Sign in to follow this  
Followers 0
Lerom74

Партизанская война

17 posts in this topic

"Мы в походе не спим недели,

Извелись от гнилой воды;

Наши волосы поседели

От своей и чужой беды."

ИзображениеКаждое поколение имеет свое восприятие минувшей войны, место и значение которой в жизни народов нашей страны оказались настолько значительными, что она вошла в их историю как Великая Отечественная. Даты 22 июня 1941 года и 9 мая 1945 года навсегда останутся в памяти народов России. Спустя 60 лет после Великой Отечественной войны россияне могут гордиться тем, что их вклад в Победу был огромным и ничем не заменимым. Важнейшей составной частью борьбы советского народа против гитлеровской Германии в годы Великой Отечественной войны явилось партизанское движение, которое было наиболее активной формой участия широких народных масс на временно оккупированной советской территории в борьбе с врагом.

На оккупированной территории был установлен новый порядок– режим насилия и кровавого террора, призванный увековечить германское господство и превратить захваченные земли в аграрно-сырьевой придаток германских монополий. Все это встретило ожесточенное сопротивление у большинства населения, проживавшего на оккупированной территории, которое поднялось на борьбу.

Это было поистине всенародное движение, порожденное справедливым характером войны, стремлением защитить честь и независимость Родины. Вот почему в программе борьбы с немецко-фашистскими захватчиками столь важное место отводилось и партизанскому движению в оккупированных врагом районах. Партия призывала оставшихся в тылу врага советских людей создавать партизанские отряды и диверсионные группы, разжигать партизанскую войну всюду и везде, взрывать мосты, портить телеграфную и телефонную связь противника, поджигать склады, создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу, срывать все их мероприятия.

ИзображениеСоветские люди, оказавшиеся па территории, оккупированной врагом, а также бойцы, командиры и политработники Красной Армии н Флота, попавшие в окружение, вступили в борьбу с немецко-фашистскими оккупантами. Они всеми силами и средствами стремились помочь советским войскам, сражавшимся на фронте, оказывали сопротивление гитлеровцам. И уже эти первые их действия против гитлеризма носили характер партизанской войны. В специальном постановлении ЦКВКП(б) от 18 июля 1941 г. "Об организации борьбы в тылу вражеских войск" партия призвала республиканские, областные, краевые и районные партийные организации возглавить организацию партизанских формирований и подполья, "всемерно помогать созданию конных и пеших партизанских отрядов, диверсионных истребительных групп, развернуть сеть наших большевистских подпольных организаций на захваченной территории для руководства всеми действиями против фашистских оккупантов" войне (Июнь 1941 г.–1945 г.).

Борьба советского народа против немецко-фашистских захватчиков на временно оккупированной территории Советского Союза стала составной частью Великой Отечественной войны. Она приобрела всенародный характер, став качественно новым явлением в истории борьбы против иноземных захватчиков. Самым важным из ее проявлений было партизанское движение в тылу врага. Благодаря действиям партизан у немецко-фашистских захватчиков в их тылу распространялось постоянное ощущение опасности и угрозы, что оказывало значительное моральное воздействие на гитлеровцев. И это была реальная опасность, поскольку боевые действия партизан наносили огромный урон живой силе и технике противника.

Характерно, что мысль об организации партизанского и подпольного движения на захваченной врагом территории появилась только после начала Великой Отечественной войны и первых поражений Красной Армии. Это объясняется тем, что в 20-х – начале 30-х годов советское военное руководство вполне резонно полагало, что в случае вражеского вторжения действительно необходимо было развернуть партизанскую войну в тылу врага, и с этой целью уже занимались подготовкой организаторов партизанского движения, выделялись определенные средства для ведения партизанской войны. Однако во время массовых репрессий второй половины 30-х годов такая предосторожность стала рассматриваться как проявление пораженчества, и почти все те, кто занимался этой работой, были репрессированы. Если следовать тогдашней концепции обороны, заключавшейся в победе над врагом "малой кровью и на его территории", планомерная подготовка организаторов партизанского движения, по мнению Сталина и его окружения, могла морально разоружить советский народ, посеять пораженческие настроения. Нельзя в этой ситуации исключать и болезненную подозрительность Сталина по отношению к потенциально четко организованной структуре подпольного аппарата сопротивления, которым, как он считал, могли бы воспользоваться в своих целях "оппозиционеры".

Обычно считается, что к концу 1941 года число активных партизан доходило до 90 тысяч человек, а партизанских отрядов – более 2 тысяч. Таким образом, на первых порах сами партизанские отряды были не весьма многочисленны – их численность не превышала нескольких десятков бойцов. Трудный зимний период 1941-1942 годов, отсутствие надежно оборудованных баз партизанских отрядов, недостаток оружия и боеприпасов, плохое вооружение и продовольственное снабжение, а также недостаток профессиональных медиков и лекарств в значительной степени усложнили эффективные действия партизан, сводя их к осуществлению диверсий на транспортных магистралях, уничтожению небольших групп оккупантов, разгрому мест их расположения, уничтожению полицаев – местных жителей, согласившихся на сотрудничество с оккупантами. Тем не менее партизанское и подпольное движение в тылу врага все же состоялось. Многие отряды действовали в Смоленской, Московской, Орловской, Брянской и в ряде других областей страны, попавших под пяту немецко-фашистских оккупантов.

Партизанский отряд С. Ковпака

Партизанское движение было и остается одной из самых эффективных и универсальных форм революционной борьбы. Оно позволяет малыми силами успешно бороться против превосходящего численностью и вооружением противника. Партизанские отряды являются плацдармом, организующим ядром для укрепления и развития революционных сил. В силу этих причин исторический опыт партизанского движения ХХ столетия представляется нам исключительно важным, а рассматривая его, нельзя не затронуть легендарное имя Сидора Артемьевича Ковпака, родоначальника практики партизанских рейдов. Этому выдающемуся украинцу, народному партизанскому командиру, дважды Герою Советского Союза, получившему в 1943 году звание генерал-майора, принадлежит особенная роль в развитии теории и практики партизанского движения новейшего времени.

ИзображениеСидор Ковпак родился в семье полтавского крестьянина-бедняка. Дальнейшая его судьба своей насыщенностью борьбой и ее неожиданными поворотами вполне характерна для той революционной эпохи. Ковпак начал воевать еще в первую мировую, в войну на крови бедняков – разведчиком-пластуном, заслужившим два латунных георгиевских креста и многочисленные ранения, а уже в 1918 году, после германской оккупации революционной Украины, самостоятельно организовал и возглавил красный партизанский отряд – один из первых на Украине. Он воевал против деникинцев вместе с отрядами батька Пархоменко, участвовал в боях на Восточном фронте в составе легендарной 25-ой Чапаевской дивизии, затем сражался на Юге против войск Врангеля, принимал участие в ликвидации банд Махно. После победы революции Сидор Ковпак, в 1919 году ставший членом РКП(б), занимался хозяйственной работой, особенно преуспев в дорожном строительстве, которое с гордостью именовал своим любимым делом. С 1937 года этот администратор, славящийся своей порядочностью и трудолюбием, исключительным даже для той эпохи труда на оборону, исполнял обязанности председателя Путивльского городского исполкома Сумской области. В этой сугубо мирной должности его и застала война.

В августе 1941 года партийная организация Путивля практически в полном составе – исключая ее ранее мобилизованных членов – превратилась в партизанский отряд. Это была одна из многих партизанских групп, созданных в удобном для партизанской борьбы лесистом треугольнике Сумской, Брянской, Орловской и Курской областей, ставших базой всего будущего партизанского движения. Однако Путивльский отряд быстро выделился среди множества лесных подразделений своими особенно смелыми и вместе с тем выверенными и осмотрительными действиями. Партизаны Ковпака избегали длительного пребывания в рамках какого-либо определенного района. Они совершали постоянные длительные маневры во вражеском тылу, подвергая неожиданным ударам отдаленные немецкие гарнизоны. Так рождалась знаменитая рейдовая тактика партизанской борьбы, в которой без труда угадывались традиции и приемы революционной войны 1918-21 годов – приемы, возрожденные и развитые командиром Ковпаком. Уже в самом начале становления советского партизанского движения он стал его самой известной и видной фигурой.

При этом сам батько Ковпак вовсе не отличался какой-то особенной бравой военной внешностью. По словам его соратников, выдающийся партизанский генерал скорее напоминал пожилого крестьянина в штатском, заботливо опекающего свое большое и сложное хозяйство. Именно такое впечатление он произвел на своего будущего начальника разведки Петра Вершигору, в прошлом - кинорежиссера, а впоследствии – известного партизанского писателя, рассказавшего в своих книгах о рейдах ковпаковских отрядов. Ковпак и вправду был необычным командиром – он умело соединял свой огромный опыт солдата и хозяйственного работника с новаторской смелостью в развитии тактики и стратегии партизанской борьбы. "Он вполне скромен, не столько учил других, сколько учился сам, умел признавать свои ошибки, тем самым не усугубляя их", – писал о Ковпаке Александр Довженко. Ковпак был прост, даже нарочито простоват в общении, человечен в обращении со своими бойцами и с помощью непрерывной политической и идеологической подготовки своего отряда, осуществляемой под руководством его ближайшим соратника – легендарного комиссара Руднева, умел добиться от них высокого уровня коммунистической сознательности и дисциплины.

Эта особенность – четкая организация всех сфер партизанской жизни в исключительно сложных, непредсказуемых условиях войны в тылу врага – давала возможность совершать самые сложные, невиданные по своей смелости и размаху операции. Среди ковпаковских командиров были учителя, рабочие, инженеры, крестьяне.

Люди мирных профессий, они действовали слажено и организовано, исходя из системы организации боевой и мирной жизни отряда, налаженной Ковпаком. "Хозяйский глаз, уверенный, спокойный ритм походной жизни и гул голосов в чаще леса, неторопливая, но и не медлительная жизнь уверенных людей, работающих с чувством собственного достоинства, – это мое первое впечатление об отряде Ковпака", – писал впоследствии Вершигора. Уже в 1941–42 годах Сидор Ковпак, под руководством которого к этому времени находилось целое соединение партизанских отрядов, предпринимает свои первые рейды – длительные боевые походы на территорию, еще не охваченную партизанским движением, - его отряды прошли по территориям Сумской, Курской, Орловской и Брянской областям, в результате которого бойцы Ковпака совместно с белорусскими и брянскими партизанами создали знаменитый Партизанский край, очищенный от гитлеровских войск и полицейской администрации – прообраз будущих освобожденных территорий Латинской Америки. В 1942–43 ковпаковцы совершают рейд из брянских лесов на Правобережную Украину по Гомельской, Пинской, Волынской, Ровенской, Житомирской и Киевской областям – неожиданное появление в глубоком тылу врага позволило уничтожить огромное число военных коммуникаций противника, одновременно собрав и передав в Ставку важнейшие разведывательные сведения.

К этому времени рейдовая тактика Ковпака получила всеобщее признание, а ее опыт всемерно распространялся и внедрялся партизанским командованием различных регионов.

Знаменитое совещание руководителей советского партизанского движения, прибывших через фронт в Москву в начале сентября 1942 года, всецело одобрило рейдовую тактику присутствовавшего там же Ковпака – к тому времени уже Героя Советского Союза и члена нелегального ЦК КП(б)У. Суть ее заключалась в быстром, маневренном, скрытном перемещении в тылах противника с дальнейшим созданием новых очагов партизанского движения. Такие рейды, помимо значительного ущерба, наносимого войскам противника и сбора важной разведывательной информации, имели огромный пропагандистский эффект. "Партизаны переносили войну все ближе к Германии", – говорил по этому поводу начальник Генштаба Красной Армии маршал Василевский. Партизанские рейды поднимали на борьбу огромные массы порабощенных людей, вооружали и учили их практике борьбы.

«Рельсовая война». Операция «Концерт». Герои-партизаны

ИзображениеО размахе партизанского движения свидетельствует ряд крупных операций, осуществленных совместно с войсками Красной Армии. Одна из них получила название «Рельсовая война». Она проводилась в августе-сентябре 1943 года на оккупированной врагом территории РСФСР, Белорусской и части Украинской ССР с целью вывода из строя железнодорожных коммуникаций немецко-фашистских войск. Эта операция была связана с планами Ставки по завершению разгрома гитлеровцев на Курской дуге, проведению Смоленской операции и наступления с целью освобождения Левобережной Украины. К выполнению операции ЦШПД привлек также ленинградских, смоленских, орловских партизан.

Приказ о проведении операции «Рельсовая война» был отдан 14 июня 1943 года. Местные партизанские штабы и их представители на фронтах определили участки и объекты действий каждому партизанскому формированию. Партизаны снабжались с «Большой земли» взрывчатыми веществами, взрывателями, активно проводилась разведка на железнодорожных коммуникациях противника. Операция началась в ночь на 3 августа и продолжалась до середины сентября. Боевые действия в тылу врага развернулись на местности протяженностью около 1000 км по фронту и 750 км в глубину, в них участвовало около 100 тысяч партизан при активной поддержке местного населения.

Мощный удар по железным дорогам на территории, занятой противником, оказался для него полной неожиданностью. Б течение долгого времени гитлеровцы не могли организованно противодействовать партизанам. В ходе операции «Рельсовая война» было подорвано свыше 215 тысяч железнодорожных рельсов, пущено под откос много эшелонов с личным составом и боевой техникой гитлеровцев, взорваны железнодорожные мосты и станционные сооружения. Пропускная способность железных дорог снизилась на 35-40% , что сорвало планы гитлеровцев по накоплению материальных средств и сосредоточению войск, серьезно затруднило проведение перегруппировки сил противника.

Тем же целям, но уже во время предстоящего наступления советских войск на смоленском, гомельском направлениях и битвы за Днепр, была подчинена операция партизан под кодовым названием «Концерт». Она проводилась 19 сентября – 1 ноября 1943 года на оккупированной фашистами территории Белоруссии Карелии, в Ленинградской и Калининской областях, на территории Латвии, Эстонии, Крыма, охватывая по фронту около 900 км и в глубину свыше 400 км.

Являлась плановым продолжением операции «Рельсовая война», она была тесно связана с предстоящим наступлением советских войск на смоленском и гомельском направлениях и в ходе битвы за Днепр. К участию в операции привлекались 193 партизанских отряда (группы) Белоруссии, Прибалтики, Карелии, Крыма, Ленинградской и Калининской областей (свыше 120 тысяч человек), которые должны были подорвать более 272 тысяч рельсов.

На территории Белоруссии в операции участвовало более 90 тысяч партизан; им предстояло подорвать 140 тысяч рельсов. Центральный Штаб Партизанского Движения предполагал забросить белорусским партизанам 120тонн взрывчатых веществ и других грузов, калининградским и ленинградским партизанам – по 20тонн.

Ввиду резкого ухудшения метеоусловий к началу операции удалось перебросить партизанам лишь около половины запланированного количества грузов, поэтому было решено массовые диверсии начать 25 сентября. Однако часть отрядов, уже вышедших на исходные рубежи, не могла учесть изменения сроков операции и 19сентября приступила к её осуществлению. В ночь на 25 сентября были произведены одновременные действия по плану операции «Концерт» на фронте около 900км (исключая Карелию и Крым) и в глубине свыше 400км.

Местные штабы партизанского движения и их представительства на фронтах определили участки и объекты действий каждому партизанскому формированию. Партизаны обеспечивались взрывчатыми веществами, взрывателями, на «лесных курсах» проводились занятия по минноподрывному делу, на местных «заводах» добывался тол из трофейных снарядов и бомб, в мастерских и кузницах изготовлялись крепления толовых шашек к рельсам. Активно велась разведка на железных дорогах. Операция началась в ночь на 3 августа и продолжалась до середины сентября. Действия развернулись на местности протяжённостью около 1000 км по фронту и 750 км в глубину, в них участвовало около 100 тыс. партизан, которым помогало местное население. Мощный удар по ж.-д. линиям был неожиданным для врага, который в течение некоторого времени не мог организованно противодействовать партизанам. В ходе операции было подорвано около 215 тыс. рельсов, пущено под откос много эшелонов, взорваны железнодорожные мосты и станционные сооружения. Массовое нарушение вражеских коммуникаций значительно затруднило перегруппировки отступающих войск противника, осложнило их снабжение и тем самым содействовало успешному наступлению Красной Армии.

Задачей операции «Концерт» был вывод из строя больших участков железнодорожных магистралей с целью срыва перевозок противника. Основная масса партизанских соединений начала боевые действия в ночь на 25 сентября 1943 года. В ходе операции «Концерт» только белорусские партизаны подорвали около 90 тыс. рельсов, пустили под откос 1041 вражеский эшелон, разрушили 72 железнодорожных моста, разгромили 58 гарнизонов захватчиков. Операция «Концерт» вызвала серьезные затруднения в перевозках немецко-фашистских войск. Пропускная способность железных дорог снизилась более чем в три раза. Это очень сильно затруднило гитлеровскому командованию осуществление маневра своих сил и оказало огромную помощь наступающим войскам Красной Армии.

Невозможно перечислить здесь всех героев-партизан, чей вклад в победу над врагом был столь ощутим в общей борьбе советского народа над немецко-фашистскими захватчиками. В ходе войны выросли замечательные командные партизанские кадры – С.А. Ковпак, А.Ф. Федоров, А.Н. Сабуров, В.А. Бегма, Н.Н. Попудренко и много других. По своим масштабам, политическим и военным результатам всенародная борьба советского народа на оккупированных гитлеровскими войсками территориях приобрела значение важного военно-политического фактора в разгроме фашизма. Самоотверженная деятельность партизан и подпольщиков получила всенародное признание и высокую оценку государства. Более 300 тысяч партизан и подпольщиков были награждены орденами и медалями, в том числе свыше 127 тысяч – медалью «Партизану Великой Отечественной войны» 1 и 2 степени, 248 присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

Пинский партизанский отряд

В Белоруссии одним из наиболее известных партизанских отрядов являлся Пинский партизанский отряд под командованием Коржа В.З. Корж Василий Захарович (1899–1967), Герой Советского Союза, генерал-майор. Родился 1 января 1899 года в деревне Хворостово Солиторского района. С 1925 года – председатель коммуны, затем колхоза в Старобинском районе Минской области. С 1931 года работал в Слуцком окружном отделе НКВД. С 1936 по 1938 год воевал в Испании. По возвращении на Родину был арестован, но через несколько месяцев освобожден. Работал директором совхоза в Красноярском крае. С 1940 года – финхозсектор Пинского обкома партии. В первые дни Великой Отечественной войны создал Пинский партизанский отряд. Отряд «Комарова» (партизанский псевдоним В.З. Коржа) вел бои в районах Пинской, Брестской и Волынской областей. В 1944 году удостоен звания Героя Советского Союза. С 1943 года – генерал-майор. В 1946-1948 годах окончил Военную академию Генерального штаба. С 1949 по 1953 год – заместитель министра лесного хозяйства БССР. В 1953-1963 годах – председатель колхоза «Партизанский край» Пинской, а затем Минской областей. Его именем названы улицы в Пинске, Минске и Солигорске, колхоз «Партизанский край», средняя школа в Пинске.

ИзображениеПинские партизаны действовали на стыке Минской, Полесской, Барановичской, Брестской, Ровенской и Волынской областей. Немецкая оккупационная администрация разделила территорию на комиссариаты, подчиняющиеся разным гауляйтерам – в Ровно, Минске. Иногда партизаны оказывались «ничейными». Пока немцы разбирались, кому из них надлежит посылать войска, партизаны продолжали действовать.

Весной 1942 года партизанское движение получило новый импульс, стало приобретать новые организационные формы. Появилось централизированное руководство в Москве. Наладилась радиосвязь с Центром.

ИзображениеС организацией новых отрядов и ростом их численного состава Пинский подпольный обком КП(б)Б с весны 1943 года начал объединять их в бригады. Всего было создано 7 бригад: имени С.М. Буденного, имени В.И. Ленина, имени В.М. Молотова, имени С.М. Кирова, имени В. Куйбышева, Пинская, «Советская Белоруссия». В состав Пинского соединения входили отдельные отряды – штабной и имени И.И. Чуклая. В рядах соединения действовали 8431 партизан (списочный состав). Руководили Пинским партизанским соединением В.З. Корж, А.Е. Клещев (май-сентябрь 1943 года), начальник штаба – Н.С. Федотов. В.З. Коржу и А.Е. Клещеву присвоены воинские звания «генерал-майор» и звания Героя Советского Союза. В результате объединения действия разрозненных отрядов стали подчиняться единому замыслу, стали целенаправленными, и подчинялись действиям фронта или армии. А в 1944 году взаимодействие получалось даже с дивизиями.

В 1942 году пинские партизаны настолько окрепли, что уже громили гарнизоны в районных центрах Ленино, Старобин, Красная Слобода, Любешов. В 1943 году партизаны М. И. Герасимова после разгрома гарнизона занимали город Любешов несколько месяцев. Партизанские отряды имени Кирова, имени Н. Шиша разгромили 30 октября 1942 года немецкий гарнизон на станции Синкевичи, разрушили железнодорожный мост, станционное хозяйство и уничтожили эшелон с боеприпасами (48 вагонов). Немцы потеряли 74 человека убитыми, 14 ранеными. Железнодорожное движение на линии Брест – Гомель – Брянск было прервано на 21 сутки.

Диверсии на коммуникациях были основой боевой деятельности партизан. В разные периоды они проводились по-разному, начиная с самодельных взрывных устройств до усовершенствованных мин полковника Старинова. От взрыва водокачек и стрелок – до масштабной «рельсовой войны». Все три года партизаны разрушали линии связи.

ИзображениеВ 1943 году партизанские бригады имени Молотова (М. И. Герасимов) и Пинская (И.Г. Шубитидзе) целиком вывели из строя Днепровско-Бугский канал – важное звено водной артерии Днепр – Припять – Буг – Висла. На левом фланге их поддержали брестские партизаны. Немцы пытались восстановить этот удобный водный путь. Упорные бои продолжались 42 дня. Против партизан была брошена сначала венгерская дивизия, затем части немецкой дивизии и полк власовцев. Против партизан бросили артиллерию, бронетехнику и авиацию. Партизаны несли потери, но держались стойко. 30 марта 1944 года отошли к линии фронта, где им отвели участок обороны и они сражались вместе с фронтовыми частями. В результате героических боев партизан водный путь на запад был перекрыт. 185 речных судов остались в Пинске.

Командование 1-го Белорусского фронта придавало особо важное значение захвату плавсредств в Пинском порту, так как в условиях сильно заболоченной местности, при отсутствии хороших шоссейных дорог эти плавсредства могли успешно решить вопрос переброски тылов фронта. Задача была выполнена партизанами за полгода до освобождения областного центра Пинск.

В июне-июле 1944 года пинские партизаны помогали частям 61-й армии Белова освобождать города и села области. С июня 1941 по июль 1944 года пинские партизаны нанесли большой урон немецко-фашистским оккупантам: только убитыми они потеряли 26 616 человек и 422 человек попали в плен. Разгромили более 60 крупных вражеских гарнизонов, 5 железнодорожных станций и 10 находившихся там эшелонов с боевой техникой и боеприпасами.

Пущено под откос 468 эшелонов с живой силой и техникой, обстреляли 219 воинских эшелонов и уничтожили 23 616 железнодорожных рельсов. На шоссейных и грунтовых дорогах уничтожено 770 автомобилей, 86 танков и бронемашин. Сбито 3 самолета ружейно-пулементным огнем. Взорвано 62 железнодорожных моста и около 900 на шоссейных и грунтовых дорогах. Таков неполный перечень боевых дел партизан.

После освобождения Пинской области от немецко-фашистских захватчиков большинство партизан влились в ряды фронтовиков и продолжали сражаться до полной победы.

ИзображениеВажнейшими формами партизанской борьбы в годы Отечественной войны являлись такие, как вооруженная борьба партизанских формирований, подпольных групп и организации, создаваемых в городах и крупных населенных пунктах, и массовое сопротивление населения мероприятиям оккупантов. Все эти формы борьбы были тесно связаны между собой, обусловливали и дополняли одна другую. Вооруженные партизанские отряды широко использовали методы работы и силы подполья для боевых действий. В свою очередь подпольные боевые группы и организации в зависимости от обстановки часто переходили к открытым партизанским формам борьбы. Партизаны устанавливали связь и с беглецами узниками , оказывали поддержку оружием и продовольствием.

Совместные усилия партизан и подпольщиков венчали собой всенародную войну в тылу оккупантов. Они являлись решающей силой в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками. Если бы движение сопротивления не сопровождалось вооруженным выступлением партизан и подпольных организаций, то народный отпор немецко-фашистским захватчикам не имел бы такой силы и массовости, какую приобрел он в годы минувшей войны. Сопротивление оккупированного населения нередко сопровождалось диверсионной деятельностью, присущей партизанам и подпольщикам. Массовое сопротивление советских граждан фашизму, его оккупационному режиму было направлено на то, чтобы оказать помощь партизанскому движению, создать для борьбы вооруженной части советских людей наиболее благоприятные условия.

Партизанский отряд Д. Медведева

Большой известностью и неуловимостью пользовался отряд Медведева, сражавшийся на Украине. Д. Н. Медведев родился в августе 1898 г. в местечке Бежица Брянского уезда Орловской губернии. Отец Дмитрия был квалифицированным сталелитейщиком. В декабре 1917 г. после окончания гимназии Дмитрий Николаевич работал секретарем одного из отделов Брянского уездного Совета рабочих и солдатских депутатов. В 1918-1920 гг. он воевал на различных фронтах гражданской войны. В 1920 г. Д. Н. Медведев вступает в партию, и партия посылает его на работу в ВЧК. В органах ВЧК – ОГПУ – НКВД Дмитрий Николаевич проработал до октября 1939 г. и по состоянию здоровья перешел на пенсию.

ИзображениеС самого начала войны он добровольцем ушел на борьбу против фашистских оккупантов. ...В летнем лагере Отдельной мотострелковой бригады особого назначения НКВД, сформированной из добровольцев Наркоматом внутренних дел и ЦК ВЛКСМ, Медведев отобрал в свой отряд три десятка надежных ребят. 22 августа 1941 г. группа партизан-добровольцев из 33 человек под руководством Медведева перешла линию фронта и оказалась на оккупированной территории. Около пяти месяцев действовал отряд Медведева на Брянской земле и совершил свыше 50 боевых операций.

Партизаны-разведчики закладывали взрывчатку под рельсы и рвали вражеские эшелоны, обстреливали из засад автоколонны на шоссе, днем и ночью выходили в эфир и сообщали в Москву все новые и новые сведения о передвижении немецких воинских частей... Отряд Медведева послужил ядром для создания на Брянщине целого партизанского края. Со временем на него были возложены новые специальные задачи, и он уже входил в планы Верховного Главнокомандования как важный плацдарм в тылу врага.

В начале 1942 г. Д. Н. Медведев был отозван в Москву и здесь работал над формированием и обучением добровольческих диверсионных групп, перебрасываемых в тылы противника. Вместе с одной из таких групп в июне 1942 г. он снова оказался за линией фронта.

Летом 1942 г. отряд Медведева становится центром сопротивления в огромном районе оккупированной территории Украины. Партийное подполье в Ровно, Луцке, Здолбунове, Виннице, сотни и сотни патриотов действуют с партизанами-разведчиками заодно. В отряде Медведева прославился легендарный разведчик Николай Иванович Кузнецов, который продолжительное время действовал в Ровно под видом гитлеровского офицера Пауля Зиберта...

За 22 месяца отряд выполнил десятки важнейших разведывательных операций. Достаточно назвать переданные Медведевым в Москву сообщения о подготовке гитлеровцами покушения на участников исторического совещания в Тегеране – Сталина, Рузвельта и Черчилля, о размещении под Винницей ставки Гитлера, о подготовке немецкого наступления на Курской дуге, важнейшие данные о военных гарнизонах, полученные от самого командующего этими гарнизонами генерала Ильгена.

Соединение провело 83 боевые операции, в которых были уничтожены многие сотни гитлеровских солдат и офицеров, немало высших военных и нацистских деятелей. Много боевой техники было истреблено партизанскими минами. Дмитрий Николаевич за время нахождения во вражеском тылу был два раза ранен и контужен. Его наградили тремя орденами Ленина, орденом Красного Знамени, боевыми медалями. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 ноября 1944 г. полковнику государственной безопасности Медведеву присвоено звание Героя Советского Союза. В 1946 г. Медведев ушел в отставку и до последних дней жизни занимался литературной работой.

Боевым делам советских патриотов в годы войны в глубоком тылу врага Д. Н. Медведев посвятил свои книги "Это было под Ровно", "Сильные духом", "На берегах Южного Буга". За время деятельности отряда было передано много ценных сведений командованию о работе ж/д дорог, о переездах вражеских штабов, о переброски войск и техники, о мероприятиях оккупационных властей, о положении на временно оккупированной территории. В боях и стычках было уничтожено до 12 тысяч вражеских солдат и офицеров. Потери отряда составили 110 человек убитыми и 230 ранеными

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Заключительный этап

Повседневное внимание и огромная организаторская работа Центрального Комитета партии и местных партийных органон обеспечили вовлечение в партизанское движение широких масс населения. Партизанская война в тылу врага разгорелась с огромной силой, слилась с героической борьбой Красной Армии на фронтах Отечественной воины. Особенно большой размах приняли действия партизан во всенародной борьбе против оккупантов в 1943-1944 гг. Если с 1941 и до середины 1942 г. в условиях наиболее трудного этапа войны партизанское движение переживало начальный период своего развития и становления, то в 1943 г., в период коренного перелома в ходе войны, массовое партизанское движение вылилось в форму всенародной войны советских людей против оккупантов. Этот этап характеризуется наиболее полным выражением всех форм партизанской борьбы, увеличением численного и боевого состава партизанских отрядов, расширением их связи с бригадами и соединениями партизан. Именно на этом этапе были созданы обширные партизанские края и зоны, недоступные врагу, накоплен опыт борьбы с оккупантами.

ИзображениеВ период зимы 1943 г. и в течение 1944 г., когда враг был разгромлен и полностью изгнан с Советской земли, партизанское движение поднялось на новую, еще более высокую ступень. На этом этане в еще более широких масштабах осуществлялось взаимодействие партизан с подпольными организациями и наступающими войсками Красной Армии, а также соединение многих партизанских отрядов и бригад с частями Красной Армии. Характерным в деятельности партизан на этом этапе является нанесение партизанами ударов по важнейшим коммуникациям противника, в первую очередь по железным дорогам, с целью срыва перевозок войск, вооружения, боеприпасов и продовольствия противника, недопущения увоза в Германию награбленного имущества и советских людей. Партизанскую войну фальсификаторы истории объявили незаконной, варварской, сводили к стремлению советских людей отомстить оккупантам за их злодеяния. Но жизнь опровергла их утверждения и домыслы, показала ее истинный характер и цели. Партизанское движение вызывают к жизни "могучие экономические и политические причины" . Стремление советских людей отомстить оккупантам за насилие и жестокость было лишь дополнительным фактором в партизанской борьбе. Народность партизанского движения, его закономерность, вытекающая из сущности Отечественной войны, ее справедливого, освободительного характера, явились важнейшим фактором победы советского народа над фашизмом. Основным же источником силы партизанского движения являлся советский социалистический строй, любовь советского народа к Родине, преданность ленинской партии, призывавшей народ на защиту социалистической Отчизны.

Изображение1944 год вошел в историю партизанского движения как год повсеместного взаимодействия партизан с частями Советской Армии. Советское командование заблаговременно выдвигало задачи перед партизанским руководством, что позволяло штабам партизанского движения планировать объединенные действия партизанских сил. Значительный размах в этом году получили действия рейдирующих партизанских соединений. Так, например, украинская партизанская дивизия под командованием П.П. Вершигоры с 5 января по 1 апреля 1944 года прошла с боями почти 2100 км по территории Украины, Белоруссии и Польши.

В период массового изгнания фашистов из пределов СССР партизанские формирования решали еще одну важную задачу – спасали от угона в Германию население оккупированных районов, сохраняли народное добро от уничтожения и разграбления захватчиками. Они укрывали в лесах на контролируемых ими территориях сотни тысяч местных жителей, еще до прихода советских частей захватывали многие населенные пункты.

Единое руководство боевой деятельностью партизан при устойчивой связи между штабами партизанского движения и партизанскими формированиями, их взаимодействие с частями Красной Армии в тактических и даже стратегических операция, проведение партизанскими группировками крупных самостоятельных операций, широкое применение минно-подрывной техники, снабжение партизанских отрядов и соединений из тыла воюющей страны, эвакуация больных и раненых из вражеского тыла на «Большую землю» – все эти особенности партизанского движения в Великой Отечественной войне значительно обогатили теорию и практику партизанской борьбы как одной из форм вооружённой борьбы против немецко-фашистских войск в период второй мировой войны.

Действия вооруженных партизанских формирований являлись одной из самых решающих и эффективных форм борьбы советских партизан с оккупантами. Массовое распространение получили выступления вооруженных сил партизан в Белоруссии, Крыму, в Орловской, Смоленской, Калининской, Ленинградской областях и Краснодарском крае, т. е. там, где были наиболее благоприятные природные условия. В названных районах партизанского движения сражались 193 798 партизан. Символом бесстрашия и отваги партизанских разведчиц стало имя московской комсомолки Зои Космодемьянской , удостоенной высокого звания Героя Советского Союза. О подвиге Зои Космодемьянской страна узнала в тяжелые месяцы битвы под Москвой. 29 ноября 1941 г. Зоя погибла со словами на устах: "Это счастье – умереть за свой народ!"

В трудные для страны дни, когда враг рвался к Москве, подвиг Зои был подобен подвигу легендарного Данко, который вырвал свое горящее сердце и повел за собой людей, освещая им путь в трудную минуту. Подвиг Зои Космодемьянской повторили многие девушки – партизанки и подпольщицы, вставшие на защиту Родины. Идя на казнь, они не просили пощады и не склоняли перед палачами головы. Советские патриотки твердо верили в неизбежную победу над врагом, в торжество того дела, за которое они сражались и отдавали свои жизни.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

"Непрерывно отыскивать противника и никогда не выявлять себя.

Ни при каких обстоятельствах не ввязываться в серьезный бой

и не находиться в длительном соприкосновении с противником.

Если противник переходит в наступление – немедленно скрыться."

Из боевого устава партизан

ИзображениеСоветский Союз максимально использовал все формы борьбы с немецко-фашистскими оккупантами, в том числе и действия нерегулярных войск и подполья. Это было обусловлено как военными, так и политическими причинами. Однако, несмотря на то, что сразу же после начала войны было создано в немецком тылу значительное количество партизанских отрядов , в 1941 г. партизанское движение было неэффективным. Появившиеся в то время партизанские отряды были малочисленными, и находились в постоянной изоляции, под угрозой уничтожения. Попытки коммунистической партии и НКВД создать в немецком тылу сеть партийного подполья и партизанские группы не принесли должного результата из-за нехватки времени, а также в связи с тем, что местные партийные органы, на которые была возложена эта работа, либо не имели ясного представления о том, что от них требуется, либо демонстрировали полное отсутствие энтузиазма к подпольной деятельности.

Советское зимнее наступление 1941-1942 гг. подготовило почву для нового, более целенаправленного подхода к организации партизанской борьбы. Побыв достаточно долгое время под властью немцев , люди стали сознавать, что здесь они не могли ждать ничего хорошего. Если в начале, как утверждалось в первом отчете начальника Тайной полевой полиции (ГФП) при Главном командовании германских сухопутных сил, "сельские жители видели в немецких солдатах освободителей от большевистского ига и ожидали от них ликвидации колхозного хозяйства и справедливого раздела земли", то в дальнейшем "все сильнее стало замечаться известное изменение настроения".

Так, например, обещанная… отмена коллективных хозяйств заставляла себя ждать, и крестьяне сами приступили к разделу колхозов, но по приказу немецких органов это было приостановлено. Так как крестьяне не видели причин к этому, то с этих пор они встречали немецкие обещания с недоверием… Кроме того, положение крестьян становилось все тяжелее. Конфискация лошадей и повозок немецкими войсками и отсутствие сельскохозяйственных машин крайне отрицательно сказывались на обработке полей. Если само по себе такое изменение в психологии не было достаточным, чтобы побудить людей к активному сопротивлению, оно было полезным для советского режима, который больше уже не тешил себя иллюзиями о том, что партизанская война разгорится спонтанно.

Используя большие разрывы в немецкой линии фронта, особенно на участках групп армий «Север» и «Центр», а также отсутствие значительных сил безопасности во вражеском тылу, советская сторона приступила к систематической работе по организации партизанского движения. Специально подготовленные кадры переходили от деревни к деревне и проводили мобилизацию мужского населения, опираясь на закон о призыве на военную службу. Налаживалось снабжение партизан по воздуху; в партизанских отрядах вводилась военная дисциплина; в качестве инструкторов, советников и членов штабов туда направлялись кадровые офицеры. Пережившие 1941 г. и вновь созданные отряды, переходили под прямой контроль советских органов: управление осуществлялось по радио и с помощью авиации. Создавались армейские и фронтовые штабы, координирующие деятельность партизанских отрядов. Если к ноябрю 1941 г. средняя численность партизанских отрядов составляла менее 100 человек, к февралю 1942 г. она почти удвоилась, а летом того же года стандартной партизанской частью стала "бригада" численностью 1 тыс. человек и более.

К концу лета 1942 г. партизанское движение стало значительной силой, была завершена организационная работа. Общая численность партизан составляла от 150 до 200 тыс. человек. Партизанское движение стало важным фактором развития обстановки на фронте. В августе 1942 г. самые известные из партизанских командиров были вызваны в Москву для участия в общем совещании; при этом многим из них пришлось на самолетах преодолевать путь из глубоких немецких тылов. Попытки советского руководства развивать партизанское движение во всех оккупированных немцами районах привели к неравномерным результатам. Примерно девять десятых всех партизанских сил были сосредоточены в тылах немецких групп армий «Север» и «Центр». При этом самая значительная концентрация партизанских отрядов приходилась на группу армий «Центр», особенно на лесистые районы севернее и южнее Брянска, а также большого выступа в районе Торопца. Там укрытием для партизан служили большие участки лесистой и болотистой местности. На Украине и в южных областях России до конца лета 1943 г. партизанское движение так и не приняло значительного размаха.

ИзображениеВ 1943-1944 гг. советское партизанское движение наконец-то приобрело свою окончательную организацию. Численность партизан к тому времени достигала 250 тыс. человек. Их влияние на судьбы и отношение к нему миллионов жителей оккупированных районов к северу от Припятских болот росло по мере того, как таяли надежды немцев на победу. Благодаря усилиям советского руководства партизанское движение превратилось в тщательно организованную, хорошо управляемую и объединенную единым командованием военную и политическую силу. Начальник Центрального штаба партизанского движения при Ставке генерал-лейтенант П.К. Пономаренко стал членом Генерального штаба Красной армии. Действующие в прифронтовой полосе партизанские группы поступили в прямое подчинение командования соответствующей армии, занимавшей этот участок фронта. Отряды, действовавшие в глубоких тылах немецких войск, подчинялись штабу в Москве. Офицерский и рядовой состав регулярной армии направлялся в партизанские части в качестве инструкторов по подготовке специалистов.

В состав фронтовых и армейских штабов советских войск были включены представители партизан, в основном из числа бывших советских и партийных работников с территорий, оккупированных противником. Они поддерживали связь с партизанскими отрядами, руководили их снабжением, являлись представителями Центрального штаба партизанского движения, передавали за линию фронта указания советского военного руководства. В конце 1942 и в 1943 г., когда реформа армии была в полном разгаре, часть внимания партии была обращена на вопросы партийного руководства действиями партизан. Возможно, это было вызвано попыткой придать партизанскому движению партийный характер. Основным результатом таких перемен стало то, что многие существующие партизанские штабы вошли в политическую и территориальную структуру страны. Характерной чертой для партизанского движения на оккупированных территориях в 1943 и 1944 гг. стало создание так называемых соединений (дивизий) и бригад, действовавших на отдельных территориях под единым командованием.

Наиболее яркое отражение этот процесс получил на территории Белоруссии, где действовало более десятка таких соединений. Одно из них в составе 15 тыс. бойцов действовало в Россонском районе севернее Полоцка. Другое соединение в составе 14-18 тыс. человек действовало в районе реки Ушача у Лепеля. Еще одно формирование партизан почти такого же состава было развернуто в районе реки Березина между Борисовом и Лепелем. Партизанские соединения численностью более 8 тыс., 9 тыс. и 14 тыс. бойцов действовали в районах Минска, Сенно и Витебска. К середине 1943 г. более трех четвертей личного состава партизан было сосредоточено в этих районах. По советским данным, к июню 1944 г. численность партизан на территории Белоруссии достигла 150 тыс. человек, которые входили в состав 150 бригад и 49 отрядов. Главной тенденцией в партизанском движении еще с 1941 г. было их объединение сначала в бригады, а затем в партизанские соединения, которые также зачастую именовались дивизиями и корпусами. Однако особенно эффективными были операции не многочисленных, но плохо обученных и оснащенных отрядов, а действия небольших, специально подготовленных и владевших самыми современными средствами борьбы диверсионно-террористических групп, которые подрывали важные военные объекты и уничтожали высокопоставленных чиновников оккупационной администрации.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Операция «Возмездие»

В истории Великой Отечественной войны есть немало эпизодов, повествующих о проведении командирами партизанских соединений и Советской разведки специальных операций в тылу немецких войск. К их числу относились и акты физического устранения нацистских чиновников и коллаборационистов. Советские разведчики и подпольщики совершили десятки диверсий, целью которых являлись представители германских оккупационных органов. Только при непосредственном участии специальных отрядов НКВД осуществлено 87 акций возмездия над гитлеровскими палачами, ответственными за проведение истребительной политики на Востоке. 17 февраля 1943 г. чекисты убили областного комиссара Фридриха Фенца. В июне того же года между Шацком и Уздой разведчики ликвидировали гебитскомиссара Людвига Эренляйтнера. Наиболее известной их них по праву считается ликвидация генерального комиссара Белоруссии Вильгельма Кубе.

В июле 1941 г. Кубе был назначен генеральным комиссаром Белоруссии. Гауляйтер Кубе отличался особой жестокостью. Участились облавы, которые неизменно заканчивались массовыми расстрелами. На площадях соорудили виселицы для казней коммунистов, военнопленных и евреев: и эти орудия смерти никогда не пустовали. По прямому указанию гауляйтера создали еврейское гетто в Минске и концлагерь в деревне Тростенец, где истребили 206,5 тысячи человек.

В 1943 г. в Белоруссии карательные акции войск СС и полиции следовали одна за другой. Кровавый режим, который, по замыслу Кубе, должен был устрашить население и превратить его в безропотное стадо, вызвал обратную реакцию: партизанское движение ширилось и крепло день ото дня, и многие из жителей городов и деревень, уходя в леса, втайне надеялись, что именно им доведется принять участие в уничтожении ненавистного гитлеровского палача.

В первый раз его попытались уничтожить бойцы диверсионно-разведывательной группы НКГБ Кирилла Орловского. Получив информацию, что Кубе собирается поохотиться 17 февраля 1943 года в Машуковских лесах, Орловский организовал засаду. В жарком и скоротечном бою разведчики уничтожили гебитскомиссара Фенца, 10 офицеров и 30 солдат войск СС. Но среди убитых Кубе не оказалось. И все последующие покушения на Кубе терпели неудачу за неудачей. И всё-таки 22 сентября 1943 г. в 4.00 взрывом бомбы подпольщикам удалось уничтожить генерального комиссара Белоруссии Кубе.

Партизанский край представлял собой узел сопротивления. Не обладая мобильностью, он в тактическом отношении не представлял собой мощной силы, не мог быстро сосредоточиться для оказания помощи соседу, который подвергался удару немецких войск. Ни один партизанский центр не мог успешно противостоять наступлению регулярных немецких войск. В отличие от регулярной армии партизанские отряды должны были не выиграть войну, а только способствовать достижению победы. В партизаны попадали преимущественно представители крестьянства, а также военнослужащие Красной армии, оставшиеся на оккупированных территориях после боев 1941 г. Вне партизанского движения бывшие советские солдаты имели возможность выбора одного из трех путей: жить нелегально, подвергаясь постоянному риску быть арестованными, не имея постоянной работы. Второй возможный путь – плен и концлагерь. И, наконец, они могли добавить к уже имевшемуся против них счету обвинение в измене, вступив в ряды местной полиции или военизированных отрядов коллаборационистов. К 1943-1944 гг. эти две группы были примерно поровну представлены в партизанских отрядах вместе и составляли до 80% общей численности партизан.

В 1941 г. доля партийных партизан в некоторых отрядах доходила до 80%, а обычно члены партии составляли от 25 до 40% личного состава партизан. В последующие годы партийный контингент, как правило, составлял не более 10% бойцов. "Такое изменение соотношения очень важно, так как оно отражает коренной поворот в партизанской доктрине: от идеи относительно малочисленных отрядов в составе элитных бойцов из числа членов партии к массовому движению с использованием всех имеющихся людских рессурсов". Начиная с 1942 г. партийный контингент в партизанских отрядах представлял собой лишь один из элементов советской системы управления. Защита интересов партии и Советского государства в партизанском движении к тому времени была возложена на систему военных комиссаров и особых отделов НКВД (после 1943 г. – Смерш). Эти специальные органы, занимавшиеся вопросами борьбы с подрывными элементами, и контрразведка держали партизанские отряды под постоянной опекой.

В 1943-1944 гг. партизанские части по стандартам повстанческой войны были достаточно хорошо оснащены. Немцы почти не могли помешать полетам в ночное время на низкой высоте самолетов, осуществлявших их снабжение через линию фронта. На некоторых участках было организовано даже наземное движение транспорта через линию фронта. И все же до самого конца войны главной проблемой оставалось обеспечение достаточной боевой эффективности партизанских отрядов. Большое количество необученного личного состава, включая подростков, в любой момент могло привести к тому, что отряд начинал заниматься совершенно несвойственной ему деятельностью. Это, в свою очередь, приводило к потере его эффективности с военной точки зрения. Планомерная отправка в партизанские отряды солдат и офицеров регулярных частей и подготовленных специалистов позволяла повысить боевую эффективность. К началу 1943 г. в составе каждой партизанской бригады находилась группа специалистов по партизанской войне из числа кадровых офицеров, которая занималась вопросами обучения бойцов и поддержанием должного уровня дисциплины.

Перед партизанским движением ставились как военные, так и экономические и политико-психологические задачи. К военным задачам относилось:

1) сделать немецкие войска менее мобильными и лишить их надежной системы тылового обеспечения;

2) вести сбор разведывательной информации;

3) уничтожать живую силу противника и связывать боем его части.

Первая цель стала той задачей, на выполнении которой партизанские отряды сосредоточили свои основные усилия. Так, в 1943 г. и в первой половине 1944 г. количество диверсий на железных дорогах на оккупированных территориях ежедневно исчислялось сотнями, а в периоды перед советским наступлением – и тысячами. Удары партизан иногда в самый неподходящий для этого момент могли почти парализовать германские линии коммуникаций. В июне 1943 г. во время сосредоточения немецких войск для наступления на Курск был совершен 841 налет партизан на железнодорожные магистрали Смоленск – Брянск и Пинск – Брянск. В результате этого было выведено из строя 298 паровозов, 1222 вагона и 44 моста. В июле 1943 г. было совершено 1114 налетов, а в августе – 1395 налетов с 20505 взрывами. В сентябре было проведено 1256 налетов, в ходе которых было произведено 14150 взрывов, при этом 343 эшелона оказались пущенными под откос.

В качестве источника разведывательной информации партизаны также действовали довольно эффективно. Хуже всего обстояло дело с выполнением задачи по уничтожению и связыванию боями немецких регулярных частей. Партизанские операции чаще проводились ночью, в туман, ненастную погоду и главным образом в сумерки или на рассвете. Немецкая сторона крайне редко использовала против партизан свои самые боеспособные войска, так как для этого было более чем достаточно сил безопасности и полиции, а также военнослужащих тыловых служб. В экономической войне партизанское движение, хотя и причиняло противнику определенные неудобства, в целом оказалось неспособным решать стратегические задачи. Отчасти это было вызвано тем, что оно было распространено в основном в малоурожайных северных районах России. На юге страны, где не было больших лесных массивов, которые могли бы служить укрытием для партизан, это движение не оказало серьезного влияния на экономическую деятельность оккупантов. С политической и психологической точки зрения, разумеется, сам факт существования партизанских отрядов являлся большим достижением. Партизанское движение само по себе, даже не решая других задач, лишало противника значительных людских ресурсов на оккупированных территориях. Для немецкого солдата партизанское движение стало дополнительным фактором для неуверенности и страха в войне против СССР.

Нападение партизан на отдельный объект чаще всего проводилось методом действия штурмовой группы. Используя надежных местных жителей, партизаны собирали необходимые разведывательные данные о противнике (сила и состав войск, организация охранения и другие сведения). На основании этих данных разрабатывался план партизанской операции. Основными объектами нападения являлись населенные пункты, занятые незначительными силами, железнодорожные станции, места расположения войск, важные мосты и различные склады. Наиболее успешно партизаны выполняли следующие задачи:

1) подрыв железнодорожных путей, искусственных сооружений и других объектов;

2) нарушение линий связи или подключение к ним для подслушивания телефонных переговоров противника;

3) постановка заграждений и минирование местности.

Более трудной задачей считалось нападение из засады. Находясь в надежно укрытом месте, отряд подпускал противника на близкое расстояние, а затем внезапным огнем уничтожал его. Путем нападения из засад выполнялись следующие задачи:

а) обстрел войсковых транспортов;

б) нападение на мелкие подразделения и отдельные машины;

в) обстрел низко летящих самолетов;

г) захват в плен связных и курьеров.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Борьба немцев с партизанами во время ВОВ

"…Ты не жди, фашист, пощады!

За грабеж и за разбой

Пулеметом и гранатой

Рассчитаемся с тобой.

Немцев мы не раз уж били,

Но о том они забыли.

А на этот, видно, раз

Долго будут помнить нас."

Партизанская частушка

ИзображениеПартизаны во время Великой отечественной войны заставляли немецких оккупантов быть все время настороже, не давая немцам покоя ни днем, ни ночью, создавая для них невыносимые условия. Вечный страх внезапного нападения партизан преследовал немцев на всей временно оккупированной территории СССР. Немецкое командование вынуждено было выставлять охрану и разрабатывать планы карательных операций против партизан. По немецким источникам, в 1941 г. против советских партизан действовало 78 специально выделенных батальонов. В 1942 г. их было уже 140. В первой половине 1943 г. – уже 270, а к концу года их было свыше 500.

В январе-феврале 1942 г. немцы пытались задушить партизанское движение в зародыше, бросив против него крупные силы. Тяжелые бои с карателями партизанские отряды и соединения проводили на Украине, в Белоруссии и в западных областях Российской Федерации. Многие партизанские отряды при этом были рассеяны и ушли для продолжения борьбы в подполье, часть отрядов погибла, а некоторые отошли за линию фронта. Так в ночь на 26 марта 1942 г. полиция безопасности и части СС и СД нанесли удар по минскому подполью. 28 руководителей подполья были повешены, 251 подпольщик расстрелян. Уже к весне 1942 г. партизаны стали представлять серьезную опасность для коммуникаций немецкой армии. Поэтому для решительной борьбы с партизанами немецкому командованию приходилось стягивать в уже оккупированные районы страны большие силы. А для крупных операций в областях, где партизанское движение приобрело широкий размах, как в Белоруссии, Брянской области и некоторых других районах, немецкое командование вынуждено было снимать отдельные воинские части с фронта. По оценке немецкого командования партизанская война в России оттянула на себя более 12 немецких дивизий, один горнострелковый корпус и 11 пехотных и кавалерийских бригад.

18 августа 1942 г. Гитлер , понимая, что партизанское движение вышло далеко за рамки незначительного локального фактора боевой обстановки, издал решительный приказ, получивший известность как Директива фюрера № 46. Приказ начинался следующим заявлением: " Зверства бандитов на Востоке приняли такой размах, который является для нас неприемлемым, поскольку угрожает стать серьезной опасностью для тылового снабжения и эксплуатации оккупированных территорий". Гитлер требовал покончить с партизанами до наступления зимы для того, чтобы "не допустить серьезных препятствий при проведении вермахтом операций в зимнее время". Он назначил рейхсфюрера СС Гиммлера ответственным за сбор и оценку информации о ходе антипартизанской борьбы; кроме того, Гиммлеру передавались все полномочия по организации операций против партизан на всех территориях, подчинявшихся гражданской администрации. Гитлер назначил начальника штаба ОКХ, ответственным за проведение антипартизанских операций в прифронтовых районах, а также распорядился о том, чтобы резервные части, перебрасываемые на Восток, в качестве боевой подготовки задействовались для выполнения таких операций.

Сознавая, что партизанское движение нельзя обуздать одними только военными средствами, Гитлер в первый раз признал, что для успешного ведения борьбы с партизанами необходимо заручиться поддержкой населения на соответствующих территориях. Для этого было необходимо, во-первых, обеспечить ему достаточный жизненный уровень, чтобы люди не уходили в партизаны, и, во-вторых, создать стимул для активного сотрудничества с оккупационными властями, назначив значительные награды за такое сотрудничество. Кроме того, Гитлер впервые дал разрешение на формирование на оккупированных территориях частей по борьбе с партизанам, и использование в них местного населения из числа военнопленных. Помимо боевых соединений, расположенных непосредственно на линии фронта, в расположение немецкого военного командования были выделены охранные дивизии, части полевой жандармерии и тайной полевой полиции, а также полицейские подразделения из националистически и антисоветски настроенного населения СССР.

Осенью 1942 года русские добровольцы приняли присягу на верность фюреру. Вот каким был текст присяги в полку русских добровольцев «Вейзе»: "Я клянусь перед Богом этой святой клятвой, что я в борьбе против большевистских врагов моей родины буду беспрекословно подчиняться верховному главнокомандующему всеми вооруженными силами Адольфу Гитлеру и как храбрый солдат в любое время готов отдать свою жизнь за эту клятву". Численность полицейских формирований к началу января 1942 г. составляла более 60 тыс. чел., что превышало вдвое состав немецкой полиции порядка, используемой на оккупированной территории.

Для уничтожения партизан были созданы и так называемые ягдкоманды (истребительные команды). Их структура давала возможность бороться против партизан весьма ограниченными силами. Они применялись чаще всего для проведения разведки боем. Численность их колебалась от взвода до роты. Главное в их тактике – скрытное продвижение, позволяющее как можно ближе подойти к партизанам, внезапно атаковать их и постараться уничтожить. К формированию «истребительных команд» или «охотничьих» (jagdkommando, zerstorungskommando) немцы приступили осенью 1941 г. Несколько позже была утверждена инструкция, согласно которой в команды «охотников» следовало отбирать опытных, бесстрашных и хорошо подготовленных солдат и унтер-офицеров, способных успешно действовать в любой обстановке. В ягдкомандах служили, главным образом, штрафники. От этих людей не требовалась хорошая военная подготовка. В таком деле необходим был инстинкт, навыки человека, близкого к природе, поэтому предпочтение отдавалась военнослужащим, работавшим до войны егерями и лесниками.

Ягдкоманды применили против партизан их собственную тактику. Они скрыто выслеживали советских патриотов и внезапно атаковали их с близкого расстояния, расстреливали или захватывали пленных (языков) – словом, действовали так, как действуют охотники. На исходный рубеж в район предстоящей боевой операции команда могла выходить самостоятельно или ее доставляли в кузовах машин, плотно закрытых брезентом. Высадка обычно производилась на ходу, на участке дороги, закрытом от дальнего наблюдения густой растительностью, складками местности, полуразрушенными строениями и т. д. Боевые группы команды, как правило, передвигались в ночное время, а днем личный состав отдыхал, тщательно замаскировав свое место стоянки. Чтобы исключить внезапное нападение противника, выставлялись боевое охранение и наблюдатели.

«Охотники» совершали нападения и на крупные партизанские колонны. Замысел таких нападений заключался в том, чтобы сорвать ту операцию, для осуществления которой колонна выдвигалась на исходный рубеж. Неожиданный огневой налет из засады (длительностью 10-15 секунд) выбивал командиров и пулеметчиков, заставлял партизан тащить назад в лагерь раненых. К тому же исчезал фактор внезапности, в результате им приходилось отказываться от намеченной операции. Один из бойцов ягдкоманды вспоминал после войны: «Охота на партизан продолжалась два-три дня. Мы прочесывали местность и всякого, кого встречали в лесу, будь он с оружием или без оружия, обычно убивали без следствия и суда».

Ягдкоманды постоянно контактировали с армейскими частями, что позволяло быстро и своевременно организовывать операции против народных мстителей. Наиболее успешно «охотники» действовали весной – летом 1944 г., во время проведения крупных антипартизанских акций («Моросящий дождь», «Ливень», «Праздник весны», «Баклан» и др.) в Белоруссии, в результате которых партизаны понесли самые большие потери за всю войну. Тем не менее, несмотря на профессиональную подготовку, «охотничьи команды» вермахта и нацистских спецслужб не смогли кардинальным образом изменить ситуацию на фронте борьбы с советским партизанским движением.

Для усиления борьбы с партизанским движением и советской разведкой в оккупированных районах нашей страны наряду с управлениями полиции безопасности и СД в марте 1942 г. был создан специальный орган Зондерштаб "Р" (Особый штаб по России). В его задачи входило выявление дислокации партизанских формирований, их руководящего состава, численности, партийной прослойки и совершение террористических актов в отношении командно-политического состава. Мобилизационный отдел ОКХ уже долгое время пытался довести до сведения командования, что Германия не обладала достаточными людскими ресурсами для ведения эффективной борьбы с партизанами только своими силами.

Однако, независимо от того, что говорилось в Директиве фюрера № 46, Гитлер не отказался от своих планов свести русское население до положения рабов и подвергнуть его самой безжалостной эксплуатации. Как следствие, он отказался предоставить достаточные стимулы для обеспечения настоящей поддержки немецких властей. К тому же, по мере того как год близился к завершению, русские люди все больше начинали понимать, что шансы Германии одержать победу стремительно падают. Отнюдь не идеализируя немецкую армию и своих товарищей из СС и СД, гестаповцы предупреждали:

"Необходимой предпосылкой борьбы с партизанами является пресечение всех актов произвола и бессмысленной жестокости по отношению к русскому населению. У многих солдат хождение с дубинкой, которую они пускают в ход при первой возможности, стало чем-то само собой разумеющимся… Доверие русского населения к немецкой армии, являющееся необходимым условием для умиротворения страны, может укрепиться только в результате справедливого обращения, энергичного проведения хозяйственных мероприятий, целеустремленной и близкой к жизни пропаганде и действенной борьбе с бандитизмом…" Но при этом отнюдь не отвергались пытки и репрессии по отношению к партизанам или к тем, кого только подозревали в принадлежности к ним или к подпольным просоветским организациям.

Германская разведка и гестапо уделяли большое внимание работе внутри партизанского движения. Начальник тылового района Северного фронта в сентябре 1941 г. требовал "создать широкую сеть секретных агентов, хорошо инструктированных и знающих ближайшие пункты явок. Создание этой организации является совместной задачей дивизий охраны тыла и тайной полиции". В партизанские отряды засылалась агентура из числа предателей Родины с задачей разложения их изнутри, проведения террористической и диверсионной деятельности. Часто группы агентов под видом партизан или разведчиков Красной Армии, снабженных подлинными документами и радиоаппаратурой, забрасывались в партизанские соединения для выявления мест их расположения. Боевые операции против партизан зависели от разведданных, в большинстве случаев добытых агентурным путем. В особых указаниях по борьбе с партизанами, а их в разное время было издано немецким командованием несколько, 11 ноября 1942 г., 10 февраля 1943 г. и 1 апреля 1944 г., говорилось, что "облавы против партизан без агентуры и проводников всегда будут безрезультатными, поэтому их следует предпринимать тлько с использованием агентуры".

Как только численность партизан в партизанском крае достигала 5 тыс. – 10 тыс. или более, они становились неуязвимыми для операций, проводившихся против них силами местной полиции. А поскольку немцы редко могли позволить себе выделить крупные силы регулярной армии для проведения масштабных антипартизанских операций, партизаны могли чувствовать себя в относительной безопасности. Карательные операции немцев, проводившиеся против партизан, отличались особой жестокостью. Немцы относились к участникам партизанского движения как к обыкновенным бандитам, поэтому пленных партизан ждала только смерть – расстрел или виселица. В свою очередь, это вызывало ответную реакцию со стороны партизан. Немцы совместно с "полицаями", а иногда и с регулярными войсками устраивали крупные антипартизанские операции, в которых гибло много мирных жителей. Крупные силы немцев и коллаборационистов прочёсывали лес и уничтожали всё живое. Лишь некоторых оставляли, для угона на работу в Германию . Считалось, что человек ушедший в лес или оказавшийся в деревне или даже районе, контролируемом партизанами, будь он даже без оружия, автоматически становился врагом Рейха, на что были соответствующие приказы. Мол, "хороший человек" в лес не пойдёт, он либо сам партизан, либо из семьи партизан. Кроме этого гитлеровцы формировали из изменников родины лжепартизанские отряды, которые занимались всяческой дискредитацией Советских партизан .

В первую неделю февраля 1943 г., после создания системы оборонительных опорных пунктов, командование 3-й танковой армии приступило к устранению партизанской угрозы. С началом зимы партизанская война вспыхнула по всей полосе групп армий «Север» и «Центр». Как и в прошлом году, советская сторона использовала партизан в качестве вспомогательной силы в наступлении. И снова для этого сложились самые благоприятные условия. Испытывая острую нехватку в личном составе на фронте, немецкое командование могло позволить себе иметь в тыловых районах только второсортные войска. Моральный дух в партизанских отрядах значительно окреп после недавних советских побед; возросла поддержка партизанскому движению и подполью и среди гражданского населения.

Гитлер, как и в начале войны, призвал ужесточить меры борьбы с партизанами. В январе 1943 г. он отдал приказ, согласно которому военнослужащие не привлекались к суду за жестокие действия, совершенные в борьбе с партизанами. Он провозгласил, что Женевской конвенции и правилам рыцарства нет места в такой войне. Зверства немцев, а еще больше латышских и эстонских формирований в "умиротворении" населения партизанских краев хорошо известны. В то же время немецкий генералитет полностью сознавал, что у него недостаточно сил для того, чтобы покончить с партизанами, а драконовские меры, если они будут применяться, только настроят против немцев все гражданское население на оккупированных территориях.

В конце февраля 1943 г. 3-я танковая армия провела операцию "Шаровая молния" против партизан в Суражском районе, северо-восточнее Витебска. Несмотря на то, что эта операция мало повлияла на ход войны в целом, ее стоит рассмотреть внимательнее по двум причинам. Во-первых, она способна дать представление о десятке аналогичных антипартизанских операций, проведенных немецким командованием в разное время и на различных участках в период с 1942 по 1944 г., и, во-вторых, чрезвычайно ясно отражает характер партизанской и антипартизанской войны. Суражский район находился непосредственно за участком фронта, который обороняла немецкая 3-я танковая армия. Партизаны активно действовали на этой территории в течение более года; благодаря их активности эта территория получила у русских неофициальное название Витебского коридора. В конце 1941 – начале 1942 г. партизаны и подразделения Красной армии через разрывы в линии фронта поддерживали с этим районом сообщение с использованием гужевого и даже грузового автомобильного транспорта, обеспечивая снабжение действовавших там партизанских формирований.

К февралю 1943 г. обстановка на фронте не претерпела значительных изменений. Участок фронта к северу от Суража, представлявший собой тонкую линию опорных пунктов, удерживался силами немецких авиаполевых дивизий. В местах разрывов линии фронта, а также в лесистых и болотистых районах немцы из-за нехватки войск были вынуждены предоставить партизанам полную свободу действий. Партизаны, численность которых составляла примерно 4-5 тыс. человек, организационно были сведены в бригады. Они построили долговременные полевые укрепления и оборудовали собственные аэродромы.

Для выполнения антипартизанской операции Г. Рейнгардт привлек две охранные дивизии. На первом этапе, который завершился 21 февраля, было необходимо определить очертания территории, на которой действовали партизаны, включавшей в себя почти весь Суражский район. Когда эта задача была выполнена, войска стали наступать внутрь этой территории, постепенно сжимая кольцо и заставляя партизан отступать в его центр. При этом было очень сложно обеспечивать контакт между подразделениями; войскам приходилось наступать по бездорожью, через леса по глубокому снегу, поэтому солдаты вскоре устали. В свою очередь, партизаны стремились избегать открытых столкновений с немецкими войсками; там, где это было возможно, они пытались без боя выскользнуть через бреши в кольце окружения. После завершения операции 8 марта армейское командование объявило об уничтожении около 3700 партизан, однако не было никакой возможности определить, кто из убитых действительно являлся партизаном, а кто относился к мирному населению. Как только немцы вывели из этого района свои войска, партизаны вновь вернулись туда и вскоре почти восстановили свою численность.

С весны 1943 г. немцы начали широкие военные действия против брянских партизан. Только в мае против них действовала 40-тысячная армия, в том числе 292-я мотопехотная дивизия, 2 полка 492-й пехотной дивизии, 102-я венгерская пехотная дивизия, около 120 танков 18-й танковой дивизии, 3 артдивизиона, 7 специальных батальонов по борьбе с партизанами при поддержке авиации. Против большой группы белорусских партизан в Минской области действовало до 30 тыс. вражеских солдат при поддержке танков, артиллерии и авиации. В 1944 г. немцы, предвидя наступление наших войск, обрушили свои удары против белорусских партизан. В апреле немцам удалось окружить 17-тысячную группировку партизан, которые 25 суток отбивались от 60-тысячной группировки карателей, имевшей 137 танков, 235 орудий. Ее действия поддерживала и авиация. Но партизаны прорвали кольцо окружения и вышли в тыл карателей.

Весной 1944 г. немцы провели три крупномасштабные антипартизанские операции (как оказалось, последние за время войны). Удары были направлены против партизанских баз. Еще со времен зимних боев 1941-1942 гг. тыловые районы немецких 3-й танковой армии и 4-й армии на левом фланге группы армий «Центр» стали участком Восточного фронта, на котором активно действовали партизанские отряды и группы. В 1944 г. командование 1-го Прибалтийского фронта вынашивало замыслы превратить этот партизанский край во второй фронт, с помощью которого в один прекрасный день удастся разгромить две немецкие армии. Наиболее мощной партизанской базой стала так называемая партизанская республика в районе реки Ушача, которая контролировала территорию в полосе 60 км между Лепелем и Полоцком. Во главе ее стоял опытный командир бригады и бывший комиссар полковник Владимир Лобанок. Другие партизанские центры, почти такие же мощные, держали под контролем районы к востоку от Лепеля до Сенно и южнее, между Лепелем и Борисовом. Весной 1944 г. они получили приказ оборудовать оборонительные позиции и удерживать район от попыток немецких войск захватить его.

Начиная с 11 апреля 20 тыс. военнослужащих из состава немецкой 3-й танковой армии были привлечены для участия в двух связанных между собой операциях против партизанской базы в районе Ушачи. Партизаны оказывали ожесточенное сопротивление, которое, однако, продлилось недолго. Несмотря на поддержку советской авиации, наличие большого количества минных полей и оборонительных позиций, оборудованных на большую глубину, им не удалось воспрепятствовать продвижению немецких частей. Многие из партизан, иногда целые бригады, были новичками, никогда прежде не бывавшими под огнем противника. Кроме этого, степень боеспособности партизанских частей была неодинаковой, партизанские бригады зачастую не могли взаимодействовать в обороне или осуществлять организованный отход. К середине мая партизанский центр Ушачи был уничтожен. Потери партизан составили до 7 тыс. убитыми и примерно столько же пленными. 22 мая войска 3-й танковой армии начали еще одну антипартизанскую операцию. На этот раз удары наносились по партизанским базам в районе, ограниченном населенными пунктами Лепель, Сенно, Борисов, Минск и Молодечно. И снова оборона партизан оказалась разобщенной и не координированной. Осуществляя нажим со всех сторон, немцы оттесняли партизан в узкие мешки, где затем уничтожали их по частям. Немцы прекратили операцию в связи с началом советского летнего наступления, однако до этого времени, по немецким данным, было уничтожено более 13 тыс. партизан. В июле и августе 1944 г., после отступления германских войск с советской территории, партизанское движение постепенно прекратило свое существование.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Операция «Цыганский барон»

По сведениям штаба, например, Брянского фронта на 1 октября 1942 года, за месяц советские патриоты выводили из строя в среднем 8-10 паровозов и 150-200 вагонов. В период с сентября по декабрь 1942 г. под откос было пущено 226 эшелонов. Партизаны, таким образом, делали все возможное, чтобы дестабилизировать обстановку в тылу 2-й немецкой танковой армии, в компетенцию органов тылового обеспечения которой входило поддержание «нового порядка» на территории Орловской области.

А к весне 1943 г. обстановка в оккупированных областях СССР стала выходить из-под контроля немецких органов, ответственных за поддержание «порядка и безопасности». Разработку контрпартизанских операций стали осуществлять оперативные отделы штабов армий. Для корпусных и дивизионных штабов были выделены офицеры абвера с особыми полномочиями, а в полках и батальонах – т. н. «офицеры обороны», ответственные за организацию антипартизанской борьбы. Прямая ответственность за проведение операций лежала на командующих армиями и группами армий. При проведении крупномасштабных акций совместными усилиями армейских соединений и вспомогательной полиции в первую очередь считалось необходимым лишить партизанские бригады свободы передвижения и навязать им боевые действия в крайне невыгодных для них условиях.

Командование 2-й немецкой танковой армии в целях уничтожения очагов «бандитского сопротивления» не раз проводило карательные операции с привлечением фронтовых соединений. В частности, во второй половине 1942 г. были проведены крупные оперативные мероприятия «Птичье пение» (Vogelsand), «Треугольник» (Dreieck), «Четырехугольник» (Viereck), «Белый медведь» (Eisbar) и др., однако желаемых результатов они не принесли. Армейские объединения в мае-июне 1943 г. вновь были задействованы в операциях «Вольный стрелок» (Freischutz), «Помощь соседу» (Nachbarhilfe), «Еловые дома» (Tannenhauser) и «Восток» (Osterei).

Параллельно с этими операциями немцы провели самую крупномасштабную и наиболее известную акцию под кодовым наименованием «Цыганский барон» (Zigeunerbaron). Общая численность немецко-коллаборационистской группировки была свыше 50 тыс. человек, с воздуха она поддерживалась авиацией. Штаб объединенных партизанских бригад Емлютина Д.В. располагал куда меньшими силами – 12 партизанскими соединениями (примерно 10 тыс. человек).

В борьбе с карателями народные мстители собирались, с одной стороны, использовать самостоятельно действующие отряды, чья маневренная тактика должна была позволить постоянно выходить в тыл врага и наносить ему неожиданные удары. С другой стороны, поскольку с партизанами жило немало местных жителей, бежавших в лес от оккупантов, было принято решение о создании укрепленного района. По его периметру были сооружены дзоты и блиндажи, огневые позиции для артиллерии, пулеметные гнезда, окопы для гранатометчиков и стрелков, которые соединялись траншеями и ходами сообщения. За пределами укрепрайона, на направлении наиболее вероятного появления противника, были вырыты отдельные окопы, рассчитанные на 7-10 человек, тщательно замаскированные подземные ходы сообщения.

Карательная операция «Цыганский барон» получила такое название ввиду того, что немцы видели в партизанах совокупный образ закоренелых «бандитов» и «цыган», она началась 16 мая. Хотя партизаны упорно сопротивлялись, но к 20 мая германским войскам и коллаборационистам удалось глубоко вклиниться в район базирования партизанских формирований. Были окружены и изолированы от остальных соединений бригады народных мстителей им. Щорса (731 чел.), им. Кравцова (свыше 600 чел.), 1-я им. Ворошилова (около 550 чел.).

Штаб Емлютина Д.В. и непосредственно приданные ему части бригады «Смерть немецким оккупантам» (около 1000 чел.) также оказались в котле, пропала связь и управление отрядами. 21 мая немцы овладели железной дорогой Хутор Михайловский – Унеча, благодаря чему возобновили на этом участке переброску моторизованных дивизий к фронту. Положение партизан ввиду значительного превосходства немцев стало критическим. В течение 10 дней, с 20 по 29 мая, они отбивали беспрерывные атаки немецких частей, поддерживаемых авиацией, которая, кроме бомб, сбрасывала листовки, призывавшие партизан сдаваться. К 29 мая у партизан почти иссякли боеприпасы и запасы продовольствия. Общую ситуацию спасало только то, что по ночам осажденным бригадам самолетами доставляли продукты питания, патроны и взрывчатку.

Бомбардировочная авиация Центрального фронта бомбила боевые порядки и расположения немецких войск, действующих против партизан в районах: Суземка, Кокоревка, Острые Луки, Алтухово, Глинное, Красная Слобода. Но, несмотря на эту поддержку, обстановка по-прежнему оставалась тяжелой…. Однако 31 мая, после 12 дней кровопролитных боев, немцы захватили партизанский аэродром у деревни Смелиж и оттеснили основные силы народных мстителей к Десне, в результате площадь обороняемого «советского района» сузилась до 6 кв.км. В этот критический момент штаб партизанского движения при Центральном фронте принял срочные меры по оказанию помощи партизанам. Наряду с доставкой боеприпасов, медикаментов и продовольствия, в брянские леса была направлена группа офицеров во главе с подполковником Горшковым А.П., которая возглавила руководство бригадами.

Новое командование объединенных партизанских бригад приняло решение пробиваться из котла. В кратчайшие сроки был разработан оперативный план. В ночь на 2 июля 1943 г. у хутора Пионерского остатки партизанских соединений пошли на прорыв. В ходе ожесточенных боев и ценою огромных потерь им удалось вырваться из окружения. В течение последующих дней партизаны пытались, насколько позволяли условия, восстановить свою боеспособность, продолжая при этом вести тяжелые бои против карателей. После 6 июля интенсивность боев стала снижаться, и к 10-му числу боевые действия почти прекратились.

В отчете 2-й немецкой танковой армии о проведении операции «Цыганский барон» говорилось, что партизаны понесли значительные потери: 1584 были убиты, 1558 взяты в плен, 869 – дезертировали. Из зоны боевых действий было принудительным образом эвакуировано 15 812 чел., более 2400 чел. были привлечены к суду как «бандитские пособники», что повлекло за собой карательные меры. Кроме того, было уничтожено 207 лагерей, 2930 землянок и огневых точек, захвачено 21 тяжелое орудие, 3 танка, 60 000 патронов, 5000 ручных гранат, десятки пулеметов, сотни единиц стрелкового оружия. Тем не менее, в отчете высказывалось опасение, что, поскольку командование «бандитов» и «костяк банд» до конца не уничтожены, можно ожидать постепенного наращивания партизанами мощи, если против них не будут проведены новые операции. Однако, как показали дальнейшие события, ни о каких крупных акциях не могло быть и речи, так как немецкое наступление под Курском требовало, чтобы все боеспособные части и соединения приняли в нем участие.

Таким образом, оккупанты не смогли достичь поставленных целей. Результаты операции «Цыганский барон» оказались преходящими, не идущими ни в какое сравнение с затраченными силами и средствами. Партизанам удалось, хотя и со значительными потерями, выйти из окружения. При этом народные мстители убили, ранили и пленили 3852 чел., 888 солдат из восточных батальонов и вспомогательной полиции перешло на сторону лесных солдат. 8 июля 1943 года штаб оперативного руководства вермахта подвел предварительные итоги результатов усилий по «умиротворению» оккупированных советских областей. В них говорилось, что, поскольку командованию не приходится рассчитывать на дальнейшее значительное наращивание сил, выделяемых для борьбы с партизанами, необходимо отчетливо понимать, что умиротворение восточных районов в результате последующих мероприятий достигнуто быть не может. Поэтому в будущем придется удовлетворяться только мероприятиями, жизненно необходимыми для обеспечения боевых действий. Фактически это было признанием провала немецкой оккупационной политики.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

"Охотники" .

В годы Второй мировой войны на захваченной территории СССР развернулось широкое партизанское движение. Первые группы и отряды народных мстителей стали действовать уже в конце июня – в июле 1941 года. Они наносили удары по тылам немецких войск, пытаясь отрезать их от источников снабжения, уничтожали живую силу врага и его технику, создавали для противника невыносимые условия, которые потом сказывались на боеспособности его частей и соединений.

Изображение

ОДИН из первых приказов по проведению боевых действий против партизан появился 19 июля 1941 года. В нем требовалось поддерживать в воинских частях состояние боевой готовности, запрещалось передвижение одиночных солдат, военнослужащим предписывалось всегда держать оружие наготове для открытия огня. Предусматривалось также создание специальных конных патрулей для охраны дорог, проведение внезапных и повторных налетов на населенные пункты, прочесывание местности и т. д.

По мере усиления партизанского движения в немецких приказах стали появляться указаниях о новых мероприятиях против народных мстителей. В частности, начиная с конца августа 1941 года при моторизованных и пехотных соединениях вермахта были сформированы мобильные отряды и подвижные охранные группы, иной раз вооруженные минометами. Однако эти меры общую ситуацию не изменили. Партизаны все активней и успешней громили тылы противника.

Оказавшись не в состоянии противопоставить советским силам сопротивления действенные способы борьбы, немцы были вынуждены не только использовать драконовские методы СД, войск СС и полиции порядка, но и заимствовать для обучения собственной армии многие приемы партизанских действий.

Новый импульс повышению эффективности борьбы с партизанами, по мнению германского командования, должны были придать «Основные положения по борьбе с партизанами», подписанные командующим сухопутными силами Германии генерал-фельдмаршалом фон Браухичем и введенные в действие с 25 октября 1941 года. В этом документе, разосланном командирам всех войсковых частей от дивизий до батальонов, был дан анализ общего характера партизанских действий на оккупированной территории, численность и вооружение партизанских отрядов, приемы и способы их боевых действий. Одно из основных положений этого документа гласило, что «борьба с партизанами ни в коем случае не должна ограничиваться удержанием какого-либо участка местности. Противнику должна быть навязана собственная инициатива боя».

Стремясь выработать действенную тактику борьбы с партизанами, осенью 1941 года в вермахте приступили к формированию в составе воинских частей «охотничьих», или «истребительных команд» (jagdkommando, zerstorungskommando). Так, в приказе от 25 ноября 1941 года по 137-й пехотной дивизии, действовавшей на московском направлении, указывалось на необходимость «держать в готовности истребительную команду, составленную из специально отобранных людей». Несколько позже была утверждена инструкция, согласно которой в команды «охотников» следовало отбирать опытных, бесстрашных и хорошо подготовленных солдат и унтер-офицеров, способных успешно действовать в любой обстановке. На должности командиров рекомендовалось назначать инициативных офицеров, знакомых с тактикой партизанской войны и увлекающихся спортивной охотой.

Впрочем, по данным советских органов госбезопасности, «охотничьи команды», действовавшие на участке дислокации армейских соединений группы армий «Север», набирались из солдат «испытательных» (или штрафных) частей. Командирами у них были офицеры, имевшие дисциплинарные взыскания. К примеру, при 28-м армейском корпусе борьбу с партизанами вела истребительная команда под руководством бывшего обер-лейтенанта люфтваффе, переведенного в сухопутные войска за грубые нарушения уставного порядка и воинской дисциплины.

В принципе немецкая сторона не отвергает мнения, что в ягдкомандах служили штрафники. Один бывший офицер вермахта после войны писал, что при отборе в истребительные команды требовался «совершенно иной подход, чем при формировании боевых подразделений». Лучшими бойцами в борьбе с партизанами чаще всего были так называемые «отчаянные» солдаты, в их характеристиках можно было найти замечание «не поддающийся воспитанию». От этих людей не требовалась хорошая военная подготовка. В таком деле необходим был инстинкт, навыки человека, близкого к природе, поэтому предпочтение отдавалась военнослужащим, работавшим до войны егерями и лесниками.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Изображение

Кроме истребительных команд вермахта, на оккупированной территории СССР действовали специальные подразделения, состоявшие из коллаборационистов — бывших советских граждан, согласившихся сотрудничать с немцами. Например, на захваченной территории Смоленской области в период с 10 по 15 июля 1942 года германской военной разведкой (абвером) при участии СД (службы безопасности Третьего рейха и СС) была сформирована особая часть для борьбы с партизанами, она называлась «Военная команда охотников Востока». Командовал частью русский эмигрант, офицер абвера Владимир Бишлер. Под его началом находилось около 600 человек. «Команда Бишлера» включала в себя взвод личной охраны, 6 стрелковых рот, разведроту, выполнявшую функции «охотничьей команды», артиллерийский дивизион и минометное отделение. На оккупированной территории Великолукской области при штабах и отделениях полевой жандармерии организовывались отряды ЕКА (Einwohnerkampfabteilung, «боевые местные подразделения»), предназначенные для ведения борьбы с партизанами. Несмотря на то, что в функциональном отношении отряды ЕКА делились на две категории, охранные (Wachtkommando) и истребительные, главной их задачей было проведение специальных мероприятий против представителей советского движения сопротивления, то есть, как отмечают исследователи, они выполняли задачи, свойственные «охотничьим командам». В численном отношении ягдкоманда не превышала роту (около 80 человек) и состояла, как правило, из четырех взводов (групп) по 15—20 бойцов. Каждый взвод имел на вооружении до трех ручных пулеметов (МG-34, с середины 1942 г. — МG-42) и хотя бы одну снайперскую винтовку. Члены команды также были вооружены автоматическим оружием — самозарядными винтовками (G-41 (W), затем — G-43 (W) и пистолетами-пулеметами (МP-38 и МP-40), в том числе советскими трофейными СВТ-40 и ППШ-41. Если была возможность, «охотникам» выдавали легкие (50 мм) гранатометы. Практика антипартизанских действий показала, что пулеметов должно быть не менее трех?— в случае окружения они обеспечивали круговую оборону взвода, а при необходимости прорыва из окружения — концентрированный огонь пулеметов позволял пробить брешь в боевых порядках партизан. Снайпер находился рядом с командиром взвода. Его задача заключалась в том, чтобы уничтожать пулеметные расчеты противника, командный состав партизанского отряда, а также тех, кто первым успел опомниться при внезапном нападении и пытался организовать сопротивление. В очередной инструкции вермахта, изданной в начале 1944 года, наряду с общими рекомендациями по борьбе с партизанами, подчеркивалось:

«… Ягдкоманды должны быть соответствующим образом оснащены. Им следует иметь маскировочные халаты, теплую одежду, крестьянские повозки и сани, вьючных животных, лыжи, полевую кухню, миноискатели, различные инструменты, аптечки, телефонное оборудование для подслушивания и передачи донесений командованию, рации.

Ягдкоманды необходимо вооружать большим количеством автоматов, автоматических карабинов, ручных пулеметов, легких гранатометов, ручных гранат. Ягдкоманды должны быть в состоянии в течение длительного времени вести боевые действия без пополнения своих запасов продовольствия и боеприпасов».

В данном случае речь идет о команде ротного состава. На местности по каждому направлению от основной базы истребительного подразделения действовала группа не более взвода, в противном случае не удавалось обеспечивать скрытность ее передвижения и маскировку.

Немцы довольно быстро изучили тактику партизанских действий. Она нередко сводилась к тому, чтобы избегать открытого боя с полевыми частями вермахта. Народные мстители нападали преимущественно из засад, небольшими группами, уничтожали личный состав, подрывали боевую технику, а затем отходили из района, где они провели операцию.

Ягдкоманды применили против партизан их собственную тактику. Они скрыто выслеживали советских патриотов и внезапно атаковали их с близкого расстояния, расстреливали или захватывали пленных (языков) — словом, действовали так, как действуют охотники. В случае встреч с превосходящими силами партизан члены истребительной команды уклонялись от боя. Перед выходом на боевое задание личный состав команды, а главное — ее командиры, изучали район предстоящей операции. Большое внимание обращалось на рельеф местности, господствующие высоты, дороги и просеки, опушки леса, поляны, входы в овраги, лощины и выходы из них, гати, межозерные дефиле, реки и болота, населенные пункты и другие места, где наиболее вероятны засады противника. Изучение района боевых действий велось тремя способами: по карте, с помощью данных авиаразведки и путем наблюдения с возвышенных точек.

Основными условиями успеха любого специального мероприятия ягдкоманды являлись полная секретность, маскировка и терпение. На исходный рубеж в район предстоящей боевой операции команда могла выходить самостоятельно или ее доставляли в кузовах машин, плотно закрытых брезентом. Высадка обычно производилась на ходу, на участке дороги, закрытом от дальнего наблюдения густой растительностью, складками местности, полуразрушенными строениями и т. д. Боевые группы команды, как правило, передвигались в ночное время, а днем личный состав отдыхал, тщательно замаскировав свое место стоянки. Чтобы исключить внезапное нападение противника, выставлялись боевое охранение и наблюдатели.

Члены «охотничьих команд» старались не оставлять следов: ни сломанных веток, ни вытоптанной травы, ни кострищ. Пустые консервные банки обычно сплющивали и закапывали под камнями или под корнями деревьев. В ходе выполнения боевого задания личному составу команды запрещалось курить, так как днем в лесисто-болотистой местности запах табачного дыма можно уловить на расстоянии до 800 метров; ночью на открытой местности огонек горящей сигареты виден с расстояния до 3 километров.

Наиболее подходящими зонами для боевой работы «охотников» считались те, где партизаны, совершая переходы, шли к объектам предполагаемых диверсий (мостам, железным и проселочным дорогам), а также в населенные пункты за продовольствием. Бойцы команды тщательно маскировались и вели скрытное наблюдение за всем, что происходило в их зоне ответственности. Внимание обращалось на мельчайшие детали, например обнаруженные следы. По ним можно было установить, кто, когда, из какого населенного пункта ходил в лес, что он там делал. Так постепенно вырисовывались маршруты подпольщиков?связных и партизанских разведывательно-диверсионных групп, хозяйственные маршруты, нащупывались места дислокации баз и «маяков». Выявлялись подходы к ним, наличие и расположение секретов, порядок смены дежурных нарядов на них, маршруты разводящих, периодичность прохождения блуждающих патрулей вокруг базы.

Знание обстановки давало возможность «охотникам» наносить партизанам очень чувствительные удары. Отмечается немало случаев, когда истребительные команды, перебравшись за периметр партизанских секрет-постов, бесшумно убирали партизанских командиров. Спецгруппы делали налеты на партизанские склады и базы снабжения. Бывали и нападения на крупные партизанские штабы, после чего в руках у немцев оказывались весьма ценные документы.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Изображение

При проведении ягдкомандами боевых операций большое внимание уделялось сбору и добыче разведывательной информации. Часто немцы и коллаборационисты стремились взять языка. Это происходило, например, при выдвижении многочисленной партизанской группы на разведку, диверсию или хозяйственный промысел. В этом случае на партизан выставлялась засада. В плен брали того, кто обычно шел сзади — его легче всего было отсечь от идущих впереди. Партизан, следовавших в голове группы, вырезали ножами. Все это делалось быстро. Следов при захвате не оставалось никаких.

Пленного допрашивали сразу же, с применением самых радикальных методов физического и психологического воздействия. Почти всегда задержанные говорили все, что от них хотели узнать. Бывали, правда, исключения. Тогда языка отправляли в город, в местное отделение тайной полевой полиции (ГФП) или СД, где с ним плотно «работали» гестаповские «специалисты».

«Охотники» совершали нападения и на крупные партизанские колонны. Замысел таких нападений заключался в том, чтобы сорвать ту операцию, для осуществления которой колонна выдвигалась на исходный рубеж, — например для уничтожения хорошо охраняемого железнодорожного моста. Засада при этом готовилась очень тщательно. Для нее выбиралось такое место, где движение партизанской группы (тем более — колонны) хотя бы с одной стороны оказывалось стесненным рельефом местности (склоном или обрывом холма, топью, оврагом и т.?п.). Чаще всего засаду устраивали там, где дорога (тропа) поворачивала влево по ходу движения противника. Сами «охотники» оказывались при этом впереди и справа сбоку от партизан. В результате идущим по дороге народным мстителям было неудобно разворачиваться в цепь лицом к врагу. В то же время такое расположение позволяло пулеметчикам перекрыть путь партизанам к отступлению и обеспечить свободу маневра своей группе при отходе.

Конечно, ожидать полного разгрома партизанского соединения, в несколько раз превосходящего истребительную команду своей численностью и составом вооружения, не приходилось. Однако такая цель и не ставилась. Неожиданный огневой налет из засады (длительностью 10—15 секунд) выбивал командиров и пулеметчиков, заставлял партизан тащить назад в лагерь раненых. К тому же исчезал фактор внезапности, в результате им приходилось отказываться от намеченной операции. Если впереди партизанской колонны шла разведка (боевое охранение), ее обычно пропускали и внезапно атаковали в узком месте сзади и сбоку. Трупы немедленно убирали с дороги, следы схватки устраняли.

Партизанскую колонну ягдкоманда встречала прицельным шквальным огнем из автоматов и пулеметов с дистанции 70—100 метров, не позволявшей партизанам успешно применять ручные гранаты. Для увеличения плотности и точности огня «охотники» часто притягивали ручные пулеметы и автоматы ремнями к пенькам либо к сучьям деревьев. Тогда оружие не дергалось, можно было вести прицельный огонь в очень высоком темпе.

Уходя после огневого налета, ягдкоманды старательно избегали появления на открытом пространстве (поляна, просека, дорога). Путь отхода обычно выбирался по обратным скатам холмов, лощинам, оврагам. Как правило, выбирались два пути отхода — основной и резервный, подготовленные заранее. Отход прикрывал пулеметчик, который располагался на удалении 150—200 метров от основной огневой позиции. Своей стрельбой он глушил звуки шагов убегавших «охотников», сам уходил последним. На путях своего отхода «охотники» всегда ставили мины-ловушки (обычно в виде ручных гранат на растяжках).

В случае внезапной встречи двух групп на лесной тропе, что называется, лоб в лоб (менее 30—40 метров) успешнее действовал тот из противников, кто был психологически готов к встречному бою на короткой дистанции. В таких случаях никто на приказы командиров не надеялся. Все в основном действовали по отлаженной схеме: одни «охотники» бросались на землю вправо, другие — влево и немедленно отползали дальше от тропы. Один из пулеметчиков открывал огонь, а несколько бойцов бросали гранаты. Цель этих действий сводилась к тому, чтобы захватить в бою инициативу и создать себе необходимые условия для совершения выгодного маневра.

Опыт войны показал, что в подавляющем большинстве случаев «охотники» при лобовых столкновениях в лесу действовали намного успешнее, чем партизаны. В первую очередь, это было связано с тем, что члены ягдкоманд были лучше подготовлены. Как известно, народные мстители часто пытались заменять профессионализм личным мужеством бойцов. Но в схватках с «охотниками» мужество не помогало. Партизаны теряли десятки человек убитыми и ранеными.

Командиры и бойцы истребительных команд всегда действовали так, как будто перед ними был равноценный по выучке противник (хотя на самом деле командиры попавших в засаду партизанских формирований довольно редко пытались организовать окружение или преследование «охотников»). Выполнив задачу, они сразу же быстро устремлялись назад и в сторону от места засады.

В тех случаях, когда «охотники» все-таки сталкивались с угрозой окружения, они разделялись на тройки и уходили в разные стороны. При этом одна тройка периодически занимала удобную огневую позицию и вела по преследователям прицельный огонь из положения лежа, а остальные стремились разместиться на флангах, с которых они также вели огонь по противнику.

«Боевые тройки» подбирались заранее, по принципу личной совместимости. В бою каждый боец тройки и взвода точно знал свою боевую задачу и зону ответственности, варианты действий в любом теоретически возможном боевом эпизоде. Поэтому большое внимание уделялось тому, чтобы каждый боец команды умел видеть поле боя в целом, интуитивно чувствовать обстановку, свободно ориентироваться в лесу (в том числе ночью и в плохую погоду), умел хорошо стрелять и маскироваться.

«Охотники» избегали любых контактов с населением. В случае обнаружения местными жителями команда немедленно покидала район пребывания и либо прекращала операцию, либо совершала быстрый переход на другой участок, удаленный от того места, где ее засекли, не меньше чем на 10—15 км. Лишь спустя некоторое время (через сутки — двое) она возвращалась в первоначальный район, но обязательно обходными путями.

Инструкции требовали от «охотников» безжалостного «уничтожения каждого, кто попал в западню», в том числе любых случайных свидетелей. Один из бойцов ягдкоманды вспоминал после войны:

«Охота на партизан продолжалась два-три дня. Мы прочесывали местность и всякого, кого встречали в лесу, будь он с оружием или без оружия, обычно убивали без следствия и суда».

Каждая ягдкоманда была обеспечена переносной радиостанцией, работавшей только на прием. Текущую оперативную информацию в штаб никогда не передавали. Лишь иногда зашифрованные сообщения оставлялись в заранее подготовленных для этой цели тайниках («почтовых ящиках») либо передавались через надежных связных. В самых исключительных случаях «охотники» прибегали к помощи агентов, завербованных немецкой разведкой из числа мирных граждан, встречи с которыми происходили в точках, указанных в штабе по радио.

Информацию о местонахождении партизанских отрядов ягдкоманды чаще всего получали по радио от мобильных патрулей и подвижных охранных групп полевой жандармерии, реже — от агентуры из местного населения.

Проведение специальных операций против партизан, безусловно, заставляло германское командование тщательно продумывать действия «охотников». Опыт показал, что истребительные команды эффективно действуют в течение двух-трех дней, в последующем личный состав, принимавший участие в операции, нуждается в отдыхе и пополнении боеприпасов. Эта проблема решалась следующим образом: для «охотничьих команд» в удобных местах заранее оборудовались тайники с боеприпасами и продовольствием, определялись возможные базы отдыха, как правило, замаскированные под хозяйственные объекты, госпитали или уединенные населенные пункты. Иногда боеприпасы и продовольствие командам доставлялись с помощью самолетов,?например одномоторного разведсамолета «Физелер-Шторх» (Fieseler Fi.156 Storch).

Боевая деятельность истребительных команд всегда строилась на основе прочного взаимодействия с немецкими оккупационными органами, ответственными за поддержание порядка на захваченной территории, а также коллаборационистскими формированиями — «восточными батальонами» и подразделениями вспомогательной полиции. Ягдкоманды постоянно контактировали с армейскими частями, что позволяло быстро и своевременно организовывать операции против народных мстителей. Наиболее успешно «охотники» действовали весной—летом 1944 года, во время проведения крупных антипартизанских акций («Моросящий дождь», «Ливень», «Праздник весны», «Баклан» и др.) в Белоруссии, в результате которых партизаны понесли самые большие потери за всю войну.

Тем не менее, несмотря на профессиональную подготовку, «охотничьи команды» вермахта и нацистских спецслужб не смогли кардинальным образом изменить ситуацию на фронте борьбы с советским партизанским движением.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

ИзображениеЗнак "За борьбу с партизанами" .

Учрежден 30 января 1944 года в трех классах. Золотой знак вручал­ся за 100 дней боев с партизанами или 150 вылетов во время про­ведения боев с партизанами, серебряный - за 50 дней боев или 75 вылетов, бронзовый - за 20 дней антипартизанских действий или 30 вылетов в зону боев. Был учрежден (но не вручался) также золо­той знак с бриллиантами, который относится к первоклассным уни­кам. Знак вручался не только сотрудникам СС, гестапо, полевой жандармерии, но и всем родам войск, включая береговую артилле­рию. Знак штампованный цельнометаллический с двумя варианта­ми реверса: плоским или полым, повторяющим аверс. Размер зна­ка в среднем 57 на 49 мм. Изготавливался из латуни, цинка и дру­гих материалов. Крепился как на широкой застежке, так и на игле.

Вручался в темно-зеленой коробке, носился на левом нагрудном кармане. Золотой знак вручался лично Гиммлером. Первое награ­ждение состоялось 21 февраля 1945, сразу четвертым служащим Ваффен-СС за бои на Адриатическом побережьи.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Для всех видов вооруженных сил Верховное командование вооруженными силами Штаб фюрера 6 мая 1944 года Наставление «Боевые действия против партизан» вводится в действие в вермахте с 1 апреля 1944 года. Руководство «Боевые инструкции по борьбе против партизан на Востоке» от 11 ноября 1942 года отменяется. От имени верховного главнокомандующего вооруженными силами, Йодль. А. Управление войсками Боевые действия против партизан — это прежде всего вопрос руководства. Успех этих действий зависит от превосходства нашего руководства. Права и обязанности отдельных начальников в действиях против партизан определены соглашением между верховным командованием вооруженных сил и рейхсфюрером СС и начальником немецкой полиции. Для руководства сравнительно широкими действиями против партизан должен быть назначен ответственный начальник. Его права в отношении частей и соединений, выделяемых вооруженными силами и [294] войсками рейхсфюрера СС, и, если необходимо, в отношении гражданских властей должны определяться заблаговременно путем согласования между соответствующими заинтересованными начальниками. Борьба против партизан требует тесного взаимодействия между военными властями, представителями рейхсфюрера СС и гражданскими властями. Взаимодействие должно быть налажено еще в стадии планирования. При проведении гражданскими властями таких мероприятий, как сельскохозяйственные работы, строительство дорог, мостов, заготовка леса, переселение и т. д., нужно учитывать все, что на данный момент известно о дислокации и действиях партизанских отрядов. Вместе с тем, во время боевых действий против партизан нужно учитывать, насколько это возможно, интересы гражданской администрации. В боях с партизанами разграничительные линии принимать во внимание не следует. Если во время боя действия распространятся на соседний участок, они не должны прерываться. Заблаговременное ознакомление частей соседних участков с планами проведения крупных мероприятий обеспечивает своевременное включение их в боевые действия. В боях с партизанами до сих пор успешно применялась следующая тактика: а) Окружение партизан и очищение от них окруженной местности. Это основной метод действий против партизан и в то же время наиболее действенный способ ликвидации угрозы с их стороны. Ведение боевых действий по окружению требует крупных сил, но зато обеспечивает решающий успех. б) Уничтожение посредством внезапной атаки с последующим преследованием. В тех случаях, когда для осуществления окружения не хватает сил или времени или же характер местности не позволяет предпринять этот вид боя, партизан следует атаковать, [295] разгромить и преследовать до полного уничтожения. в) Использование против партизан ягдкоманд. С целью предупреждения создания партизанских отрядов, а также нарушения их коммуникаций лучше всего использовать небольшие, но очень боеспособные отряды, созданные и вооруженные, как ягдкоманды. г) Меры охранения от партизан. Все войска, транспортные и экономические объекты, а также имеющие военное значение заводы подлежат охране от налетов партизан и, кроме того, сами должны принимать меры по обеспечению своей безопасности. В боевых действиях против партизан инициатива всегда должна принадлежать нам. Даже если командир располагает небольшими силами, он не должен проявлять нерешительность. По возможности, против каждого выступления партизан необходимо предпринимать контрмеры. Способы боевых действий против партизан в каждом отдельном случае зависят от численности наличных войск и степени активности партизан, а также общей обстановки. Для того чтобы успешно применить именно тот способ боевых действий, который при данной обстановке позволит нанести противнику наибольший ущерб, командир должен проявить храбрость, инициативу, умение применяться к обстановке и использовать уже имеющийся опыт борьбы с партизанами. Промедление и бездеятельность дают партизанам время обосноваться и увеличить свои силы. Против вновь появляющихся отрядов следует предпринимать немедленные меры. Невозможно ликвидировать угрозу со стороны партизан путем применения только одного какого-то способа действий. Даже те части, во главе которых стоят наиболее способные командиры и которые ведут [296] наиболее успешные действия против партизан, не добьются решающего успеха, если в районе, очищенном от партизан, не будут приняты надежные меры по охранению войск. И, наоборот, даже самые надежные меры по охранению войск не дадут должного эффекта, если войсковые части в ходе непосредственных боевых действий не очистят от партизан достаточно обширные районы. В тактике следует избегать шаблонных действий, поскольку партизаны быстро к ним приспосабливаются и принимают необходимые контрмеры, тем более что они имеют на этот счет специальные указания своих штабов, которые постоянно направляют их действия. Борьба с партизанами требует от командира в период активных боевых действий своевременно определять направление главного удара или основное направление при принятии мер по охранению войск. В бою с партизанами обстановка быстро меняется и ставит командира перед необходимостью принимать новые решения. Поэтому необходимо, чтобы командир всегда имел в своем распоряжении достаточные резервы, с тем чтобы в случае необходимости иметь возможность изменить направление главного удара. В качестве резервов и диверсионных отрядов лучше всего иметь небольшие, но высокоподвижные силы. Обширность районов, в которых приходится вести боевые действия против партизан, лишает командира возможности оказывать постоянное влияние на действия своих частей и подразделений. В этой связи оправдали себя следующие меры: а) Заблаговременная организация хорошей связи — в основном разветвленная телефонная сеть в сочетании с надежной радиосвязью, — которая облегчает быструю передачу донесений и указаний, особенно набольшие расстояния. б) Использование командиром легкого самолета [297] (геликоптера «Физелер») с целью иметь возможность вмешиваться в руководство боем на решающих участках. в) Осуществление командиром непосредственного контроля за подразделениями путем передвижения с ними от рубежа к рубежу и постановки перед ними ближайших задач. Если имеющиеся сведения о противнике недостаточны, а район действий довольно обширен, командир должен учитывать возможную потерю времени. Ознакомление же подразделений с общим планом действий обеспечивает им необходимую самостоятельность в рамках поставленных перед ними задач. Достижение внезапности в бою с партизанами является важным тактическим требованием. Как свидетельствует опыт, у партизан сложилось мнение, что на них редко могут напасть в плохую погоду или в условиях бездорожья. Поэтому они считают, что наши войска избегают проникать в глубь болот и лесных чащ. Каждый командир, который в условиях плохой погоды и труднопроходимой местности предпринимает против партизан какие-то действия, как правило, может рассчитывать застигнуть партизан врасплох. Особенно следует опасаться того, что партизаны могут заранее узнать о мерах, готовящихся против них. Поэтому обо всех подготовительных мероприятиях должен знать очень узкий круг штабных офицеров. Разговоров по телефону следует избегать. Сохранение тайны обеспечивается применением шифров. Поскольку партизаны придают большое значение перехвату наших телефонных разговоров, стремясь заблаговременно получить сведения о готовящихся против них действиях, необходимо уделять особое внимание маскировке узлов и линий связи, обеспечивать контроль за соблюдением требований секретности с целью [298] не допустить обычную утечку сведений. Желательно, чтобы о предстоящих действиях войска ставились в известность только непосредственно перед их началом. Во время боевых действий войскам всегда следует помнить, что враг должен быть захвачен врасплох. Поэтому к району сосредоточения необходимо подходить только с наступлением темноты, а исходные позиции занимать лишь по прибытии главных сил... Б. Войсковые части Все немецкие войска, в том числе тыловые, технические и охранные части, должны быть всегда готовы вести боевые действия против партизан. Боевые действия против партизан следует рассматривать как «действия в особых условиях». В лице партизан войска имеют дело с врагом, чья тактика во многих отношениях отличается от тактики регулярных войск. Его хитрости, злобности и жестокости необходимо противопоставить высокую бдительность, решительность и суровость. В борьбе с партизанами эти качества значат больше, чем многое другое. Однако войска очень часто не понимают этого. Они склонны считать борьбу с партизанами слишком легкой. Сталкиваясь иногда с незначительными, недостаточно хорошо вооруженными силами партизан, они действуют беспечно и таким образом подвергают опасности себя и другие части... Беспечность не должна расцениваться как отвага. Войска должны хорошо организовать разведку и наблюдение, особенно поиск месторасположения партизан... С этой целью рекомендуется использовать ищеек. Необходимо вовремя обезвреживать заминированные [299] участки и объекты, памятуя, что мины тщательно маскируются. Для этого разведывательным подразделениям, передовым и прежде всего штурмовым отрядам придавать саперов (см. статью 39). В незнакомой местности принимать все необходимые меры предосторожности. В качестве проводников можно использовать дезертиров, военнопленных или подходящих местных жителей (например, лесников, хорошо знающих дороги). Во время борьбы с партизанами необходимо иметь надежное охранение войск, так как врага можно ожидать отовсюду. Часть на марше должна организовать круговое охранение. Дистанция между подразделениями на марше должна быть небольшой. Тяжелое оружие следует придавать каждому подразделению, следующему в походной колонне. Если предстоит двигаться по неразведанной дороге, с целью обнаружения мин можно принимать следующие меры предосторожности: а) высылать перед колонной деревянные катки; б) гнать впереди колонны скот. На отдыхе войска должны надежно охраняться. Лучшим средством защиты является круговая оборона. В населенных пунктах войска также должны иметь круговое охранение. При расквартировании части дробить не рекомендуется. Наступление в лесу. Войска должны уметь вести бой и преследование партизан в лесах, зарослях и в болотистой местности. Во время продвижения по лесу, в котором предполагается наличие крупного партизанского отряда, войска должны обеспечить себя от нападения: ведением усиленной разведки; готовностью открыть мощный огонь; применение специального порядка движения. [300] Наименьшим подразделением, которое может самостоятельно действовать в этих условиях, является рота. Как правило, войска должны наступать на широком фронте (рота, например, с двумя взводами в первой линии) с целью навязать партизанам бой и использовать максимальное количество людей и вооружения во время боя и последующего преследования. Кроме того, такой порядок наступления является лучшей защитой против засад, часто устраиваемых партизанами. Другая форма развертывания для наступления — это глубокое построение боевых порядков. В условиях, когда местонахождение отрядов партизан неизвестно, такой порядок гарантирует свободу действий командиру и облегчает продвижение, но он имеет и свои неудобства — уязвимость флангов, возможность натолкнуться на засады. Поскольку войска в данном случае будут двигаться по дорогам и легко преодолимым участкам местности, им трудно будет навязать партизанам бой, и последние смогут ускользнуть. Поэтому войска, привыкшие к действиям в лесах, обычно предпочитают расчлененные боевые порядки. Если лес необходимо прочесать только с целью поимки отдельных партизан, подразделения следует развернуть в цепь. При этом желательно, чтобы солдаты видели друг друга. ...Связь поддерживать с соседями с обеих сторон, приказания передавать слева направо. С целью предупреждения внезапного нападения противника до одной восьмой личного состава выделять в резерв. Следовательно, командир непосредственно имеет в своем распоряжении резервы, а также часть подразделения тяжелого оружия. [301] В бою наши войска должны обладать огневым превосходством. Во главе штурмового отряда должен стоять командир подразделения тяжелого оружия, который обязан подавить как можно больше огневых средств партизан. Авангард должен иметь тяжелое оружие, особенно такое, которое можно немедленно пустить в ход, чтобы быстро обеспечить огневое превосходство в случае неожиданного столкновения с противником. Борьба против партизан требует подготовки личного состава для действий в ночных условиях... Во время боевых действий даже в плохую погоду на труднопроходимой местности войска должны проводить ночь там, где этого требуют задачи боя. Часто наблюдаемое стремление ночевать в населенных пунктах следует пресекать всеми средствами, поскольку в таких случаях территория без всякой необходимости уступается противнику. Войска должны также уметь вести бой с партизанами, обороняющимися на заранее подготовленных позициях. В этом случае особенно важно посредством внезапной атаки подвижных подразделений с ходу занять позиции противника, даже если эти подразделения не имеют тяжелого оружия. Войска должны научиться бесшумно продвигаться и искусно маскироваться, если они хотят застать партизан врасплох. Вооружение войск должно соответствовать условиям ведения боевых действий против партизан. Даже на местности, лишенной дорог, солдаты должны сами нести свое оружие. В борьбе с партизанами самое лучшее оружие то, которое можно быстро изготовить к бою. Личное огнестрельное оружие, автоматические карабины, автоматы, винтовки с оптическим прицелом, ручные и станковые пулеметы, легкие и тяжелые противотанковые пушки, легкие [302] пехотные пушки, легкие зенитные орудия, легкие огнеметы — вот испытанное оружие для борьбы с партизанами в лесистой и болотистой местности. Тяжелое оружие, например тяжелая артиллерия, тяжелые зенитные орудия, тяжелые противотанковые орудия, в значительной степени уменьшают скорость передвижения подразделений в болотах и зарослях. Тем не менее, тяжелое оружие может оказать серьезную поддержку тем подразделениям, которые в период проведения действий по окружению выделяются для блокирования путей отхода противнику или в резерв. Использование в борьбе против партизан разведывательных и других танков, даже устаревших конструкций, имеет весьма большое значение, и не только из-за их огневой мощи, но особенно потому, что они оказывают сильное моральное воздействие на партизан. Однако использовать танки в болотистой, лесистой и горной местности часто трудно, а иногда и вовсе невозможно. Саперы необходимы для ремонта разрушенных дорог и мостов, для прокладывания дорог через болота и в зарослях, для разминирования, для подрыва укреплений и укрытий партизан... Конные отряды в борьбе против партизан целесообразно использовать для разведки, особенно в условиях бездорожья. При наличии удобных дорог с успехом можно применять также и моторизованные части. Частям, выделенным для проведения самостоятельных боевых действий, должны быть приданы специализированные и конные подразделения. Это необходимо для того, чтобы они могли самостоятельно от начала до конца вести бой, не рассчитывая в решающий момент на поддержку извне. Кроме того, эти отдельные подразделения, и обязательно [303] каждый батальон, должны иметь своего переводчика, и, если возможно, им должны быть приданы подразделения СД или полевой полиции, чтобы пленных можно было допрашивать немедленно. Войска должны быть подвижными. Механизированные и моторизованные части способны успешно преследовать быстро отходящие отряды и, если необходимо, заходить им в голову. Кроме того, необходимо использовать обычные крестьянские повозки, сани и вьючных животных, особенно в густых зарослях, болотах и лесах, а также в зимнее время... Для преодоления болот часть личного состава должна иметь специальное снаряжение. Такое снаряжение состоит прежде всего из сплетенных из ветвей лыж или щитков, которые дают возможность прикрепившему их к ногам идти по болоту, а также из болотных саней, используемых для перевозки тяжелого вооружения и боеприпасов. В летнее время требуются сетки от комаров. Для борьбы с партизанами в горной местности совершенно необходимо альпинистское снаряжение. В случае необходимости войска должны сами изготовить снаряжение, необходимое для борьбы против партизан, используя для этого подручные материалы. В борьбе против партизан войска нуждаются в большом количестве хорошо оснащенных подразделений связи, способных в любых условиях быстро налаживать связь. Конные посыльные, а при наличии хороших дорог и мотоциклисты являются необходимым дополнением к техническим средствам связи. Переброска подкреплений и предметов снабжения в районы действия партизан связана с большими трудностями... Войска, выделяемые для борьбы с партизанами, с самого начала должны быть снабжены в достаточном количестве боеприпасами и взрывчаткой. [304] Продовольствие, если необходимо, следует реквизировать у населения. Особенно важно, чтобы мелкие самостоятельные отряды и ягдкоманды были обеспечены провиантом, необходимым медицинским персоналом и транспортом, чтобы в течение нескольких дней они самостоятельно могли вести боевые действия... ...Вооруженные отряды из местного населения могут лучше всего проявить себя в борьбе против партизан, только действуя совместно с нашими войсками или в тесном с ними взаимодействии. Очень важно уберечь их от воздействия вражеской пропаганды. Это достигается с помощью соответствующей просветительной работы и путем максимально частого использования их в боях. Последнее необходимо для того, чтобы у них не оставалось времени для общения с местным населением, подверженным вражеской пропаганде. В. Ведение разведки против партизан Разведывательные действия против партизан включают: а) сбор сведений о действиях партизан; б) разведку перед началом боевых действий; в) разведку в ходе боевых действий. Сбор сведений Цель сбора сведений — получить общее представление об обстановке в районе борьбы против партизан путем анализа многочисленных данных. Сбор сведений обеспечивается: [305] а) передачей командованию всех данных наблюдения за действиями партизан; б) организованным наблюдением за партизанами... Пункты сбора сведений о действиях партизан должны создаваться теми начальниками на местах, которые отвечают за организацию борьбы против партизан, или, если необходимо, подчиненными им частями. Пункты сбора сведений должны иметь надежную связь с соответствующими начальниками. Если партизаны нарушают, как это часто случается, проволочную связь, следует пользоваться радиосвязью. Донесения о партизанах должны направляться непосредственно в пункты сбора сведений. Круг вопросов, подлежащих освещению в указанных донесениях, и предъявляемые к ним требования изложены в статьях 64–68... Важные сведения должны передаваться немедленно... Поступившие сведения о действиях партизан должны анализироваться начальниками, ответственными за борьбу против них в данной местности. Оценка и анализ сведений о партизанах требуют опыта и знания местных условий. Большую ценность представляют сведения о реквизициях, проведенных партизанами. По количеству реквизированного ими продовольствия и численности их групп снабжения можно установить примерную численность самих отрядов. К сведениям, поступаемым из отрядов от местного населения, следует подходить очень осторожно. Их сведения о численности противника и о его потерях обычно бывают сильно преувеличенными, а о времени его действий — часто неверными. Очень часто такие донесения составляются под воздействием самих партизан... [306] Сразу же за оценкой обстановки должно следовать решение. Если из оценки обстановки следует, что немедленные действия необходимы и возможны, должен быть отдан приказ начинать наступление, о чем тут же посылается донесение старшему начальнику (см. статью 53) вместе с донесением о принятых мерах. Если из оценки обстановки следует, что против партизан следует предпринять определенные действия, но сил для этого не хватает, старшему начальнику следует немедленно послать донесение, в котором рекомендовать необходимые действия, указав на недостаток собственных сил. (О ежедневных донесениях о партизанах.) (Об обмене сведениями между соседними штабами.) В штабах, ответственных за организацию борьбы против партизан, необходимо наносить на специальные карты обстановку как в своем, так и в соседних районах действий партизан. Разведка перед началом боевых действий До начала боевых действий против партизан ответственный начальник должен обеспечить своевременное получение таких сведений о противнике, которые необходимы ему для развертывания его сил. Ответственность за это лежит на командире, руководящем проведением данных боевых действий. В дополнение к сведениям, полученным из текущих донесений, разведка должна установить местонахождение лагерей партизан, состояние дорог, данные о численности и вооружении противника. Имеется три способа получения таких сведений: а) использование агентов; этот способ может применяться [307] во всех случаях, особенно тогда, когда сведения нужно собрать совершенно незаметно; б) использование для разведки ягдкоманд; этот способ может применяться в тех случаях, когда разведка производится в районе, в значительной степени контролируемом партизанами, или против крупных отрядов, которые, вероятно, не уступят занимаемой ими территории без боя; в) использование разведывательных самолетов, особенно геликоптеров «Физелер»; этот способ может применяться только в том случае, если над контролируемыми партизанами районами часто совершаются полеты и появление разведывательного самолета не может явиться для партизан предупреждением о подготовке против них каких-то мер. Применение этого способа разведки против крупных отрядов, видимо, требует меньших предосторожностей, так как, в отличие от мелких отрядов, которые обычно уклоняются от боя, они готовы отразить нависающую над ними угрозу. Против отступающих партизан воздушная разведка должна применяться без всяких колебаний. (Об агентах.) (О наблюдении за населением.) (О наблюдении за воздушными перевозками для партизан.) Донесения о партизанах должны быть точны и лишены преувеличений. Донесения о партизанах должны быть краткими и ясными... В первом донесении особенно важно осветить следующие вопросы: время обнаружения партизанского отряда; место обнаружения отряда; численность отряда; его действия; его организацию. [308] Все последующие детали должны быть сообщены позднее в приложении. В нем необходимо указать следующее: фамилии командира и комиссара отряда; название отряда; кому отряд непосредственно подчинен; местонахождение запасного и резервного лагерей; откуда прибыл отряд; куда он направляется; его вооружение; его средства передвижения; ущерб, нанесенный отрядом; остальные сведения об отряде. (О терминологии в донесениях.) (О местных наименованиях в донесениях.) (Об условных названиях отрядов в донесениях.) Разведка в ходе боевых действий В ходе боевых действий против партизан необходимо проводить активную разведку на всех этапах боя и на всех участках, включая тыл и фланги. Ответственность за это лежит на начальнике, который руководит этими действиями, и на всех подчиненных ему командирах. Перед разведкой стоят следующие задачи: а) обнаружить все скрытые силы противника; б) своевременно обнаружить любые попытки партизан незаметно выйти из боя или прорваться через наши боевые порядки: в) предотвратить возможность внезапной атаки или нападения из засады; г) разведать позиции противника и наилучшие к ним подходы. [309] Разведка во время боя должна проводиться в соответствии с обычными правилами. Разведывательные подразделения, действующие против партизан, должны быть достаточно сильными. Для выполнения этой задачи лучше всего использовать хорошо подготовленные ягдкоманды. Допрос пленных является одним из лучших способов получения сведений. Поэтому захваченных партизан расстреливать сразу не следует. Последующий тщательный допрос пленных, представляющих наибольший интерес, дает сведения об организации партизанских отрядов и средствах их связи. Г. Методы боевых действий 1. Окружение и уничтожение Метод уничтожения партизан путем окружения нужно стараться применять во всех случаях, даже против мелких отрядов. Если имеются необходимые для окружения силы и средства, применение такого метода всегда будет успешным. Этот метод заключается в том, чтобы отрезать отряду пути отступления и затем последовательно уничтожить его по частям. При определении сил и средств, необходимых для окружения, следует учитывать следующее: а) неплотное кольцо окружения недостаточно, необходимо создать надежное сдерживающее кольцо (впереди — разведподразделения, затем — главные силы с тяжелым оружием, в тылу — подвижные резервы); б) окружать следует только тот район, где действительно находился противник; соседние же районы, [310] где только предполагается наличие партизан, оставлять в стороне. Если имеющихся сил и средств недостаточно для окружения всего района, занятого партизанами, действия могут быть ограничены окружением части данного района, прежде всего его наиболее важного участка. Совершенно необходимо, чтобы подготовка к окружению и его осуществление проводились чрезвычайно тщательно, в соответствии с требованиями. С этой целью окружающие войска сосредоточиваются на значительном удалении от основного района действий партизанских отрядов. Пункты сосредоточения для окружения не всегда должны располагаться кольцом вокруг района действий партизан. С целью ввести в заблуждение их разведку подход войск к пунктам сосредоточения рекомендуется совершать таким образом, чтобы лишить противника возможности раскрыть наши планы и побудить его сделать ошибочные выводы относительно наших намерений. Чем мобильнее окружающие войска, тем легче ввести противника в заблуждение. Из пунктов сосредоточения окружающие войска выступают с таким расчетом, чтобы достичь рубежа окружения одновременно. Большое значение имеет предварительная разведка подступов. Сторожевое охранение партизан и небольшие отряды при движении к рубежам окружения трогать не следует. Попытки противника оказать в это время сопротивление необходимо быстро подавлять. Задача состоит в том, чтобы быстро и надежно окружить главные силы. Рубежи окружения намечаются с учетом особенностей местности. Следует выбирать такие рубежи, на которых легче организовать оборону. Поэтому в лесу наиболее подходящими являются тропы и дороги, идущие по диагонали относительно [311] направления движения. В горах рубежи окружения должны проходить вдоль хребтов. Решающим периодом первого этапа окружения является время от выхода на рубежи окружения до завершения оборонительных мероприятий. Партизанские отряды, имеющие боевой опыт, будут пытаться силами разведывательных подразделений прощупывать боевые порядки наших частей, образующих кольцо окружения, чтобы прорваться в слабом месте. Поэтому в период, когда образуется кольцо окружения, тяжелое оружие должно быть использовано подразделениями первого эшелона. После того как создание кольца окружения будет завершено, блокирующие войска должны осуществить необходимые оборонительные мероприятия на случай попыток противника прорваться через наши позиции. Дефиле, тропы, ущелья, болота, ручьи и реки являются наиболее уязвимыми местами и должны соответственно обеспечиваться. На открытой местности достаточно будет создать позиции для подразделений второго эшелона. Однако они не должны располагаться друг от друга дальше, чем это необходимо для оказания взаимной поддержки огнем. Эти позиции должны располагаться и оборудоваться так, чтобы обеспечивать возможность круговой обороны. Связь между подразделениями, занимающими эти позиции, должна поддерживаться при помощи дозорных и разведывательных подразделений. Эти подразделения должны, кроме того, препятствовать просачиванию отдельных партизан. Оборона обеспечивается в основном огнем станковых пулеметов. Гранатометы и легкие пехотные пушки ведут огонь по закрытым позициям противника. Противотанковые пушки простреливают тропы и дороги, ведущие к рубежам окружения. План огня должен быть тщательно разработан. Боевое охранение [312] следует выдвинуть вперед. Разведподразделения должны находиться впереди боевого охранения и в тылу кольца окружения. Подвижные подразделения в тылу наших позиций образуют тыл кольца окружения. Все блокирующие войска должны поддерживать между собой связь и быть в состоянии полной боевой готовности. Попытки противника прорваться следует пресекать сосредоточенным огнем. Если же части партизан удастся прорваться, окружающие войска остаются на своих позициях и немедленно ликвидируют образовавшуюся брешь. Преследование прорвавшегося противника возлагается на резервы. Кавалерийские, моторизованные и танковые подразделения во время создания кольца окружения используются на участках вблизи дорог или находятся в резерве. Вот некоторые способы уничтожения окруженных партизанских отрядов: а) сужение кольца окружения путем одновременного продвижения к центру всех блокирующих частей, хотя этот метод кажется простейшим, он тем не менее может быть применен только в небольших районах; в обширных районах его применение вряд ли возможно, поскольку из-за большой величины кольца окружения все блокирующие войска не могут продвигаться с одинаковой быстротой. В силу этого между ними нарушается связь и появляются бреши, сквозь которые противник может легко выйти из окружения; б) метод «охоты на куропаток»; этот метод состоит в том, что подразделения одного участка кольца окружения продвигаются вперед, в то время как войска, действующие на противоположном участке, остаются на своих позициях. Атакующие силы оттесняют партизан, как куропаток, к оборонительным позициям наших войск; следует иметь в виду, что партизаны могут [313] предпринять попытку прорваться через боевые порядки атакующих подразделений, поэтому в тылу последних на достаточном удалении должны находиться резервы. Такой метод рекомендуется в том случае, если известны направления возможного прорыва и пути, которыми может воспользоваться противник при попытке выйти из окружения, а также если часть блокирующих войск занимает удобные для обороны позиции (у реки, на плато, у лесной полосы), что делает попытки прорыва на таком участке безнадежными. Тогда оттеснение партизан к этим позициям легко ведет к их уничтожению. в) вбивание мощных клиньев; немедленно после того, как блокирующие войска заняли назначенные им рубежи, силами подразделений смешанного состава вбиваются мощные клины по направлению к центру кольца окружения или к уже известному месторасположению лагерей партизанских отрядов. Окружающие войска в это время остаются на своих позициях. Такой метод с самого начала лишает партизан свободы действий. Они лишаются также возможности выявить силами своей разведки слабые места в кольце окружения с целью прорыва; партизаны, энергично атакуемые в их главном лагере, оказываются перед необходимостью разбиться на несколько групп; когда это достигнуто, войска окружения начинают наступать, охватывают противника с флангов, входят в соприкосновение с отрядами, прорвавшимися внутрь кольца окружения, и дробят окруженного противника на мелкие группы, которые затем легко ликвидируются; для уничтожения партизан в больших котлах часто требуется несколько дней; в таких случаях войскам необходимо ставить задачи на каждый день боя; выбор рубежей для окружения и ликвидации расчлененных групп противника, а также выделение необходимых [314] для этого сил осуществляются в соответствии с общими правилами; г) использование ударной группы; если партизанский отряд построил постоянный лагерь и разведывательные данные говорят о том, что он будет его оборонять, то этот район должен быть окружен, а из резервов должна быть сформирована сильная ударная группа, эта группа продвигается от кольца окружения, атакует лагерь и уничтожает партизанский отряд; задача окружающих сил — не допустить отход противника, а в дальнейшем прочесать район с целью обнаружения укрывшихся партизан. Сведения, полученные от лиц, дезертировавших из партизанских отрядов, ненадежны. Уничтожение посредством внезапной атаки с последующим преследованием В тех случаях, когда для окружения партизан сил или времени недостаточно, лучше внезапно атаковать партизанский отряд, навязать ему бой, уничтожить в ходе атаки как можно больше его живой силы, затем начать преследование и уничтожение раздробленных групп противника. Следует мириться с тем, что отдельные изолированные группы могут скрыться. Этот метод особенно успешно применяется против тех партизанских отрядов, которые еще не завершили сооружения своего лагеря или находятся на марше... Главное в этом тактическом приеме состоит в том, чтобы, используя свое превосходство в силах и средствах, нанести партизанскому отряду решающее поражение и преследовать его до полного уничтожения. Учитывая быстроту развития этого вида боя, перед ним совершенно необходимо проводить разведку. [315] Местонахождение и численность партизанского отряда должны быть установлены заблаговременно. Атака должна быть внезапной. Войска сосредоточиваются на большом удалении от района предстоящего боя, а затем совершают бросок по заранее разведанным дорогам. Последующее развитие боя зависит от характера противодействия партизан. Если отряд принимает бой, наступление должно продолжаться согласно плану... Если же он пытается уклониться от боя, часть сил осуществляет медленное фронтальное преследование партизан, а остальные силы быстро обходят противника с флангов и окружают его. Если отряд распадается на отдельные группы, войска организуют погоню за ними... Если отряд рассеивается, действия следует прекратить и провести новую разведку... После этого нужно выработать новый план действий. Погоня — наиболее сложный вид преследования. Ее цель — настигнуть, изолировать и уничтожить партизанский отряд... Погоня возможна только в том случае, если войска могут передвигаться быстро. Поэтому для перевозки боеприпасов и другого возимого имущества преследующих подразделений рекомендуется использовать другие подразделения. Погоня предпринимается прежде всего за командованием партизанского отряда. Использование против партизан ягдкоманд Структура ягдкоманд дает им возможность активно бороться против партизан, даже самыми небольшими силами. Ягдкоманды наиболее подходят также [316] для проведения разведки боем. Их необходимо создавать как ударные отряды при всех частях и штабах, занятых борьбой с партизанами, и использовать при каждой благоприятной возможности. Необходимо, чтобы одно из подразделений постоянно выполняло роль ягдкоманды. Ягдкоманды должны постоянно беспокоить партизан, нарушать их снабжение и препятствовать организации новых отрядов. Они обеспечивают охранение наших войск, которые в силу возложенных на них задач (охрана и т. д.) должны оставаться на месте. Главное в тактике ягдкоманд заключается в том, чтобы, подражая партизанам и приспосабливаясь к местным условиям, скрытно подойти как можно ближе к противнику, внезапно его атаковать и уничтожить. Наиболее благоприятными для действий ягдкоманд являются районы: через которые партизаны совершают переходы; где они добывают продовольствие; через которые они проходят, направляясь на диверсии. Районы, в которых партизаны имеют хорошо укрепленные лагери, для действий ягдкоманд неблагоприятны. Численность ягдкоманды не должна быть меньше взвода или больше роты. Чтобы выполнять стоящие перед ними задачи, ягдкоманды должны быть соответствующим образом оснащены. Им следует иметь маскировочные халаты, теплую одежду, крестьянские повозки и сани, вьючных животных, лыжи, полевую кухню, миноискатели, различные инструменты, телефонное оборудование для подслушивания и передачи донесений командованию, рации. Ягдкоманды необходимо вооружать большим количеством автоматов, автоматических карабинов, [317] ручных пулеметов, легких гранатометов, ручных гранат. Ягдкоманды должны быть в состоянии в течение длительного времени вести боевые действия без пополнения своих запасов продовольствия и боеприпасов. В ягдкоманды следует отбирать бесстрашных и хорошо подготовленных солдат. Каждой ягдкоманде придается несколько саперов, кавалеристов, связистов и переводчиков. В ягдкомандах целесообразно использовать местных жителей, но, разумеется, только хорошо проверенных и надежных. Все солдаты ягдкоманд (даже те, кто непосредственно не участвует в боевых действиях) должны постоянно заниматься боевой подготовкой, чтобы всегда быть в состоянии боевой готовности. Командир ягдкоманды должен быть изобретательным, находчивым офицером. Непременным условием успешного применения ловких тактических приемов является хорошее знание тактики партизан и местных условий. Поэтому ягдкоманды следует всегда использовать в знакомом им районе. Например, очень важно следующее: если ягдкоманда в течение продолжительного времени действует в одном районе, то вполне можно предположить, что все ее приготовления и передвижения находятся под тщательным наблюдением разведки партизан. Поэтому самое главное заключается в том, чтобы скрыть от партизан развертывание сил перед началом каждой новой экспедиции. Ягдкоманда должна ввести в заблуждение разведку противника, предприняв движение в район, находящийся в противоположном направлении от места намеченных действий, куда она должна будет прибыть лишь спустя некоторое время, использовав обходные пути. Все передвижения, также как и остановки на отдых, следует тщательно маскировать. Если ягдкоманда обнаружена, она оставляет свой район. [318] Хороший «охотничий» инстинкт у каждого солдата ягдкоманды, и особенно у ее командира, — следующее важное условие успеха. Если ягдкоманда хочет иметь сведения о партизанах, то здесь она должна рассчитывать только на себя, особенно когда она действует вдали от других частей. Ягдкоманда действует следующим образом: переходы она совершает большей частью ночью, а в дневное время находится в скрытом месте. И на марше, и на привалах ягдкоманда должна обеспечивать непосредственное охранение. Разведка начинается по достижении места боя. О действиях и передвижениях партизан ягдкоманда судит по оставляемым ими следам. Чтобы избежать предательства, не следует вступать в контакт с населением. В ягдкомандах всегда себя оправдывало использование постоянных подразделений войсковой разведки. Разведподразделения ведут наблюдение за путями подхода и передвижениями партизан из мест, удобных для нападения на противника. Успех дела решают хорошая маскировка, тесное взаимодействие и главное — терпение. После уничтожения противника его документы и карты должны быть сохранены, а оружие и боеприпасы приведены в негодность. Сбор трофеев проводится под прикрытием огневых групп. Соблюдение этого правила особенно важно, так как партизаны часто отступают в одном месте лишь для того, чтобы попытаться атаковать в другом. Ягдкоманды уклоняются от боя со значительно превосходящими их силами противника. Для того чтобы обеспечить внезапность своих действий, ягдкоманды не посылают командованию текущих донесений, за исключением особо важных сведений, вызывающих необходимость немедленного использования более крупных сил. [319] Меры охранения от партизан Активные боевые действия против партизан должны дополняться столь же энергичными мерами охранения войск и объектов. Кроме войсковых частей, необходимо охранять следующие объекты: а) железные дороги; б) шоссейные дороги и водные пути; в) населенные пункты; г) промышленные, административные объекты и средства связи; д) поля и лесные угодья.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ ПРОТИВ ПАРТИЗАН Общие мероприятия по обеспечению безопасности Для обеспечения безопасности войск, располагавшихся в районах действия партизан, необходимы были: —усиленное охранение расположений войск, складов, железнодорожных станций и других объектов; —охрана искусственных сооружений и промышленных объектов постоянными караулами; постановка вокруг охраняемых объектов дотов, проволочных заграждений и минных полей; —включение в состав железнодорожных эшелонов специально оборудованных вагонов с установленными на них пулеметами; —вырубка леса на 150 м по обеим сторонам шоссейных и железных дорог; —эвакуация гражданских лиц из населенных пунктов, расположенных на шоссейных и железных дорогах или вблизи них; —назначение специальных конвоев для сопровождения колонн и отдельных машин при движении по дорогам; —патрулирование вдоль шоссейных и железных дорог; —движение по железным дорогам на пониженной скорости; при этом целесообразно впереди паровоза прицеплять платформу, груженную песком; —наблюдение за гражданским населением и ведение пропаганды, направленной против партизан. Большое значение имеет централизованное управление разведывательной службой, следящей за деятельностью партизанских отрядов. Успех работы этой службы во время войны зависел от сотрудничества местного населения с немцами. Способы борьбы с партизанами Использование истребительных команд и патрулей Суть самого простого и в то же время наиболее эффективного способа борьбы с партизанами состоит в том, чтобы бить их теми же средствами и методами, которые применяют они. Это означает, что для успешной борьбы с партизанами необходимо скрытно вести разведку, непрерывно охотиться за ними, задерживать и уничтожать. Наиболее подходящими для этого подразделениями могут быть истребительные команды в составе 40—60 человек. Однако при подборе в эти команды командиров и солдат требуется совершенно иной подход, чем при формировании боевых подразделений. Лучшими бойцами в борьбе с партизанами чаще всего бывали так называемые «отчаянные» солдаты, в характеристиках которых можно было найти замечание «не поддающийся воспитанию». Для борьбы с партизанами не обязательна хорошая военная подготовка. Здесь нужен инстинкт, навыки человека, близкого к природе. Поэтому наиболее подготовленными солдатами для борьбы с партизанскими отрядами были охотники, лесники, лесные рабочие. На вооружении истребительных команд необходимо иметь штурмовые винтовки или автоматы, ручные гранаты. В рюкзаках следует иметь запас боеприпасов и продуктов на несколько дней. В пулеметах и минометах, как правило, нет надобности. Наиболее подходящими средствами связи являются легкие радиостанции и конные разъезды. Для снабжения истребительных команд и эвакуации раненых можно использовать обычные транспортные машины, а также самолеты и вертолеты. Наряду с истребительными командами, задача которых состоит в уничтожении партизанских отрядов, необходимо высылать конные или моторизованные (на специальных машинах повышенной проходимости) патрули. Их не следует связывать задачами по истреблению партизан. Они должны вести свободную разведку на дорогах в районе действий партизан, а также прочесывать весь этот район. Напав на след партизанского отряда, часто с помощью местных жителей, они должны вести преследование его до подхода вызванной по радио истребительной команды. Кроме того, патрули должны вести наблюдение за населением и за движением между населенными пунктами. Комбинированное использование истребительных команд и патрулей во время последней войны затрудняло действия партизан и лишало их возможности безгранично господствовать в своем районе. В этих условиях они были вынуждены непрерывно уходить от преследования и постоянно менять место своей дислокации. Это означало, что партизаны лишались возможности спокойно и планомерно подготавливать и проводить свои операции. Действия крупных масштабов На большой территории в глубоком тылу, не занятой тыловыми службами и не контролируемой охранными частями, применение для борьбы с партизанами одних истребительных команд редко приносит успех. Для обеспечения охраны шоссейных и железных дорог, а также промышленных предприятий часто бывает целесообразным сначала провести крупные операции по очистке данного района от партизан, а затем передать объекты этого района под охрану усиленных истребительных команд. Для таких крупных операций необходимы значительные силы. Например, для проведения операции в лесисто-болотистом районе площадью 30 х 50 км необходимо по крайней мере три дивизии. Для этого целесообразнее всего использовать пехотные соединения, в частности соединения, имеющие опыт ведения боевых действий в условиях данной местности. Войска, выделенные для проведения операции, должны быть хорошо подготовлены. По возможности им необходимо предоставить несколько дней для проведения учебных занятий в районе предстоящих действий. Все тяжелое оружие должно быть оставлено на месте. Для ведения боевых действий необходимо создать пехотные группы численностью до 80 человек каждая. На вооружении пехотных групп следует оставить штурмовые винтовки, автоматы и некоторое количество пулеметов. Для подвоза предметов снабжения необходимо иметь автомашины, способные передвигаться в условиях данной местности. Подготовка к операции должна проводиться тесьма тщательно и очень скрытно. На основе разведывательных данных разрабатывается план окружения. Сосредоточение войск и занятие ими исходного положения производится скрытно, а окружение осуществляется внезапно и по возможности без оставления каких-либо свободных выходов. При ведении боя на окружение совершенно недостаточно занять только господствующие пункты местности. Необходимо обязательно установить зрительную связь между подразделениями. С самого начала операции несколько истребительных команд должны быть снабжены специальным снаряжением и готовы немедленно начать преследование внезапно появившихся партизан. Окружающие войска сосредоточивают все свое внимание на создании сплошного кольца окружения. Операции по окружению партизанских отрядов коренным образом отличаются от окружения регулярных войск противника, так как партизаны не могут рассчитывать на помощь извне и, как правило, начинают отход, не вступая в бой. На открытой местности, особенно днем, партизан можно не встретить, поэтому здесь нет необходимости сосредоточивать войска. Наиболее плотно следует занять лесные массивы, участки болотистой и пересеченной местности, поля, занятые посевами, и т. д. В соответствии с планом кольцо окружения («котел») должно постепенно сужаться. Местность прочесывается цепью солдат, интервалы между которыми составляют от трех до пяти шагов. Окружение также может быть проведено путем «облавы». В этом случае партизанские отряды должны быть прижаты к трудно преодолимому и хорошо прикрытому заграждению или препятствию (по возможности на наблюдаемом участке местности). В зависимости от обстановки войска, освободившиеся на флангах, закрывают пути отхода партизан в тыл. Как показывает опыт борьбы с партизанами, «облава» в сравнении с окружением («котлом») является значительно более простой формой действий. «Облаву» следует проводить в том случае, когда этому благоприятствуют условия местности. При проведении операции на окружение особо важное значение имеют воздушная разведка и наблюдение. Если крупная операция проводится несколько дней, то ее необходимо вести непрерывно, не допуская даже временной передышки на ночь, так как партизанские отряды под покровом ночи могут прорваться из окружения и вся операция будет сорвана. Для отдыха или привала на несколько часов рекомендуется использовать дневное время. Ночью должна быть особенно высокая бдительность. Порядок построения истребительной команды при продвижении может быть следующим: —передовые дозоры, при необходимости с собаками-ищейками; —обеспечивающая (огневая) группа; —начальник истребительной команды; —отделение управления и связи; —заместитель начальника команды; —ударная группа (ядро команды); —тыльное охранение.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

продолжу тему :privetstvuu:

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Очень интересная тема!zzzzzzzzzxпо истории советую прочесть.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Очень интересная тема!zzzzzzzzzxпо истории советую прочесть.

ССЫЛКИ НА СТОРОННИЕ РЕСУРСЫ ЗАПРЕЩЕНЫ ПРАВИЛАМИ ФОРУМА!

Вам устное предупреждение!

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Что то тема заглохла совсем....Помню в детстве, несколько раз перечитывал книгу о Ковпаке и его отрядах, рейдах, "Люди с чистой совестью!" Последние слова в эпилоге врезались в память, от чего то: И светлый гений товарища Сталина вёл нас в бой!

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.