды богатые, чтобы послать к Сигизмунду... сдирали с икон оклады, делили золото, серебро, жемчуг, камни и ткани драгоценные». Эти трофеи, вклю-чавшие значительную часть царской казны, были отосланы в Смоленск к королю по Можай-ской дороге и, если верить преданию, какие-то из этих сокровищ были укрыты по дороге у погоста Николы Лапотного...

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

По одной из легенд, Никольский погост называется так оттого, что здесь польские воины, окончательно разбив сапоги на русских дорогах, переобулись в лапти. Запись на клады Сигизмунда была широко распространена среди кладоискателей. Она ходила по рукам в самых различных версиях. Неизменными оставались главные приметы: центром «кладоносного» района во всех вариантах записи является погост Николы Лапотно-го (Николы Лапотника, Николы Лапотникова и т. п.), около которого, остановившись в Кунь-ем бору, якобы зарыл свои клады польский король: «Есть погост Николая Чудотворца, яже зовомый Никола Лапотный, и от него еще погост Святого мученика Георгия, в трех верстах расстоянием один от другого. У погоста Николая Чудотворца имеется речка Хворостянка, а другая Гремячка. В устье оного погоста третья речка Чернитинка из болота из черных ме-стов...» Далее следует подробная роспись кладов, положенных в округе: «У оного погоста положено сокровище...» В различных вариантах записи количество кладов колеблется от де-сяти до двадцати, причем масштабы кладов измеряются «котлами» и «бочками» золота и се-ребра. Закопав сокровища, по преданию, польский король приказал «находившихся тогда у него в плену российских людей всех мечом погубить, дабы о положенном его сокровище ни-кому не известно было». Если внимательно вчитаться в кладовые записи, то можно легко заметить, что во всех случаях речь идет о реальной местности, в которой зарыт по крайней мере один реальный клад. Приметы этой местности следующие: 1. Клад зарыт близ погоста Николая Чудотворца Лапотного, рядом с которым, на расстоянии от трехсот сажен (около 630 метров) до семи верст (около 7,5 километра), находится другой погост, во имя Св. Георгия Великомученика. 2. Погост Николы Лапотного стоит на реке с названием Хворостянка (Хворостня, Хворосня, Хворость, Сорочка). Рядом протекает речка Хворостянка-малая (Гремячка), а поодаль третья речка — Чернавка (Чернитинка, Черновка). Все три речки берут свое начало близ погоста, а Чернавка, к тому же, вытекает из болота. 3. В окрестностях погоста имеется ряд характерных примет: насыпной вал («плотина»), сухо-дольный луг, родник («колодезь»), камни-валуны. 4. Неподалеку от погоста расположена местность под названием Куний Бор, где находится пустошь Телепнево и через которую течет речка Маршевка. Здесь проходит или проходила большая проезжая дорога. Клад короля Сигизмунда ищут уже несколько столетий. Главной магистралью поисков всегда была Смоленская дорога, а погост Николы Лапотного искали то под Можайском, то под Гжатском, то под Вязьмой и Дорогобужем. Указывают и на окрестности тверского горо-да Зубцова, в 10 верстах от которого, по Старицкой дороге, находились приметные места, схожие с теми, что упоминаются в кладовых записях. В конце прошлого столетия одним из мест поисков являлась деревня Соколово Гжат-ского уезда, на речке Могилевке. Здесь, в одной из излучин реки, по преданию, в старые годы был найден «гроб с золотом». Близ деревни находился старинный погост Николая Чудотвор-ца, который в архивных документах XVII—XVIII веков именуется погостом Николы Лапот-никова. В середине прошлого века здесь был найден и клад — котел с медными монетами XVIII столетия. Другие многочисленные раскопки дали немного: была найдена серебряная церковная ложица для причастия, ручка чугунного котла, несколько рассыпных серебряных и медных монет. Копали и на погосте, но, кроме гробов, ничего не нашли. Правда, в окрестно-стях деревни было обнаружено множество интересных объектов: три славянских кургана, каменный погреб (раскопан; оказался пустой), камень-валун с вырезанным знаком медвежьей лапы. А в сентябре 1874 года в версте от деревни кладоискатели натолкнулись на захороне-ние наполеоновских солдат, в котором среди костей оказался полусгнивший пояс из красной кожи. Когда его стали извлекать из земли, пояс разорвался и из него посыпались серебряные монеты — русские рубли и какие-то иностранные деньги. Всего было найдено семнадцать монет. Исследователи прошлого столетия, анализируя тексты кладовых записей короля Си-гизмунда, отмечали, что в старое время Смоленская дорога шла южнее Бородина через села Преснецово и Царево-Займище. Где-то здесь, на стыке Гжатского, Можайского и Медынско-го («не дошедши медынских и вяземских округ») уездов, и находился искомый погост Нико-лы Лапотного Таким местом мог являться погост Александра Свирского близ Можайска, или безымянный погост на самой границе Можайского уезда, у слияния двух речек, сожженный в Смутное время и носивший, по преданию, название Николы Лапотникова. Еще в конце XIX века следы погоста были ясно видны, а весной почти ежегодно здесь вымывались и выноси-лись на берег водой одна-две серебряные монеты. В Смоленской области можно указать еще несколько мест, где мог находиться леген-дарный погост. Во-первых, это погост Никола-Погорелый в бывшем Дорогобужском уезде, на берегу Днепра, в 38 верстах от Дорогобужа, на старой почтовой дороге в город Белый. В 1859 году здесь находилось 7 крестьянских дворов и две церкви. Еще один погост, Никола-Кременной, располагался в 40 верстах от Дорогобужа на реке Вопце по правую сторону от дороги на Духовщину. В Бельском уезде существовал погост Никола-Немощеный, а в Смо-ленском уезде — Никола-Словажский. Еще одним вероятным «адресом» может являться село Рыхлово, Ново-Никольское тож, в 35 верстах от города Вязьмы, по левую сторону от Смо-ленского почтового тракта. В этом маленьком селе на пять дворов существовала Никольская церковь «при колодцах». Клад Сигизмунда может находиться и ближе к Москве. В тексте кладовой записи ясно указывается, что подводы с сокровищами были отправлены через Калужские ворота на Мо-жайск. Как раз на этом направлении, в районе современной Апрелевки, в верховьях реки Пахры в XVI — начале XVII века располагался «монастырь особняк Николы Чудотворца», а в четырех верстах от него — погост Св. Георгия Великомученика. Ведь король, судя по запи-си, что-то «положил», еще не доходя Куньего бора, «шедши из Москвы до Можайска». Но на самом деле нет никакой уверенности в том, что клад Сигизмунда, если он есть, зарыт по Смоленской дороге. Дело в том, что многочисленные варианты кладовой записи указывают аналогичные места в Тверской, Костромской, Ярославской областях. А в XIX веке в Олонецкой губернии ходила по рукам кладовая запись с точным указанием на то, что клад зарыт близ одного из карельских погостов, в районе Кондопоги: «Есть река Хворосня кру-тобрега, еще малая Хворосня, третья река Чернавка. На реке Хворосне есть погост, называе-мый Николай Лапотный, а второй погост Егорий, от Николы виден. При том погосте Николы есть топи, где и люди не ходят. Пониже топи есть земляной вал, в концах вала лежат по кам-ню серых, под теми камнями по кубу денег серебряных.. Средь вала лежит плита красная — на коне поворотиться можно — под той плитой шестиуховый котел денег серебряных. При том же погосте Николая есть колодезь — вода кипучая, и в нем спущено 10 пудов посуды церковной серебряной и закрыто дубовой доской... И та поклажа время нашествия Литвы, то есть польского короля Костюшки». Так что загадка погоста Николы Лапотного далеко не так однозначна, как это может показаться на первый взгляд, как, впрочем, и вопрос реальности таинственного клада. Время, возможно, покажет — существует ли легендарный клад Смутного времени на самом деле, или это просто очередная «поклажа польского короля Костюшки».

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.