Sign in to follow this  
Followers 0
DietrichD

Сказки о Картавом.

21 posts in this topic

Ленин и котики Однажды Владимир Ильич Ленин тяжело заболел. Врачи ничего не могли сделать и лишь беспомощно разводили руками, а Владимиру Ильичу было все хуже и хуже. Он отстранился от государственных дел и жил теперь в подмосковных Горках, но даже во время болезни он не прекращал работать. Товарищи по партии были очень огорчены болезнью Ленина. И решили они однажды, что надо как-то подбодрить Ильича. И подарили они ему котёнка. Обрадовался Владимир Ильич котёнку, заулыбался, как ребёнок, от души поблагодарил товарищей. "Спасибо вам, - говорит, - за котика". А котёнок смотрит на него широкими глазами и мурлычет. Подружился Ленин с котёнком. Каждый день, несмотря на болезнь, он играл с ним, ухаживал за ним. Станет Ильичу грустно, задумается он о тяжёлых временах, о болезни своей - а котик тут как тут: потрётся о ноги, запрыгнет на коленки, прикроет глазки и замурлычет. А Ильич улыбается и котика гладит. А по ночам Надежда Константиновна Крупская слышала, как Ленин с котиком о революции разговаривает, мемуары свои читает, а тот ему тихо-тихо, еле слышно что-то отвечает. Настолько рад был Ленин, что даже здоровье его стало улучшаться. Врачи говорят: "Молодец вы, Владимир Ильич, сильный у вас организм, стало быть". А Ильич прищурится хитро и отвечает им: "А за это, батенька, вы котику спасибо скажите. Он меня лечит". Но через несколько месяцев пропал котик. Долго его искали - нигде найти не могли. Как будто в воду канул. Убежал, видимо. Сильно тогда расстроился Владимир Ильич, хмурый стал, неразговорчивый. И состояние его стало ухудшаться - до того ухудшаться, что стало ему ещё хуже, чем раньше. Даже с постели не вставал. "Найдите котика моего" - говорит. Собрались тогда партийные товарищи и решили найти Ильичу котика во что бы то ни стало. Пустили клич по всему Советскому Союзу: "Товарищи! У Владимира Ильича Ленина пропал котик!". И уже на следующий день один рабочий принес в дом Ленина котика. Посмотрел Ленин на котика, покачал головой и сказал: "Нет, товарищ, это не тот котик. Но пусть у нас останется, ему, наверное, жить негде." Остался котик у Ильича. А потом принесли ещё одного котика, но он тоже был не тот. И его тоже Ильич у себя оставил. А на следующий день еще несколько котиков принесли. И стали со всей страны стекаться к Ленину рабочие и крестьяне, да котиков ему дарить. Много их теперь было у Ильича, полный дом тёплых и пушистых котиков - и все добрые, ласковые, игривые. Радовался Владимир Ильич котикам, стал с ними играть, смеяться, веселиться. Только иногда вздыхал, что того котика так и не нашли. Так и жил теперь Ильич с котиками, но на состояние его больше не улучшалось. И однажды утром зашла Надежда Константиновна в его спальню - а Ильича нет. Только котики на кровати лежат, свернувшись клубочком, мурлычат. Спрашивает она: "Котики, котики, вы Владимира Ильича не видели?". "Нет, Надежда Константиновна, не видели" - отвечают котики, а сами хитро улыбаются. Так и не нашли тогда Владимира Ильича. А советскому народу сказали, что он умер.

post-909-001305000 1319738169_thumb.jpg

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Слово Ильича Однажды Владимир Ильич Ленин поручил красноармейцу Петру доставить одно очень важное сообщение в небольшой городок, где располагались части Красной Армии. Позвал он его в свой кабинет, шепнул на ухо секретное слово, дружески похлопал по плечу и отправил в путь. Красноармеец Пётр молча сел на коня и поскакал. Скакал он три дня и три ночи. А когда прибыл в городок, оказалось, что он уже захвачен белыми. "Ха-ха-ха, а мы тебя ждали!" - закричали белые и, прежде чем Пётр успел повернуть коня, сбили его наземь, связали и доставили в штаб. Стали они его пытать и допрашивать: скажи, мол, что за послание просил тебя Ленин передать? Молчит красноармеец Пётр. Больно ему, а молчит. Стальной закалки был красноармеец Пётр. Белые его кипятком поливают, иглы под ногти загоняют - а ему хоть бы что. Стонет, но молчит. Ни единого слова не говорит. Удивились белые, стали говорить между собой, какие все-таки храбрые эти красноармейцы. Решили, что раз нельзя взять его кнутом, можно взять пряником. Омыли его, одели в дорогую одежду, посадили за стол с многочисленными яствами - угощайся, говорят. А красноармеец Пётр сидит бледный, ни слова не говорит и смотрит в одну точку. Белые ему и говорят: "Мы тебя, Пётр, в офицеры произведём, кормить будем хорошо, девки молодые у тебя всегда будут. А когда победим, будешь у нас министром. Ты только скажи, что Ленин тебе говорил". Молчит красноармеец Пётр и в одну точку глядит. Рассердились белые, раздели его догола и кинули в тюрьму. Через три дня заходят к нему в камеру и видят - сидит Пётр в углу, а на стене камеры кровью написано: БУДУ РАЗГОВАРИВАТЬ ТОЛЬКО С САМЫМ ГЛАВНЫМ ИЗ ВАС И ТОЛЬКО ЕМУ НА УХО СКАЖУ, ЧТО ГОВОРИЛ МНЕ ЛЕНИН Обрадовались белые: "Наконец-то нам удалось сломать этого красноармейца!" Вытащили его из камеры и повели в кабинет главного белого офицера. Стоит Пётр перед офицером. Стерегут его белые с винтовками, а офицер сидит на стуле и на Петра смотрит. "Ну, - офицер говорит, - Что тебе Ленин сказал?" Наклонился Пётр к офицеру и тихо-тихо прошептал ему что-то на ухо. Офицер побледнел, глаза выпучил, встал со стула, достал наган и выстрелил красноармейцу Петру в лоб. Красноармеец Пётр упал замертво. Офицер сел на стул, бледный, дрожащий, а белые кинулись к нему: "Зачем же ты красноармейца убил? Что он такого тебе сказал?" А офицер молчит и в одну точку смотрит. Наконец собрался он с силами, поднялся со стула и медленно произнес: "СЛОХО". "СЛОХО?" - переспросили белые. "СЛОХО" - ответил офицер и застрелился. "СЛОХО? СЛОХО! СЛОХО, СЛОХО, СЛОХО!" - прокатилось эхом по всему штабу. А кроме этого слова белые теперь ничего не могли говорить. И к вечеру они убили себя и сожгли штаб. А утром в город вернулись красные. Вот так великий Владимир Ильич Ленин своим гением, своей удивительной проницательностью освободил город от белых с минимальными человеческими потерями.

post-909-001853500 1319738272_thumb.jpg

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Красноармеец Пётр и Ильич-трава Однажды красноармейца Петра вызвал в штаб командир. - Даю тебе, Пётр, важное поручение, - говорит - Растёт здесь недалеко растение одно, которое силу даёт необыкновенную и мудрость. Этой травой накормим мы наших красноармейцев, и они любого врага с ней победят. Ильич-трава называется. Сходи в лес, нарви этой травы и возвращайся поскорее. Плевое дело, подумал красноармеец Пётр, почесал в затылке, повесил винтовку на плечо. Вышел из штаба да и пошел за Ильич-травой. Зашёл он в лес и идёт - ищет траву. Час идёт, второй идёт - не видно Ильич-травы. Солнце село, ночь прошла, второй день наступил - не может красноармеец Пётр ничего найти. Второй день прошёл, третий. Лес уже незнакомый, тёмный и густой, и не видно ему конца. Идёт красноармеец Пётр - ищет Ильич-траву. А вокруг совы ухают, огромные дубы в небо упираются, солнца не видно, дикие звери где-то воют. Есть хочется, но только несколько сухарей в кармане лежат. Пить хочется, но фляга почти пуста, только на самый крайний случай воды осталось. И долго ли, коротко ли - вышел Пётр на поляну, а посреди поляны - избушка на курьих ножках. Вспомнил красноармеец Пётр, что читал о такой избушке в старых сказках, но не может вспомнить, что в таких случаях говорить надо. А избушка сама к нему поворачивается и дверь открывает. И голос из избушки: "Заходи, добрый молодец, будешь гостем моим". Снял красноармеец Пётр винтовку с плеча и осторожно вошел внутрь. А там Баба-Яга сидит на печи. Только совсем не такая, как в сказках: одна половина лица у неё старая и в морщинах, другая - как от девицы молодой. "Ну здравствуй, - говорит, - Долго я тебя ждала. За Ильич-травой небось идешь?" Красноармеец Пётр подумал и отвечает: "За ней, бабушка, за Ильич-травой иду". Рассмеялась Баба-Яга: "Какая я тебе бабушка? Ты послушай, что я тебе скажу. Открою я тебе секрет, где Ильич-трава растет, но есть мне хочется, а еды-то у меня в доме и нет. Угости меня сухарями своими". Подумал Пётр да и отдал Бабе-Яге все свои сухари. Пожевала их Баба-Яга и снова говорит: "А теперь пить мне хочется. Угости меня водой из своей фляги". Вздохнул красноармеец тяжело да и отдал флягу с последними каплями воды. "А еще, - говорит, - Винтовочка твоя мне по душе пришлась. Дай посмотрю на неё". Отдал красноармеец Пётр винтовку. "И будённовка твоя тоже". И будённовку отдал. "И шинель" Снял шинель и отдал. "И штаны твои" И штаны отдал. Стоит красноармеец Пётр голый перед Бабой-Ягой, а она в шинели, в будённовке и с винтовкой. Смотрит на него и говорит с улыбкой: "Ильич-трава везде растет. Просто выходи из избушки и увидишь её". Удивился Пётр словам Бабы-Яги, повернулся к выходу, вышел из избушки - и ахнул: действительно, по всей поляне растёт, колышется на ветру зеленая сочная Ильич-трава. Обернулся он, чтобы Бабу-Ягу поблагодарить - а избушки уже и нет. Будто и не было. И почувствовал он ужасную усталость, лег на поляну, оторвал один листик Ильич-травы и стал жевать. И внезапно понял, что уже жевал это. Совсем недавно. Точно жевал. Но где и когда? Так. Напряги мозг. Вспоминай. Где? Давай, вспоминай! Давай! Где? Где? Давай, давай! Где? Давай! - Давай вставай! Давай, говорю! Где тебя носило, засранец? Мы его три дня уже ждём, ищем, поисковые отряды снарядили, а он блядь все это время тут около штаба в траве голый валяется! Вставай, говорю тебе! Давай, приходи в себя, ты совсем охуел что ли? Вставай, ёб твою мать! Ты у меня блядь под трибунал пойдешь! Пётр открыл глаза и увидел над собой командира в окружении суровых красноармейцев.

post-909-095752400 1319738340_thumb.jpg

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Красноармеец Пётр Отряд красноармейца Петра окружили белые в одном селе. Долго они отбивались, но белые превосходили их числом, к тому же у них было много пушек и пулеметов, а командовал ими сам белый генерал. Весь отряд положили белые, один красноармеец Пётр засел в доме с винтовкой и стал отстреливаться. Три дня и три ночи отстреливался красноармеец Пётр, много белых убил. В конце концов белые закинули в окно гранату, и красноармейцу Петру оторвало ноги. Умолкла стрельба. Долго белые не решались зайти в дом. Кинули для верности еще одну гранату, и красноармейцу Петру оторвало руки. Наконец белые осмелели, зашли в дом и вытащили красноармейца Петра на дорогу. А он живой еще - ругается, матом кричит, Ленина призывает да про огонь мировой революции твердит. Пришли все белые посмотреть на храброго красноармейца Петра, и даже сам белый генерал пришел. Посмотрел он на раненого и приказал своим адьютантам зашить ему зерно в живот. Была такая хорошая шутка в те времена - в живот зерно зашивать. Разрезали красноармейцу Петру живот, засыпали туда зерна побольше и зашили суровыми нитками. А он все не умолкает, хрипит безбожно, матом ругается, бога порицает да Ленина призывает. Наконец повесили его у дороги, где он и умер. Провисел красноармеец Пётр несколько дней, а потом пришли в село красные и выбили белых. Увидели коммунисты труп своего товарища обезображенный, с культяпками вместо рук и ног, да еще и с зерном в брюхе зашитым, огорчились и головами покачали. Сняли красноармейца Петра со столба и закопали в чистом поле. Долго ли, коротко ли - вдруг проросло в красноармейце зерно, прорвали тонкие стебельки неживую плоть - и заколосилась, зазолотилась пшеница на ветру. И все поле, где Петра закопали, заколосилось крестьянам на радость. Хороший, урожайный был год. А через некоторое время вернулись белые. Выбили красных из села, установили свой порядок. А жители встречают их хлебом-солью. Въехал белый генерал на белом коне в село, а ему уже девушки деревенские несут свежеиспеченный каравай на расшитом полотенце, в ноги кланяются, отведать просят. Сошел генерал с коня, перекрестился, поблагодарил девушек и разломал каравай - разделил между собой и своими адъютантами. И только когда он откусил свой кусок, заметил он, что девушки улыбаются так по-хитрому, с ленинским прищуром. И застрял кусок у него в горле, побледнел генерал, схватился за сердце и упал на колени. Стал он хрипеть, глаза выкатил, и вспомнился ему сразу красноармеец Пётр - стоит перед ним как живой, неземным сиянием озаренный, с руками и ногами целыми, и в руке у него винтовка. И улыбается. Лицо генерало почернело, показалась пена на его губах, заголосил он страшно, упал ничком на пыльную дорогу и умер. И адъютанты его, которые ели этот каравай, озверели в один миг, глаза кровью налились. Набросились они на своих товарищей, стали убивать друг друга, втыкать ножи в живот, рвать зубами плоть, вырывать языки и глаза. И убили они все друг друга и умерли. А все, кто видел это, сошли с ума и убежали в лес. А кто не сошел с ума, те дезертировали к красным, но красные расстреляли их. Вот такая у Красной Армии сила!

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

КАК БОЛЬШЕВИКИ ХОРОНИЛИ КОРНИЛОВА В номере эсеровской газеты "Новое дело народа" от 19 июня 1918 года. В этом номере напечатана заметка о "похоронах" Корнилова. заметка полностью: "В "Вестнике Добровольческой армии" очевидец описывает подробности "похорон" Корнилова большевиками. 2 и 3 апреля после отхода корниловской армии из Екатеринодара большевики, прибыв в станицу Елисаветинскую, убедились воочию, что Корнилов похоронен в церковной ограде, что подтвердил и местный священник. Торжеству их не было конца, решено было отправить тело "знаменитого контрреволюционера" в Екатеринодар для обозрения революционным народом. 3 апреля по Красной улице Екатеринодара двигалось шествие, своим видом отодвинувшее нашу жизнь в средние века. Окружённые всадниками с намазанными сажею лицами и с мётлами в руках медленно двигались дроги. На них, накрытый рогожей, в нижнем белье, лежал труп Корнилова. Вокруг телеги толпа баб и мужиков с гармониками и балалайками в руках. Всё это пело, играло, грызло семечки и улюлюкало. Желающие плевали и глумились над трупом. Наконец дроги подъехали к вокзалу Черноморской железной дороги. Труп снимают с повозки и кладут на штабель дров, облитых керосином. Бабы с детьми пробиваются вперёд, предвкушая удовольствие от сожжения трупа. Через несколько времени толпа начинает расходиться от удушливого дыма, более любопытные остаются у костра..." "Канский вестник", 25 июня 1919 года.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

...О прадеде Владимира Ульянова, Ицко Бланке, сведения весьма скупы. Известно, что он являлся подданным Речи Посполитой, жил в Староконстантинове [ 3 ]. Имел собственный дом, владел землей. Относительно полно сохранились сведения о его наследнике — Мойше Бланке. Так, в протоколе Новоград-Волынского магистрата от 29 апреля 1795 года за № 394 отмечается, что Бланк Мошко (Мовше, Моше) Ицкович является мещанином города Староконстантинова НовоградВолынского уезда 8. Ревизия, произведенная в 1834 году, установила, что в городе проживало более 800 еврейских семей 9. Сопоставляя ряд документальных материалов приведенного выше дела, можно считать, что М.И.Бланк родился в 1763 году. О времени его женитьбы нет прямых сведений, но известно, что ему тогда было 30 лет, а его жену звали Марьям (родилась также в 1763 году). У них было два сына — Абель и Сруль (он же Израиль) и три дочери — Анна, Екатерина и Мария 10. По архивным записям, старший сын, Абель, родился в 1794 году, а Сруль — в 1804 году 11. Дата рождения Сруля сомнительна. С учетом других документов, можно считать, что он скорее всего родился в 1799 году. К этим документам мы еще обратимся..." "...Очевидно, серьезные трения Абеля и Сруля с отцом стали причиной того, что они решили отказаться от иудаизма и принять православную веру. Этот акт совершился 10 июля 1820 года в Петербургской духовной консистории, что подтверждено архивными документами 19. Примечательно, что оба брата по принятии православия отказываются от своего отчества, т.е. отца, и становятся Дмитриевичами по имени воспреемника Абеля, сенатора, статского советника Дмитрия Осипова Баранова. Воспреемником младшего Бланка — Сруля (Александра после крещения) становится действительный статский советник граф Александр Иванов Апраксин..." "...После окончания Медико-хирургической академии дед Ленина, Александр Бланк, работал в различных городах России, Был женат на Анне Ивановне из богатой семьи Гроссшопфов. Брак между Александром Бланком и Анной Гроссшопф был зарегистрирован в Петербурге в 1829 году. Но Анна умерла рано, в 1838 году. От брака остались 8-летний мальчик Дмитрий и пятеро девочек: Анна 7-ми лет, Любовь 6-ти лет, Екатерина 5-ти лет, Мария (будущая мать Владимира Ульянова) 3-х лет и Софья 2-х лет, которых стала воспитывать родная сестра их матери, бездетная вдова Катерина. 10 апреля 1841 года Александр Бланк получает разрешение на ”вступление в законный брак с вдовою чиновника 12-го класса фон Эссена Екатериною Ивановою” и женится на ней..."

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Kamerad SSman88 Дополню : Эта статья была готова к печати еще три года назад. Когда открылись исторические архивы, до той поры закрытые, я сумел поработать с документами, доступ к которым раньше был категорически запрещен. Меня интересовали архивы партийных работников так называемого «ленинского призыва». В особенности много времени я провел над архивами тех коммунистических деятелей, которые позже, уже после смерти Ленина, были подвергнуты репрессиям. Мне довелось переворошить частные бумаги многих из них и опубликовать ранее неизвестные. И только на одном материале произошла заминка. Его отказались не только публиковать, но даже и обсуждать. Так с тех пор мне и не удалось предать гласности открытые мною исторические факты. Вероятно потому, что они так ошеломляющи и неожиданны... Редакторы многих изданий, увидев их, опускали глаза и бормотали нечто невразумительное о том, что «читатель не готов узнать об этом». Я же, тем не менее, считаю, что читатель должен знать обо всем. Поэтому все же я предлагаю ознакомиться с открытыми мною историческими материалами. *** Ленин - палач русского народа и обычный педераст Прежде, чем излагать архивные материалы, обратимся к официальной хронологии того времени, которая опубликована в последнем, шестом издании «В.И. Ленин, Биография», 1981 г. «8 июля 1917 г. Аллилуев и Сталин проводили Ленина на станцию Разлив, где Ленин поселился в сарае рабочего Емельянова Н.А. (Все это было предпринято с целью укрыть Ленина от официальных властей, разыскивающих его как преступника). Но, побоявшись окружающих дачников - мелкобуржуазной публики (оказывается дачники - мелкобуржуазная публика, что, впрочем, не помешало партноменклатуре сразу же после Октября начать «обуржуазиваться»), Емельянов арендовал в 5 км сенокосный участок за озером Разлив, куда и переправил Ленина и Зиновьева на лодке в приготовленный шалаш, примыкающий к стогу сена, где была «спальня на двоих». Откуда взялся Зиновьев? Из-за боязни ли окружающих дачников переселился Ленин в шалаш? Ведь дачники были повсюду и бродили в поисках грибов и возле шалаша. Да быть запертым в сарае было безопаснее. Ведь к шалашу ежедневно приносили еду жена и сыновья Емельянова. Да и подогревал еду Ленин на костре в котелке. Читаем в биографии: «Ленин был чрезвычайно загружен работой, писал статьи». Да, он написал несколько статей, на которые можно потратить 5-7 дней. Но ведь пробыл Ленин в шалаше до 6-го августа. Далее читаем: «Ленин совершал прогулки, лежал на солнышке, вечерами купался в озере Разлив, удил рыбу». Значит, Ленин неплохо месяц отдохнул, а потом уехал в Финляндию. Главный вопрос: раз Ленин отдыхал, что там делал Зиновьев? Почему в биографии подробно описываются такие моменты, какой улицей Ленин шел, через какую насыпь или канаву переходил; кто был рядом в этот момент, а месяц жизни с Зиновьевым тщательно замалчивался - меня заинтересовало. Материалы из личного архива Григория Зиновьева, члена Политбюро ЦК ВКП(б), первого секретаря Ленинградского обкома партии: Письмо Ленина к Григорию Зиновьеву (1 июля 1917 г.): «Григории! Обстоятельства сложились так, что мне необходимо немедленно скрыться из Петрограда. Далеко уехать не могу, дела не позволяют. Товарищи предлагают одно место, про которое говорят, что оно вполне безопасное. Но так скучно быть одному, особенно в такое время... Присоединяйся ко мне, и мы проведем вдвоем чудные денечки вдали от всего... Если можешь уединиться со мной, телефонируй быстрее - я дам указание, чтобы там все приготовили для двух человек...». Это письмо написано в июле 1917 года, когда Ленин собирался покинуть Петроград и поселиться с Зиновьевым в Разливе, в ставшем потом знаменитым шалаше. Именно там взаимоотношения Ленина с Зиновьевым получили свое развитие. Они провели там наедине много времени, и, очевидно, это окончательно вскружило голову Зиновьеву. Потому что в сентябре он пишет из Петрограда Ленину в Финляндию. «Дорогой Вова! Ты не поверишь, как я скучаю тут без тебя, как мне не хватает тебя и наших с тобой ласк... Ты не поверишь, я не прикасался ни к кому с тех пор, как ты уехал. Ты можешь быть совершенно уверен в моем чувстве к тебе и в верности. Поверь, ни к мужчине, ни, тем более к женщине, не прикасался и не прикоснусь. Только ты - мой близкий человек... Приезжай, не бойся, я все устрою наилучшим образом». Вероятно, Ленин не откликнулся на это письмо, и тогда Зиновьев, спустя неделю, пишет следующее, вдогонку за первым: «Милый Вова! Ты не отвечаешь мне, наверное, забыл своего Гершеле... А я приготовил для нас с тобой замечательный уголок. Мы сможем бывать там в любое время, когда только захотим. Это - прекрасная квартирка, где нам будет хорошо, и никто не помешает нашей любви. Будет так же хорошо, как и прежде. Я вспоминаю, какое счастье было для меня встретиться с тобой. Помнишь, еще в Женеве, когда нам приходилось скрываться от этой женщины... Никто не поймет нас, наше чувство, нашу взаимную привязанность... Приезжай скорее, я жду тебя, мой цветок. Твой Гершель». В конце октября товарищи по партийной борьбе, наконец, встретились. Случился октябрьский переворот, и Ленин вернулся в Петроград. Зиновьев выехал в это время в Москву руководить там завершением переворота. Оттуда он пишет Ленину: «Ильич! Все, что ты мне поручил, я выполнил. А что еще не успел, обязательно сделаю... Здесь очень тяжело и непросто, но меня согревает мысль, что уже через несколько дней я увижу тебя и заключу в свои объятия. Хранишь ли ты наше гнездышко? Не водишь ли туда других? Я очень переживаю тут, и только надежда на твою верность согревает меня... Целую тебя в твою марксистскую попочку. Твой Гершель». При чтении этих записок у меня сразу возникли два вопроса. Первый - кто была та женщина, от которой Ленин с Зиновьевым скрывались в Женеве? И второй вопрос - кто из них был активным любовником, а кто пассивным... Кто была та женщина, скоро выяснилось. В 1918 году Зиновьев уже пишет о ней более конкретно: «Вова! Каждый раз, когда я оказываюсь далеко от тебя, я мучаюсь ужасно. Мне все время кажется, что я вот сижу тут, тоскую по тебе, а ты как раз в эту минуту изменяешь мне. Ты ведь большой баловник, я-то знаю... Не всегда можно устоять, особенно в разлуке с любимым. Но я держусь и ничего себе не позволяю. А у тебя положение скверное - нужно всегда быть рядом с Надей. Понимаю тебя, все понимаю... И как тяжело притворяться перед окружающими, тоже понимаю. Сейчас хоть стало немного легче - не нужно ничего от нее скрывать. Не то, что тогда в Женеве, когда она впервые нас застала...» Надо понимать, что тогда в Женеве, когда Зиновьев и Ленин впервые сошлись в постели, их застала за этим Надежда Крупская - гражданская жена Ульянова. А потом, после, Ленин уже открылся ей, и она смирилась с его наклонностями и не препятствовала бурно протекающему роману с Зиновьевым. Потом появился ответ на второй вопрос. В следующем письме к Ленину с фронта Зиновьев спрашивает шутливо: «Вова! Не заросла ли твоя попочка за время нашей разлуки? Не стала ли она уже за это время?.. Скоро я приеду, как только управлюсь тут с делами, и мы займемся прочисткой твоей милой попки». Значит, Ленин был пассивным, а Зиновьев - активным любовником. И это подтверждается следующим письмом. Оно написано из-под Нарвы весной 1981 года, когда был разгромлен Юденич. Красная Армия остановилась на эстонской границе, и Зиновьев собирался вернуться с победой в Петроград. Он ликует и совсем теряет осторожность в выражениях. «Вова, я скоро приеду и больше не выпущу тебя из своих объятий, что бы ни говорила эта грымза! Враг бежит по всему фронту и, думаю, больше с этой стороны не сунется. Так что жди меня и спеши подмываться, я скоро буду». Однако, не прошло и нескольких месяцев, как в отношениях любовников назревает разрыв. Он, как всегда бывает в таких случаях, связан с ревностью. Мы узнаем об этом из письма самого Ленина, которое он написал Зиновьеву, находившемуся в то время на Северном Кавказе. Ленин пишет ему почему-то по-немецки. «Милый Гершеле! Ты совсем не должен обижаться на меня. Я чувствую, что ты намеренно затягиваешь свое пребывание на Кавказе, хотя обстановка этого совсем не требует. Вероятно, ты обижаешься на меня. Но я тут не виноват. Это все твои глупые подозрения. То, что касается Лейбы и меня - это было лишь однократно и больше не повторится... Жду тебя и мы помиримся в нашем чудесном гнездышке». И подпись в конце по-русски: «Твой всегда Вова». «Ильич, - следует немедленно из Владикавказа ответ Зиновьева. - Это совсем не глупые подозрения насчет тебя и Лейбы. Кто же не видел как ты кружил вокруг него все последнее время? Во всяком случае, у меня есть глаза, и я достаточно долго тебя знаю, чтобы судить... Мне ли не знать, как загораются твои глазки, когда ты видишь мужчину с крупным орудием. Ты сам всегда говорил, что у маленьких фигурой мужчин великолепные орудия... Я же не слепой и видел прекрасно, что ты готов забыть нашу любовь ради романчика с Лейбой. Конечно, он сейчас рядом с тобой и ему легко тебя соблазнить. Или это ты его соблазнил?..» Действительно, в то время Лейба Троцкий - наркомвоенмор Республики - был продолжительное время в Москве рядом с Лениным. И, надо полагать, тут у двух вождей и зародилось взаимное чувство. Лейба Троцкий, бравый нарком обороны, пламенный трибун и оратор, занял в ленинской постели место Зиновьева... Ленин же продолжал оправдываться перед Григорием. Он, вероятно, чувствовал, что его связь с Троцким будет непродолжительной, и что вскоре Лев Давыдович бросит его, увлекшись очередной женщиной. Все же Троцкий больше склонялся к женщинам, чем к своим товарищам по революционной борьбе. Только, наверное, для Ленина он сделал исключение, уважил. И вот Ленин пишет на Кавказ Зиновьеву: «Не обижайся на меня, Гершеле. Ты прав, я действительно не смог устоять. Лейба такой брутальный мужчина. Он просто обволакивает меня своей лаской. А я так в ней нуждаюсь, особенно в такой напряженно политический момент. Мне очень трудно без ласки, а ты уехал, негодник. Вот я и не устоял. Но ты ведь простишь мне эту маленькую слабость, Гершеле? Возвращайся, и ты увидишь, что я полон любви к тебе. Твоя маленькая Вова». Вероятно, этот маленький пассаж с «маленькой Вовой» окончательно успокоил Зиновьева. Он утвердился в мыслях, что их связь не прервалась, а только на время была омрачена связью «Вовы» с коварным Лейбой-обольстителем. Григорий понесся в Москву, и с тех пор в архиве его больше нет соответствующих писем. Может быть любовники нашли иной способ связи, или Зиновьев потом уничтожил следы переписки... Вскоре, однако, злодейская пуля эсерки Каплан сильно повредила здоровью Ленина. С той поры оно было подорвано, и постепенно и половые отношения Ленина с Григорием сошли на нет. Во всяком случае последней, относящейся к данному вопросу запиской, были несколько строк, написанные рукой Крупской. Она пишет Зиновьеву в середине двадцать второго года: «Прошу вас не беспокоить больше моего мужа своими домогательствами и просьбами о свидании. Пора бы уже и вам угомониться. Сколько же можно с моей стороны терпеть такое ваше бесстыдство! Ильич болен, вы же знаете это, и излишне говорить вам, взрослому человеку, что ваши шалости на сей раз могут только окончательно подорвать здоровье Ильича. Прошу вас больше не склонять его к тому, на что он всегда слишком охотно шел. Надеюсь, вы поймете это мое письмо. Оно продиктовано заботой о здоровье моего мужа». Не случайно Зиновьев часто в письмах к Ленину неуважительно отзывался о Крупской: «Та женщина, которая мешала нам в Женеве...» Теперь она взяла реванш. Столько лет быть отвергнутой собственным мужем ради любовника - это было трудно перенести. Вот теперь, когда Ленин слег и стал беспомощным, Надежда Константиновна решила поставить все на свои места. Больше она не допускала свиданий мужа с Зиновьевым наедине - только в присутствии своем или других членов Политбюро. В конце тридцатых годов, после ареста и казни Зиновьева, эти архивные материалы попали в руки НКВД и, несомненно, были доложены Сталину. Почему он не распорядился их уничтожить? Вероятно, по двум причинам. Во-первых, для него все это, несомненно, не было тайной. И он и прежде прекрасно был осведомлен об отношениях Ленина с Зиновьевым и Троцким. Не случайно, поэтому подчеркнуто пренебрежительное отношение Сталина к Крупской. Что ему было ее уважать, если он знал о том, что она - всего лишь ширма для утех своего мужа? Второй же причиной, вероятно, была та, что Сталин решил придержать эти письма на тот случай, если бы пришла пора посмертно скомпрометировать Ленина. Если на каком то этапе Сталин вдруг решил отказаться от «ленинского наследия» и остаться единственным незапятнанным борцом революции, ему бы как раз весьма пригодились эти письма. Так или иначе, а архив сохранился до наших дней. И мы можем с удивлением обнаружить, что Ленин был обычным гомосексуалом... И.В. Соколов, кандидат исторических наук.

1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ленин - обычный педераст

И.В. Соколов,

кандидат исторических наук.

ИзображениеИзображениеИзображение

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

тьфу бля, мерзость какая.... он ещё и дырявый был..... :deg_smile: мало того, что :jude: ещё и это??? вот такие уроды у власти и стоят...

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ильич-трава

особенно понравилась
0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Информация...эээ...мягко сказать - неоднозначная ...

Но то, что он был уёбком на всю голову - факт!

19 декабря 1919 года, в разгар гражданской войны, глава ВЧК Феликс Эдмундович Дзержинский ("горячее сердце и чистые руки перед едой" писал Великому Вождю мирового пролетариата записочку: "В Ростове захвачены в плен 300 000 казаков войска Донского. В районе Новочеркасска удерживается в плену более 200 000 казаков войска Донского и Кубанского. В городе Шахты, Каменске удерживается более 500 000 казаков. За последнее время сдались в плен около миллиона казаков. Пленные размещены следующим образом: в Геленджике - около 150 000 человек, Краснодаре - около 500 000 человек, Белореченская - около 150 000 человек, Майкопе - около 200 000 человек, Темрюк - около 50 000 человек. Прошу санкции. Председатель В.Ч.К. Дзержинский".

Резолюция Ленина на письме: "Расстрелять всех до одного. 30 декабря 1919 г."

Ну, или вот ещё классовая борьба: "Вести и провести беспощадную и террористическую борьбу и войну против крестьянской и иной буржуазии. Расстреливать заговорщиков и колеблющихся, никого не спрашивая и не допуская идиотской судебной волокиты". Владимир Ленин, председатель СНК.

"Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать". Владимир Ленин, председатель СНК.

"Расстреливать заговорщиков и колеблющихся, никого не спрашивая и не допуская идиотской волокиты". "В Нижегородский Совдеп... Надо напрячь все силы, составить тройку диктаторов, ... навести тотчас массовый террор, расстрелять и вывезти сотни проституток, спаивающих солдат, бывших офицеров... Ни минуты промедления... Надо действовать вовсю: массовые обыски. Расстрелы за хранение оружия... Ваш Ленин".

"Необходимо ... провести беспощадный массовый террор... Сомнительных запереть в концентрационный лагерь вне города. Экспедицию (карательную) пустите в ход. Телеграфируйте об исполнении. Предсовнаркома Ленин".

"Казаков, по крайней мере, огромную их часть, надо рано или поздно истребить, просто уничтожить физически, но тут нужен огромный такт, величайшая осторожность и заигрывание с казачеством: ни на минуту нельзя забывать, что мы имеем дело с воинственным народом, у которого каждая станица - вооруженный лагерь, каждый хутор - крепость".

"Величайшая ошибка думать, что НЭП положил конец террору. Мы ещё вернёмся к террору и террору экономическому".

И ещё в период НЭПа, который правоверные коммунисты рассматривают, как поворот страны к демократии под руководством Ленина (но пришёл, мол, Сталин и всё опошлил), Великий Вождь поучал в письме Сокольникову (11.02.1922 г.): е спит ли у нас НКЮст? Тут нужен ряд образцовых процессов с применением жесточайших мер. НКЮст, кажись, не понимает, что новая экономическая политика требует новых способов новой жестокости кар". (ПСС, т.54, стр.160).

Изображение

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

плешивого вон с Красной площади!!!

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

плешивого вон с Красной площади!!!

да давно пора! нах он там нужен? опять-таки на наши же с вами деньги его содержат, погань картавую...

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

да давно пора! нах он там нужен? опять-таки на наши же с вами деньги его содержат, погань картавую...

Китаезам продать, тем более они уже давно предлагали его купить.

У них тогда два Ильича будет

Изображение + Изображение

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Китаезам продать, тем более они уже давно предлагали его купить.

У них тогда два Ильича будет

от це Дило )) хоть какая-то польза от плешивого будет - Мао будет не в гордом одиночестве :deg_smile:

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Хоть и знал многое,но лишний раз улыбнуло! :approve: :approve:

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

ага.менделя с шаломовым и остальное О ПГ Питерское туда же.еще и приплатим китаезам

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.