Max fon Kail

Дробящее оружие индейцев США

12 posts in this topic

Дорогие друзья, сам давно интересуюсь этой темой и решил создать темку по индейцам Северной Америки.

Начнем с дубинок так как именно от них пошли  томагавки или по алгонкинский "томахоак" (Алогнкины это такие дядьки индейцы из Северо востока  США к границе с Канадой)))привет от Фенимора Купера.

cbbf4a078d7cfd2700207c76965c5589.thumb.png.2afc596813326f92211807cd5db83372.png

Согласно описаниям различных племен индейцев начала XIX века, мужчина-воин редко появлялся на людях без оружия даже в собственной деревне в мирное время. Основными в арсенале индейцев по-прежнему оставались луки, стрелы, ножи, топоры и даже боевые деревянные дубины или каменные палицы. Например, воина племени сиу нельзя было считать полностью экипированным, если у него на поясе не висела боевая каменная палица. И это несмотря на то, что со времен первого знакомства с огнестрельным оружием прошло почти двести лет. 

В XIX веке по сравнению с XVII ружья стали доступнее для индейцев, но все еще воспринимались как роскошь. Вместе с тем, зачастую времени на перезарядку ружья (с кремневым замком) непосредственно в бою не хватало, поэтому индейцы привычным им способом хватались за дуло и использовали приклады в качестве ударной поверхности. Это, как считается, и способствовало распространению деревянных дубин так называемой прикладовидной формы среди многих индейских племен.     

 

Индейцы, особенно степные, обладали огромным разнообразием боевых дубин и палиц, которые естественно состояли на их вооружении еще задолго до высадки первых европейских поселенцев в начале XVII века. Так, например, каменные палицы (вместе с тем очень похожие на булаву) представляли собой достаточно простое оружие: камень, чем-то похожий на заостренное с обеих сторон яйцо, крепился к уже обтянутому кожей древку при помощи петли все из той же сыромятной кожи, которая высохнув, обеспечивала крепость всей конструкции. Рукоять при этом специально делалась из эластичного дерева, поэтому при ударе не ломалась.

Сам камень по размерам был не очень большим: длиной в среднем 10−12 см при ширине от до 7,5, а с рукоятью вместе такая палица в целом была от 60 до 90 см в длину. При этом вес камня мог достигать 4 фунтов (чуть более полутора килограмм), а у некоторых племен — например, обитавших на севере Великих равнин ассинибойнов — и всех пяти (приблизительно 2,5 кг), то есть был достаточно тяжелым.

 

На рукоятке иногда проделывали отверстие, куда продевали кожаный шнурок так, чтобы получилась петля — своего рода темляк, который воин надевал на кисть, что страховало оружие от выпадения из руки. Даже такое, казалось бы, простое оружие индейцы всегда украшали. В ход шли перья, иглы дикобразов, хвосты бизонов, коров или лошадей. Такими палицами пользовались и сиу, и шайены, и черноногие, причем последние не отказались от них и в 70-е годы XIX века, когда, казалось бы, все остальные посчитали оружие устаревшим и в полной мере отказались от палиц в пользу метательных топориков томагавков и ружей.

Другие племена индейцев, обитавших в местах соприкосновения Равнин и лесов, такие, как омахи и арикары, использовали оружие, как минимум, внешне гораздо более грозное. В их арсенале одним из основных орудий для ближнего боя была деревянная дубина с вырезанным в ней шарообразным набалдашником.

 

Такое оружие было в меру тяжелое для того, чтобы нанести серьезный удар, например, по голове противника. По словам исследователя быта и в частности вооружения индейцев Ю. Стукалина («Военное дело индейцев Дикого Запада), современники омахи утверждали, что этой дубиной можно было «вышибить из человека мозги .Омахи изготавливали ее из корня ясеня, а над самим деревянным шаром вырезали изображение какого-нибудь тотемного животного, например, ласки. А вот у воина племени арикаров подобное же оружие, согласно свидетельствам шотландского натуралиста Джона Бреэдбери, который участвовал в составе торговой экспедиции Тихоокеанской пушной кампании 1811 года, было усовершенствовано лезвием ножа длиной от 12 до 15 см, которая торчало прямо из деревянного круглого набалдашника, причем сам он был полый, а внутри него находились куски металла, которые должно быть звенели при размахивании оружием, что, по всей вероятности, должно было создавать дополнительный эффект устрашения при нападении.


 

Однако одной из самых популярных боевых палиц, которая получила большое распространение среди многих племен индейцев, причем не только на Равнинах, считается прикладовидная дубина (согласно Ю. Стукалину, племя понков, обитавшее на территории юго-восточных лесов, взяло на вооружение эту дубину еще до XIX века). Вспомните фильм «Последний из могикан» Майкла Манна: в финальной сцене Чингачгук расправляется с индейцем племени гуронов Магуа как раз с помощью этого оружия. Прикладовидная дубина, по-английски — gun stock war club, имела форму ружья, а его ударная поверхность по форме напоминает приклад, оттуда и название. К ней под прямым углом, там, где у ружья должен находиться спусковой механизм, был приделан нож или наконечник копья от 10 до 15 см длинной, однако количество ножей могло варьироваться. Помимо самих клинков устрашающий вид оружию придавали украшениями из гвоздей с большими шляпками. Интересно, что несмотря на то, что в XIX веке индейцы уже в большей степени могли позволить себе приобрести настоящее ружье (за него теперь можно было отдать всего лишь 20 бобровых шкурок в то время, как в XVII веке индеец должен был отдать кипу мехов чуть ли не высотой с само ружье), прикладовидные дубины только набирали оборот особенно в период 1860—1880 годов.

067568bb495ae40ba46b7be9f4abb92a.thumb.jpg.6bffa53f6d16a32da46ff0b36e32d460.jpg9da4f5d519254f625fe45717f5ff8d24.thumb.JPG.f499b4b4efa784b45f59c525d3e88605.JPG8e207c728a6d1d88487635fd0dcbc591.thumb.jpg.5cd888b53d3cc042532905fb9f6957d9.jpged998cce90a9f72e5e3bc6407d17318c.thumb.JPG.cac33eee4ccd3ce847acc39b023302af.JPG

3

Share this post


Link to post
Share on other sites

Макс,тема крайне интересная, ща чуть папозжа подднржу материалом и изысканиями..если не возражаешь сюда и ножи добавим.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites
Только что, Max fon Kail сказал:

Слав, только за!!!!!

 

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Одно из первых упоминаний томагавка встречается в начале XVII века в записях капитана Джона Смита — того самого английского писателя и моряка, которого по легенде спасла от смерти знаменитая Покахонтас, дочь вождя племени поухатанов, проживавших на территории современной Виргинии. Согласно Смиту, томагавк (англ — tomahawk) представлял собой «длинный камень, заостренный с обоих концов». Изначально в алгонкинкских языках (одна из ветвей семьи индейских языков) этим термином обозначали боевую дубинку или палицу, хотя буквально слово можно было перевести как «то, чем режут». Однако впоследствии этим термином стали называть различные небольшие металлические кирки и топорики, которые служили индейцам и как инструмент, и как оружие, а впоследствии даже как трубка-мира.  

 

58f3bbdc761d3_1..thumb.JPG.e3c816d1f4f2b8e8a161d826f76030e8.JPG

Массовое производство этих топориков начали ев­ропейцы. Томагавк стал одним из основных предметов торговли с местным населением. До середины XVIII веке это оружие изготавливали в основном Европе, преимущественно в Англии и Франции, а вскоре и местные поселенцы наладили производство томагавков, составив конкуренцию поставщикам из Старого Света.

671f6229d1294119f315220ea9ff24fc.thumb.jpg.4dd61748d3fadb5f814ca016c0c67064.jpg

Буквально слово «томагавк» переводится как «то, чем режут"

 

Топор, как правило, обменивали на пушнину. При этом его стоимость напрямую зависела от логистики: чем дальше от восточного побережья, тем дороже. Например, в Монреале за одну шкурку бобра можно было получить два топора, в то время как, скажем, на севере современной Миннесоты целых три шкурки нужно было отдать лишь за один топор.


Хотя техника производства была довольно простой: полосу железо сгибали вокруг металлического бруска, образуя место для топорища, после чего концы сваривали (для большей прочности между ними дополнительно могли закрепить небольшой кусок стали) и выковывали клинок.

 

Массовое производство томагавков начали ев­ропейцы для торговли

 

Интересно, что зачастую топор продавали без топорища, то есть без рукояти. Древко индейцы предпочитали делать и украшать сами: в качестве рукояти использовали часть ствола небольшого деревца длиной примерно от 30 до 50 см. При этом режущая кромка самого топора была, как правило, от 8 до 10 см. В среднем такой томагавк весил всего около 500 граммов.



Немного большим по размерам был популярный на прилегающих к реке Миссури территориях «миссурийский боевой топор». Лезвие этого оружия могло составлять от 17 до 22 см в длину. Таким топором индейцы сражались вплоть до середины XIX века. Вместе с тем, исследователи выделяют в целом два основных вида томагавка: пикообразные и трубочные.

2409d9fe34b6ceae45131f62110b15a4.thumb.jpg.b4e216bbaf3c38e81d73002949409562.jpg

Топор продавали без топорища, индейцы сами изготавливали рукоятку

a90ff9de8760d87c59cf591956834ef3.thumb.jpg.f7623eb592b382c3ea73e890800ea4a4.jpg

Пикообразный томагавк в отличие от миссурийского топора имел острие или клевец на обухе. Он появляется в конце XVII века, а уже в середине века XVIII ими активно торгуют французы на территориях от Великих озер вплоть до устья Миссури. Вот эта пика — лезвие на обухе — в длину могло достигать 38 см. Соответственно таким топором можно было наносить еще и страшный колющий удар, рану от которого довольно тяжело поддается лечению. При малом весе и сравнительно длинной рукояти воин с легкостью использовал такой томагавк в ближнем бою. Помимо этого пикообразный топорик можно было использовать и для поражения цели на дальних дистанциях: отмечают, что дальность броска томагавка могла достигать 20 метров.

 

f45452e86564e92a141a2fde3d5926a1.thumb.jpg.1cd6310d50d969761181cf379b88ca97.jpg

Однако самым популярным считался именно трубочный томагавк. На обухе его металлического топора вместо лезвия красовалась курительная трубка. Она представляла собой металлическую чаш­у, куда набивали табак. А из чаши выходило отверстие, которое соединялось полой рукоятью.

 

С 1759 года томагавк входил в обязательную экипировку пехоты британцев

 

Конец топорища, таким образом, служил в качестве мундштука. Соответственно при изготовлении рукоятки-трубки использовались породы дерева с мягкой серд­цевиной. Такой топор, как правило, не метали. Впрочем, индейцы верили, что победа над врагом именно в ближнем бою является проявлением храбрости.

a65f0d523c2ae4655bdb09ea5d6e76e1.thumb.jpg.d596816dc22a8c596f95354389a91abb.jpg
Трубочный томагавк с эспонтонным лезвием племени Оджибве (середина XIX века)

Кстати лезвие трубочного томагавка также можно разделить на два вида: помимо обычного по форме топора с середины XVIII века становится популярным томагавк-эспонтон. Эспонтон — копье, которое европейские военачальники использовали при командовании колоннами солдат. Индейцы же посчитали, что именно с его помощью солдаты подчиняются своим командирам, и поэтому стали заказывать томагавки с топором, повторяющим форму этого копья.

 

b0bcc6eb1a031691107ec9977ca654b7.thumb.png.ad536552ea341a1497195a32abd054f6.png

Мэл Гибсон в роли Бенджамина Мартина с томагавком в руках (фильм «Патриот», 2000 г.)

В целом достоинства томагавка ценили не только индейцы, но и сами поселенцы. Например, с 1759 года томагавк входил в обязательную экипировку легкой пехоты британской армии. А во время войны за независимость им воевали в том числе и американские солдаты. Так, в фильме «Патриот» герой Мэла Гибсона, руководящий группой американских ополченцев, именно с томагавком в руках сражался с англичанами и в частности с безжалостным полковником Уильямом Тавингтоном, которого на экране воплотил в жизнь Джейсон Айзекс (в большей степени известный по роли Люциуса Малфоя в Поттериане).

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

43189741_9.thumb.jpg.08a8ed454fd58154253e9cb10f46d2b1.jpg9cb077f3d38b.thumb.jpg.1153520bb249d99903418d62403fe918.jpg3047317.thumb.jpg.50f2a8c517bdfb0e4633d983e529339d.jpg

 

 

Краснокожий сидел на краю мшистого бревна и спокойными, но выразительными движениями рук подчеркивал свои слова. Его почти обнаженное тело являлось ужасной эмблемой смерти: оно было расписано черной и белой красками, что придавало человеку вид скелета. На бритой голове сагамора была только одна прядь волос, украшением же служило лишь орлиное перо, спускавшееся на левое плечо. Из-за пояса виднелись томагавк и скальпированный нож английского производства . На мускулистом теле небрежно лежало короткое солдатское ружье, одно из тех, какими англичане вооружают своих краснокожих союзников. Все в этом воине - его широкая грудь, прекрасное телосложение и горделивая осанка - доказывала, что он достиг полного расцвета сил, но еще не начал приближаться к старости."

Купер Джеймс Фенимор. "Последний из могикан"

Первые ножи краснокожих братьев были из кремня, обсидиана (вулканическое стекло) или кости. Техника обработки кремния была очень простой: постепенное скалывание от края ударом одного камня о другой. Человек отбивал камень, зажав его в руке на другом камне, который служил как бы наковальней. Обработанный таким образом с двух сторон, кремень приобретал миндалевидную форму.

Рукоятки были деревянными, роговыми или костяными. Рукоятка прикреплялась к каменному лезвию растениями или сухожилиями. Чаще всего использовались сухожилия северного оленя. Иногда обмотка сухожилиями держалась на клею, сваренном из костей или чешуи. Кроме того, была распространена техника оплавления сухожилий при нагревании. В начале XIX в. также в ходу были ножи из ребра оленя или лося.

Так же на территории Америки в таких районах, как северо-западное побережье США и Канады, были достаточно широко распространены традиционные медные ножи, полученные при помощи холодной ковки.

На территории Северной Америки первые металлические лезвия появились в 16 веке. Англичане, голландцы и французы выменивали металлические ножи у индейцев на кожу и меха. Железные ножи постепенно вытеснили ножи из кости, кремния, обсидиана, поскольку преимущество нового материала было очевидно.

Ножи стали одним из первых товаров, поставляемых для торговли с аборигенами. Для ножей использовались:

 

1) ковкая мягкая сталь, из которой получались хорошие лезвия, но они быстро тупились;

2) чугун, который дольше оставался острым, но лезвия легче ломались;

3) сталь, отличная во всех отношениях, но более дорогая.

 

Особой популярностью пользовались английские ножи, изготовленные в Шеффилде и Лондоне, но к 1840‑м гг. они были вытеснены американскими фирмами. Ножи могли продаваться с рукоятками или же просто лезвиями, к которым индеец самостоятельно приделывал костяную или роговую рукоять. Деревянные рукояти обычно украшали круглыми шляпками латунных гвоздиков.

Нож помещали в ножны и никогда не расставались с ним. Ножи носили все, вне зависимости от пола и возраста, кроме совсем маленьких детей. Кэтлин отмечал, что краснокожие настолько привыкли к тому, что каждый имеет при себе нож, что даже на своих пиршествах никогда не предлагали его гостю.

Ножны шили из очень толстой сыромятной кожи. Часто расшивали бисером или украшали металлическими гвоздиками.

Нож индейцы носили в основном на шее, так как пояса у них появились гораздо позже. 

В 1807 году торговец пушниной Мануэль Лайза открывает склад для хранения шкур, который стал местом обмена шкур на европейские товары, в том числе и ножи. Англия создает на территории Орегона две компании - "Северо-западную" и "Компанию Гудзонова залива".

10tdQDPiV.thumb.jpg.aa50d2c1a4458fcd7ad1c143a7c1a793.jpgСамым распространенным типом ножа среди индейцев был нож "Компании Гудзонова залива", известный под названием "хвост бобра".

Среди североамериканских индейцев были распространены ножи выпускаемые кампанией Джона Расселла (John Russell). В течение начала 1840-ых было начало большого движения поселенцев на запад к Орегону и Калифорнии. J.Russell & Company начала производить простой, утилитарный охотничий нож для этих эмигрантов и охотников за бизонами (Green River Hunter).

Нож, известный как "Green River", должен был быть достаточно крепким и прочным, чтобы служить в любой ситуации, которая могла бы возникнуть. Эти ножи часто отправлялись не заточенные, чтобы владельцы могли тогда их наточить, согласно назначению. Общая длина ножа составляла приблизительно 8 дюймов с простыми деревянными ручками. Все ножи произведенные J. Russell & Co. после 1837 имели штамп "Green River Works".

58f4f9524ec04_(KGrHqRHJDoFITKLOMCsBSF2JDTLRg--60_57.thumb.JPG.d6cf4345e830201ebe23c09491aed415.JPG10tdQDPiT.thumb.jpg.258ff283b51ec1340c0ee8b5cdd1cd4f.jpg112651363.thumb.jpg.bd629883f798d242eb7eafce4ac1d910.jpg1370506053_skalpirovanie.thumb.jpg.46982cfc9cf6a71fa1bf97103ebab93e.jpgcactusrose-26-1.thumb.jpg.c5697a8dc7cd31991ec09142a60c5dfa.jpgknive_9.thumb.jpg.c6f236f24d7d6dcb97d7a9de5854bc30.jpgknive_15.thumb.jpg.d222b10c2ac3e233706f85f2269038e8.jpgKzjlcPjx.thumb.jpg.34fe046726b2b026c9fc19886966dc83.jpg

Нож "Green River" или Зелёная Река" стал фаворитом эмигрантов, охотников на бизонов, индейцев, шахтеров и поселенцев. Между 1840 - 1860 считается, что 720 тысяч ножей было отправлено на Запад.

С успехом, принесённым охотничьим ножом, Расселл начал экспериментировать с другими новыми типами ножей. Более изогнутый кривой скиннер (Green River Buffalo Skinners) и мясницкий нож (иногда его называют Scalper - нож для снятия скальпов), по прозвищу "Dadley" (Green River Dadley Universe), были запущены в производство. 

Они были качественными, недорогими и имели "пятку", к которой с помощью заклепок прикреплялись деревянные пластины рукоятки. Вскоре они стали почти столь же популярным как и охотничий нож.

Расселл продолжал расширять свою производственную линию, чтобы выпускать нож для обувщиков, столовые ножи и вилки даже новинки, включая нож, разработанный для одноруких инвалидов после гражданской войны.

Ножи предназначены для многих целей — боя, охоты на диких животных и выполнения повседневных задач, обусловленных жизнью в лесах и горах фронтира. Ножи были достаточно острыми и тяжелыми, чтобы в походе рубить хворост или ветки для сооружения военной хижины, разделывать дичь, перерезать веревки, которыми у палаток привязывали лошадей. О том, что эти ножи отличались большими размерами, можно судить по описаниям солдат, вступивших в американскую армию в 1775 г., которые, как говорят, носили "мясницкие ножи", или "ножи для скальпирования". 

В 1690-х гг. британцы ответили на вызов и стали платить по 100 фунтов стерлингов за каждый французский или индейский скальп.

Как уже упоминалось выше, специальных ножей для боя или скальпирования не существовало - для этих целей использовали обычные ножи. В бою обычно использовался верхний хват, когда рукоять зажималась так, что лезвие ножа было направлено горизонтально вниз. Удар наносился сверху вниз, чтобы проткнуть тело противника над ключицей, или сбоку горизонтально между ребер или в живот. Хотя в рукопашной схватке пеших бойцов нож был смертоносным оружием, от него было мало пользы против конного воина, вооруженного копьем или дубинкой. Обычно ножом добивали уже раненого противника, скальпировали его или уродовали его тело.

Популярность Ножа Грин-Ривер была настолько большой, что многие американские и европейские изготовители скопировали стили Грин-Ривер, даже штампы "Green River Works" на лезвиях. Выражение "Up to Green River" обычно использовалось, чтобы описать "работу, хорошо сделанную" - метафора для совершенствования или высокого качества.

В качестве охотничьих ножи успешно применялись для разделывания туш бизонов. 

С самого начала колонизации Северной Америки в Европе большим спросом пользовались шкуры разных североамериканских животных, и бизоны не стали исключением. Из шкур бизонов выделывали одеяла и ковры, теплые мантии и другую одежду. Кожу также использовали для изготовления приводных ремней для разнообразных промышленных станков. Черепа и другие кости отправлялись на фабрики удобрений. В связи с длительностью перевозки на большие расстояния, мясо бизонов обычно либо продавалось поблизости, либо бросалось гнить на специально выделенных для этих целей полях, где потом собирали кости. 

Лишь в очень дорогих ресторанах восточного побережья США в меню можно было встретить язык бизона. Зимой, благодаря низкой температуре, появлялась возможность поставлять мясо намного дальше. С прокладкой железных дорог и началом использования вентилируемых и охлаждаемых вагонов потребление мяса бизонов возросло. 

В начале 1800-х годов ради шкур убивали около 200 тысяч бизонов в год. Между 1830 до 1860 годами на восточное побережье США одна за другой прибывали повозки, набитые шкурами бизонов. С началом активного освоения запада после окончания гражданской войны и прокладкой железной дороги, значительно упростилась доставка охотников на равнины и перевозка их добычи назад на восток для отправки в Европу, вызвав существенное снижение популяции бизонов.

В последствии появилось не мало других моделей - для охотников, пользующихся силками, для альпинистов и рыболовов - так что ни одна из авантюр великую эпоху освоения Запада не обходилась без одного из знаменитых ножей Green River. Спустя многие годы модели ножей "Green River" стали легендой и пользуются популярностью во всем мире и по сей день.

В заключении хочется отметить что индейцы и сами постепенно освоили кузнечное дело. Они стали перековывать готовые лезвия, а затем научились делать и свои "индейские" ножи, но не из руды, а расплавляя какие-нибудь стальные изделия, например, напильники, пестики. Их ножи не имели гарды, а рукоятки оставались в индейском стиле. Так же были распространены рукоятки из ног молодых копытных и медвежьих челюстей. Так появлялись ножи огромных размеров, а мирные европейские колуны, предназначенные для колки дров превращались в страшные томагавки - символ индейской воинственности.

Особенность индейских ножей заключалась в том, что лезвия затачивали только с одной стороны. Старый шайен говорил по этому поводу, что белые считали, будто индейцы не умеют затачивать ножи. «Мы точим только одну сторону лезвия, при этом ножи получаются острыми, и я не вижу смысла затачивать лезвие с двух сторон». В воспоминаниях Джорджа Белдена также упоминается односторонняя заточка ножей и указывается, что такой нож легче режет бизонью шкуру. Капитан Вильям Кларк тоже отмечал эту особенность: «Ножи затачиваются только с одной стороны... и по некой, не совсем ясной причине, лучше режут и дольше сохраняют лезвие в отличном состоянии, чем ножи, затачиваемые по нашему обыкновению с двух сторон. Я лично видел, как они свежевали оленя, легко разрезая ему хребет, вскрывали или разрубали череп, чтобы вынуть мозг, крайне редко при этом повреждая лезвие обыкновенного, пятидесятицентового ножа. Это кажется невероятным, но это абсолютная правда».knive_6.thumb.jpg.485ebad22370867c361c60be2b4a25c2.jpg58f4f9c2b5a37_1.jpg.18284e3885fbd78d226d619b1c7cb408.jpg58f4f9c3c56d3_2.thumb.jpg.0b149028e1c98e8f2299a1b577ceef9a.jpg58f4f9c4b4e7d_5.thumb.jpg.448b69b7324e5bdbbef72b1e2fcce2a6.jpg

 

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Пример ножа из штата МОНТАНА

58f4fa22d46d2_Indiantradeknife1870Montanal.thumb.jpg.8429c8fe2b6c3e99a0778eec0b510b4f.jpg58f4fa3b486d9_Indiantradeknife1870Montana.thumb.jpg.6549c4c4abe02e80fbc0968523165553.jpg

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ну немножко бобровых хвостов

0_117d4b_cd21a61d_L.thumb.jpg.50d510760b492e190c2e2f3c4f4f6808.jpg0_117d4f_1046c7f0_L.thumb.jpg.4087a537ac3cb2b064f84145c400b11d.jpg0_117d5d_7b41af21_L.thumb.jpg.a34155989794e4391c164b5990508360.jpg0_117d47_c49e1794_L.thumb.jpg.649ecbf73c352a271863fce9e85e5a94.jpg0_117d48_567650ee_L.thumb.jpg.d778b086fb41312871402a707dd2b7b0.jpg0_117d60_339adafa_L.thumb.jpg.0f371f1d89cafbd8f563c6f0eebeb491.jpgBeaver_Tail_Dagger_2.jpg.adbf7f18b08f899dfe608b466014e876.jpgBritish_Museum.jpg.e0ef0c91ddc7f28ce476e8e0621f0c89.jpg10760288_1_x.jpg.c4ef26e454faa9b9fb8ad1652a1c6566.jpg10645133_554127784689438_6195154518328198956_n.jpg.c25067a7cdcebe21c3d74fab2ba2964c.jpgpost-2621-0-39248300-1412702025.jpg.a88548a0828553848bcd3956d1f5bddd.jpg

 

Индейцы племени Черноногие (помните советскую школьную программу? Песня о Гайовате? Шли Шошоны, шли Омоги, Черноногие и Поны)))Alex-Ross-indians-20.thumb.jpg.190687c0278f1165e24af655f9cd2f4b.jpgAlex-Ross-indians-18.thumb.jpg.dd1db1bddcc44081de4b8234db88df35.jpg

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Спасибо Питерскому ножевому форуму за фото и инфу)

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Крукед - нож индейцев Северной Америки

1_1.thumb.jpg.3e052c8d1c9af96e8595cba0c98e72f8.jpg

«Житель северо-восточных лесов никогда не отправится в путешествие без ножа крукед, вне зависимости от того, на какое расстояние он идет, долгим или коротким будет это путешествие. Ему наверняка придется использовать этот нож и с его помощью он изготовит тысячу и одну вещь, необходимых ему в дороге…» Майор Джон Уэсли Пауэлл, исследователь Большого Каньона

 

«Житель северо-восточных лесов никогда не отправится в путешествие без ножа крукед, вне зависимости от того, на какое расстояние он идет, долгим или коротким будет это путешествие. Ему наверняка придется использовать этот нож и с его помощью он изготовит тысячу и одну вещь, необходимых ему в дороге…» Майор Джон Уэсли Пауэлл, исследователь Большого Каньона

 

Ножи крукед (crooked knife) — ножи для обработки дерева. Практически все кочевые племена севера Америки имеют свою версию данного ножа. Наибольшее распространение эти ножи получили среди племен Северо-Востока, включая Мэн (Maine), Микмак (Micmac), Пенобскот (Penobscot), Мелисит (Maliseet), Пассамакводди (Passamaquoddy), а также запад, центр и восток региона Великих Озер (Great Lakes regions). Наиболее распространен этот нож был у индейцев племен ирокезов (Iroquois), гуронов (Huron), кри (Cree) и чиппева (Chippewa).

Первые упоминания об этих ножах у североамериканских индейцев встречаются около 1600 г., а о ножах с художественно украшенными рукоятями уверенно говориться с 1880 года, что свидетельствует о том, что нож использовался не только в качестве хозяйственно-бытового инструмента, однако большей частью ножи изготавливались все-таки максимально функциональными.

В превосходной книге «Мокотауган: История и искусство кривого ножа» авторства Р. Джалюерта и Н. Джалберта («Mocotaugan: The Story and Art of the Crooked Knife», 2003, Russell Jalbert & Ned Jalbert) рассказывается о том, что индейцы использовали крукед для решения практически всех бытовых проблем — для заготовки стружки для разжигания огня, для изготовления топорищ, шестов для вигвама, емкостей для хранения воды и других продуктов, снегоступов, весел для каноэ и непосредственно самих берестяных каноэ.

Что же представляет из себя нож крукед…

Название этого ножа на языке племени кри — mocotaugan, однако прижился и стал распространенным англоязычный термин — крукед.

Благодаря тому, что клинок располагается под углом к рукояти, этот нож и получил свое название — кривой нож. Необходимо заметить, что угол, под которым клинок расположен к рукояти составляет порядка 30 градусов, что позволяет прикладывать к ножу достаточно большое усилие. У ножа, как правило, заточенной является та часть клинка, которая обращена к пользователю. Кроме того, некоторые ножи крукед имели изогнутый в своей плоскости клинок — обычно кончик клинка. Ножи с таким клинком использовались для вырезания отверстий или углублений.

Клинок мог быть длинным или коротким, изогнутым в середине, на кончике или прямым, и использовался нож для деревообработки или небольших столярных работ.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вооружение индейцев было ярко украшено и сразу бросалось в глаза. У коренных жителей Америки к этому была врожденная страсть, и воин украшал как свой боевой наряд, так и оружие множеством перьев, лент и кисточек.

Его главным оружием был лук, искусство владения которым он оттачивал в ходе ежедневной охоты. Лук применялся всеми индейцами Северной Америки: он был либо небольшой, очень удобный в обращении, – им пользовались верховые воины, либо большой, выше человеческого роста, – такой лук был распространен среди многих племен, живших на территории Калифорнии.

Другим распространенным у всех племен видом боевого снаряжения был щит, на который наносились магические знаки и прикреплялись амулеты. Иногда его изготовляли из дерева, а ирокезские и алгонкинские племена предпочитали делать щиты из шкур животных. Круглые и овальные щиты индейцев Равнин, обтянутые несколькими слоями бизоньей шкуры с холки или грудной части животного, выдерживали пули, выпущенные из ружья белого человека. Рисунок наносился либо непосредственно на шкуру животного, либо на внешнее покрытие щита, делавшееся обычно из оленьей кожи или волокна. Часто воин не снимал покрытие из перьев, свисавших со щита, до того момента, как начнется бой, чтобы оставались закрытыми как можно дольше амулеты и магические знаки, изображенные на щите, иначе их сила могла улетучиться до начала боя. Щит считался настолько неотъемлемой частью мужчины, что во время похорон его неизменно клали рядом с его владельцем.

Все племена, независимо от того, были ли они конные или пешие, использовали также различные виды копья и дротики. Из других видов оружия, ведущих происхождение с древних времен, можно выделить различные виды топора, дубинки (булавы), кинжала и томагавка. Некоторые дубинки делали только из какого-то одного твердого материала, например из дерева или рога оленя; в восточных лесах дубинку использовали и в качестве метательного орудия, которое бросалось с огромной силой и точностью. Часто деревянный шар на конце дубинки обивали зубцами из кремня или зубами животных; позднее для этих же целей стали использовать гвозди и металлические шипы. Чироки прикрепляли к дубинкам ряды зубов хищной рыбы саргана, чтобы наносить противнику рваные раны, а северо-западные племена крепили к ударной поверхности дубинки куски китового уса. У индейцев района Равнин и прилегающих плоскогорий, а также у навахо ударная поверхность дубинки была выполнена из отшлифованного камня, который был прочно привязан или приклеен к рукоятке из дерева или шкур животных.

Что касается томагавка, то первоначально на языках алгонкинской языковой семьи это слово использовалось для обозначения боевой дубинки, но позднее стало применяться белыми поселенцами для обозначения сделанного из металла оружия с острым рубящим краем. Это оружие было впервые изготовлено в то время, когда индейцы, жившие в районе Великих озер и атлантического побережья, начали приобретать у белого человека металл и изделия из него. Вскоре белые стали производить томагавки в Нью-Йорке, Монреале, Лондоне и Париже, чтобы обменивать их у индейцев на мех, пушнину и другие товары. Очевидно, томагавк в таком его виде изобрел какой-то белый поселенец по ассоциации с топором, который белые активно применяли. Он соединил в нем топор и курительную трубку: рабочий край с острым как бритва лезвием – от топора; рукоятка по форме напоминает индейскую трубку. Томагавк стал очень популярен и был неотъемлемой частью индейского парадного боевого наряда со знаками отличия у индейцев северо-востока. Именно белый человек также приучил индейцев пользоваться топорами больших размеров и металлическими кинжалами, которые индейцы охотно включили в свой боевой арсенал. Многие английские поселенцы были убиты и скальпированы ножом, на котором стояла печать «Сделано в Бирмингеме». В течение XVIII в. индейцы переняли у европейцев не только такие виды оружия, как ружья, ножи, топоры и сабли, но и военную форму, медали, эполеты и знаки отличия. В результате индейские вожди стали носить странную смесь из традиционной индейской одежды и европейской военной формы.

Те, кто считает индейцев-воинов полуголыми дикарями, будут немало удивлены, узнав, что многие индейские племена делали боевые доспехи, напоминающие доспехи японских самураев. Были ли изобретены эти доспехи самостоятельно, или же индейцев на это натолкнуло влияние англичан и испанцев, использовавших нагрудную броню в ходе колониальных войн того времени, – это другой вопрос. «Пять цивилизованных племен» юго-запада применяли нагрудные доспехи в виде пластин из тростника; подобного же рода доспехи носили ирокезские и алгонкинские племена. Индейцы, жившие в Канаде, а также на плоскогорьях северо-запада, накладывали деревянные планки на основу из кожи марала или шкур животных. Индейцы северо-запада, самые искусные мастера ремесел из всех североамериканских племен, помимо прекрасно сделанных нательных доспехов, делали еще и шлемы. Эти великолепные как по замыслу, так и по исполнению шлемы были вполне достойными изделиями мастеров, делавших лучшие маски во всей Северной Америке. Некоторые из шлемов были выточены из цельного куска китового уса, а другие искусно выполнены в форме голов птиц и животных.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Оружие воинов Великих Равнин

Стандартным оружием индейцев Великих Равнин до конца XIX в. оставались лук со стрелами, копье, военная дубинка, томагавк и нож. Предпочтение воин отдавал луку со стрелами и военной дубинке, а нож всегда был неотъемлемой частью костюма любого краснокожего. Брекенридж в 1811 г. сообщал по поводу арикаров: «Воина редко можно увидеть без его оружия даже в деревне. Его лук, копье или ружье считается частью его одежды, и появиться без них на публике в некоторой степени постыдно». Брэдбери побывал в той же деревне вместе с Брекенриджем. Он писал: «Они редко, если вообще когда-либо, появляются вне деревни без оружия». Максимилиан отмечал: воины понков всегда носят при себе оружие. То же было в обычае и у воинов других племен.

 

1027082-doc2fb_image_02000034.thumb.jpg.5b6bf09b92e9ae1991a1f2e6ec3e3f3c.jpg1027082-doc2fb_image_02000035.thumb.jpg.2bf268b65a757341b5d80e0c27a920ad.jpg

Военная дубинка

 

Появление лошади и огнестрельного оружия заметно отразилось на вооружении индейского воина. Когда в XVIII в. равнинники начали широко использовать в боях лошадей, они стали приспосабливать аборигенное оружие к конному бою. Омахи вспоминали: раньше луки и стрелы были длинными, это делало их дальнобойными, но с появлением лошади они стали короче, поскольку на лошади легче было приблизиться к врагу, да и управляться с коротким луком проще. Также стали меньше и размеры щитов, которые еще в начале XIX в. были огромными и могли полностью укрыть за собой присевшего воина. Не каждый воин мог позволить себе дорогостоящее огнестрельное оружие, и, как отмечал один из белых современников, «ружье (они. — Авт.) хвастливо возили поперек седла, а лук и колчан со стрелами всегда висел у них за спиной». Берландиер писал, что оружием индейцев Южных равнин в 1830-х гг. были лук со стрелами и дубинки, «которые они применяют весьма искусно. К этому они добавляют ружье, топор и копье, эффективность которого они признают. Некоторые из них используют кинжалы, а щит является обычным видом их вооружения».

 

 

 

 

Полковник Додж оставил описание хорошо вооруженного воина второй половины XIX в.: «Будучи верхом, воины, в основном, возили ружья поперек седла перед собой. Его помещали в чехол из сыромятной кожи, иногда роскошно украшенный и отороченный бахромой. Револьвер носили в кожаной кобуре, прикрепленной к ремню. Эти самодельные ремни делали предпочтительно из кожи и застегивали спереди пряжкой. К внешней части ремня стежками пришивали полоску кожи так, чтобы получались кармашки, каждый размером под патрон. Они представляют собой обычные армейские ремни-патронташи, только грубо скроенные. К этому ремню индейцы привязывали почти всю свою „переносную собственность“. С правой стороны висел револьвер, с левой — нож, кисет с табаком и трубкой, мешочек со всякой всячиной, мешочек с амулетами и колдовскими принадлежностями — для всего находилось свое место на ремне».

 

1027082-doc2fb_image_02000036.thumb.jpg.f277384bff70569977e95eb7a02182a3.jpg

Восстание индейцев в агентстве. Худ. Ф. Ремингтон

 

Лук со стрелами до конца XIX в. оставался самым важным оружием краснокожего воина и, несмотря на существующее мнение, в умелых руках являлся очень опасным видом оружия, особенно до появления скорострельных, заряжающихся с казенной части ружей. Один из современников в конце 1860-х годов писал: «Даже сегодня лук применяется очень широко, и хотя индеец может приобрести ружье, его редко можно увидеть без его длинного лука и полного стрел колчана. Ружье может выйти из строя, и он не в силах починить его, патроны могут отсыреть, но лук всегда в порядке, а быстрые стрелы готовы к стрельбе как при влажной, так и при сухой погоде. Поэтому дикарь всегда держит лук под рукой».

1027082-doc2fb_image_02000037.thumb.jpg.de6160f2df5d70680f5657007593de71.jpg

 

Колчан и чехол для лука. Южные равнины

 

Индейские луки можно поделить на три типа.

1. Простые луки, изготовленные из одного куска твердого эластичного дерева. Ими обычно пользовались только дети. У кроу, например, деревянные луки использовали лишь маленькие мальчики, а типичный лук воинов этого племени был сделан из рогов оленя, горного барана или бизона и усилен сухожилиями.

2. Луки, укрепленные сухожилиями. Сделанные из одного куска дерева, по внутренней стороне которого приклеивались сухожилия, «положенные так, что по виду напоминали кору». Они были наиболее распространенными. Такой лук редко достигал больше 1 м 10 см в длину. Лук черноногих, описанный как типичный равнинный лук середины XIX в., составлял 1 м в длину и даже в 1920 г. был в рабочем состоянии и мог посылать стрелы на 140 м.

 

1027082-doc2fb_image_02000038.thumb.jpg.ff7fc4652d84e2b34ae2ff8e2f9cc197.jpg

Индеец из племени канза

 

3. Луки третьего типа изготавливали из рогов оленя, бизона или горного барана. Они были самыми мощными и дорогими. Если деревянный лук у команчей оценивался в одну лошадь, то лук из рога мог обойтись воину в целое состояние — от 6 до 20 лошадей. По словам Гриннела, луки из рога делали в основном кроу и племена Скалистых гор — шошоны, юты и другие, но они часто обменивали их другим племенам. Обычно такой лук состоял из 2–3 (реже четырех) склеенных вместе частей. Крайне редкими считались луки из целого оленьего рога. Команчи иногда использовали даже бизоньи ребра, но, по словам индейцев, они были непрактичны. Джон Брэдбери в 1811 г. видел различные индейские луки и отмечал, что лучшим считается лук из рога горного барана. Он был коротким, но мощным. Брэдбери видел лук, сделанный из трех кусков рога, аккуратно обмотанных сухожилиями. Средняя длина роговых луков составляла около 90 см.

Изготовление лука, как и всех других видов оружия, было чисто мужским занятием. Каждый воин мог сделать для себя лук самостоятельно, но существовали специалисты, которые были в этом особо искусны. Обычно это были старики, отошедшие от воинских дел. Каждый человек делал лук в своей манере, и разные люди использовали методы по своему усмотрению. Менялась и мода, и предпочтение отдавалось то одним, то другим техникам. Но в основе своей методы были одинаковы на всей территории Великих Равнин.

Наиболее предпочитаемым материалом для изготовления деревянных луков у индейцев Равнин была маклюра, называемая в Америке осейджским апельсином (Toxylon pomiferum, или Maclura pomifera). Энтони Гласс видел это дерево в 1808 г. Он писал: «Дерево напоминает яблоню, а плоды его похожи на апельсин… Оно наиболее гибкое из всех известных. Индейцы делают из него луки, отчего французы называют его Bois d’Arck, или Дерево лука». Спустя 3 года Джон Брэдбери писал, что лук из этого дерева ценится наиболее высоко после лука из рога горного барана. По качествам он несколько ему уступал. «Дерево это растет на Ред-Ривер и, вероятно, на Арканзасе… Я думаю, что этот вид дерева еще не был описан (в научной литературе. — Авт.)… Я видел два экземпляра в саду Пьера Шуто в Сент-Луисе… Плоды его размером с яблоко и с шершавой поверхностью… Охотники называют это дерево о сейджским апельсином. У арикаров такой лук оценивается в одну лошадь плюс одеяло». Додж отмечал, что, поскольку дерево растет лишь в отдельных районах страны, «индейцам порой приходится проделывать долгие путешествия, чтобы получить его, и смелый путешественник приводит домой лошадь, полностью нагруженную ценным товаром, и получает хорошую прибыль от его продажи. Когда дерево получить невозможно, индейцы используют (для изготовления луков. — Авт.) ясень, вяз, железное дерево, кедр — практически любой вид дерева… Мне говорили, что торговцы иногда продают индейцам прямые, хорошо обработанные палки из дуба, гикори и даже тиса, но я никогда не видел индейского лука из этих видов дерева».

Лук всегда держали со спущенной тетивой, натягивая ее только в случае необходимости, иначе он терял свою эластичность и приходил в негодность. С одного конца тетиву закрепляли намертво, а с другой — делали пару зарубок, на которых крепилась петля другого конца тетивы. Перед применением индеец упирал лук в землю тем концом, к которому тетива была прикреплена намертво, и сгибал его до тех пор, пока петля не попадала в зарубку. Индейцы очень аккуратно обращались с тетивами, чтобы не повредить их. Омахи всегда держали при себе две тетивы — одну на луке, а другую в колчане на случай, если первая порвется.

Для меткой стрельбы было очень важно, насколько добротно изготовлены стрелы, а потому индейцы очень ценили людей, умевших их делать. Изготовление стрел требовало терпения, аккуратности и высокого мастерства. Хотя разные стрелы отличались одна от другой, очень важным было соблюдение определенных пропорций между наконечником, древком и оперением. Хорошо сбалансированная стрела, попадая в цель, втыкалась так, что ее оперенный конец был направлен немного вверх. Если пропорции не соблюдались, попасть в цель было весьма затруднительно. К примеру, слишком легкое или тяжелое древко значительно влияло на полет стрелы — легкая отклонялась от цели, а тяжелая била на меньшее расстояние, быстро теряя в полете смертоносную силу.

Существовали различия между боевыми и охотничьими стрелами, и заключались они в форме наконечников и способах их крепления к древку. Охотничьи стрелы имели длинные конусообразные наконечники, с округлой задней частью без зубцов. Наконечник крепко прикреплялся к древку, и стрелу было легко вытащить из туши животного. Боевые стрелы имели острые наконечники, подобные ланцету, и зубцы. Помимо этого, они слабо прикреплялись к древку. Зубцы резали рану изнутри и не давали возможности вытащить стрелу. Обычно зубцов было два — по одному на каждом «крыле». Команчи иногда делали один зубец. Такой наконечник при вытягивании еще и проворачивался в ране, делая невозможным его извлечение без хирургического вмешательства. Один зубец также часто оставляли сиу, тогда как шайены этого не делали. Кроме того, из-за слабого крепления при вытаскивании стрелы наконечник оставался в ране. Даже не имея зубцов, он представлял огромную опасность для жизни раненого человека, вызывая заражение крови или повреждая жизненно важные органы.

 

00.thumb.jpg.8b9e5e7df3236e507d48fd47c6cc3c0c.jpg

Копье шайенов. Ок. 1860 г.

 

Для переноски и хранения стрел индейцы пользовались мягкими колчанами, к которым крепились длинные чехлы для луков. Лучшим материалом для колчана и чехла у всех племен считалась шкура пумы. Вне зависимости от используемой шкуры, мех оставляли с наружной стороны, что делало колчан практически водонепроницаемым. В бою он висел на перевязи через правое плечо и свешивался сбоку под левой рукой владельца (если он был правшой) так, чтобы при этом стрелы «смотрели вперед» и их легко было доставать. Когда же все было спокойно, колчан висел за спиной почти горизонтально, с перевязью через правое плечо.

 

 

1027082-doc2fb_image_0200003A.thumb.jpg.6c8d5e625dfa62fe09aabc99a3d025ed.jpgСтрелы сиу. Ок. 1880 г.

 

До широкого распространения скорострельных ружей копье было самым грозным и опасным видом индейского оружия ближнего боя, и его применение в схватке несло верную смерть противнику. Копья были широко распространены среди индейцев Равнин, особенно в первой половине XIX в. Джордж Белден в конце 1860-х годов сообщал: «Сиу, шайены и некоторые другие племена все еще пользуются этим оружием (копьями. — Авт.), но оно быстро выходит из употребления. Они сделаны очень грубо, но чрезвычайно опасны». Додж в конце XIX в. писал: «Еще несколько лет назад среди всех равнинных индейцев копье было вторым по значимости наступательным оружием после лука… В отличие от рыцарей древних времен, индейцы предпочитали не крепкие жесткие древки из ясеня, а легкие и гибкие». Старые команчи говорили: «Только храбрый человек брал в бой копье, потому что это подразумевало рукопашную схватку». Такой человек никогда не должен был отступать, и у него не было альтернативы — он должен был победить или умереть. По мнению команча по имени Ломает Что-нибудь, боевое копье по рангу было выше, чем любой головной убор, и воины, которые ехали с ним в бой, не надевали головных уборов. Когда его брат после битвы у Эдоуби-Уоллс отдал свое копье, вся семья очень радовалась этому, потому что «копье — это большая ответственность». Эмори в 1857 г. сообщал, что команчи и кайовы, отправляясь в рейды на территорию Мексики, оставляли дома свои ружья, везя с собой лишь копья. В отличие от команчей, черноногие меньше использовали копья и никогда не брали их с собой в набег за лошадьми. По их словам, последний раз копья применялись ими в битве пиеганов с гровантрами и кроу в 1866 г. По словам Скиннера, понки также раньше применяли копья, но после появления огнестрельного оружия они стали использоваться как штандарты или символы воинских обществ.

 

1027082-doc2fb_image_0200003C.thumb.jpg.f13ee06a88895219f25313cb395697b9.jpg1027082-doc2fb_image_0200003B.thumb.jpg.87dec8a745b12777cc0e0b26d902aeef.jpg

Томагавк

 

Обычные копья представляли собой длинное прямое древко, с прикрепленным к нему наконечником, и мало чем отличались одно от другого у различных племен. Если древко было длиннее обычного, воина могли обвинить в трусости. Хвост Ласки вспоминал, как один из кроу выхватил копье соплеменника и сломал его пополам, после чего вернул его ему со словами, что и половины этого копья достаточно для храброго человека. До появления металла наконечники были костяными или кремниевыми, но позже стали использовать лезвия сабель. Длина такого лезвия достигала 75 см, а ширина около 3 см. Эти копья были страшным оружием. Джордж Белден писал по поводу индейцев Северных равнин: «Индеец очень радуется, если сможет раздобыть старый штык или лезвие сабли, потому что из них получаются великолепные наконечники для копий». Во всех племенах наконечник прикреплялся к древку при помощи кожаных ремешков, а в некоторых еще использовался и различный природный клей. Древко копья могло быть украшено мехом, перьями, материей и бисером. Копья команчей в прошлом украшались только одним или несколькими перьями, закрепленными на конце древка, но позднее для этих целей стали использовать бисер и другие материалы. Черноногие также украшали копья свисающими на конце древка перьями и в нескольких местах оборачивали древко мехом выдры, служащим для более крепкого хвата. Иногда для перевозки копий делали специальные чехлы, которые обычно были богато украшены различными орнаментами.

 

1027082-doc2fb_image_0200003C.thumb.jpg.f13ee06a88895219f25313cb395697b9.jpg

Так называемый миссурийский топор, очень популярный среди индейцев

Военные дубинки были не менее страшным оружием в рукопашном бою, чем копья, и, несомненно, имели такое же древнее происхождение. Среди равнинных индейцев существовало несколько типов военных дубинок — каменные палицы, прикладовидные дубинки и некоторые другие.

Каменные палицы представляли собой деревянную палку-рукоять, к концу которой прикреплялся камень весом 2–2,5 кг из кремня, стеатита, а иногда катлинита. Камень был овальной формы, длиной 10–12 см и шириной 5–7,5 см в центральной части, суживающийся на концах. Он прикреплялся к длинной рукояти при помощи мокрого куска сыромятной кожи, который, высыхая, крепко его фиксировал. На другом конце рукояти иногда проделывали отверстие, в которое пропускался кожаный шнурок — получалась петля, надеваемая на руку, чтобы палица не выпала во время боя. Их часто украшали скальповыми прядями, перьями, бисером, иглами дикобраза, шляпками металлических гвоздиков, а также бизоньими, коровьими и лошадиными хвостами. Рукоять делалась из эластичного дерева, чтобы не ломаться при ударе. Такие дубинки использовались сиу, шайенами, ассинибойнами, манданами, кроу, шошонами, черноногими, команчами и другими.

Берландиер писал, что в 1830-х гг. военные дубинки были весьма популярны среди индейцев Техаса. Они были небольшого размера и представляли собой рукоятку из очень твердого дерева, к концу которой был прикреплен круглый камень. Всю эту конструкцию зашивали в кожаный чехол, который предварительно вымачивали в воде. Когда кожа высыхала, она плотно затягивала камень и рукоять в единое целое, создавая грозное оружие. Длина дубинки составляла около 60–90 см. Черноногие отдавали большее предпочтение военным дубинкам, чем копьям, и широко использовали каменные палицы.

Позднее, с более широким распространением металлических топориков — томагавков, некоторые племена отказались от использования каменных палиц. В середине XIX в. Рудольф Курц отмечал, что хидатсы считают их устаревшим оружием. Черноногие же и сиу продолжали применять их еще в 1870-х гг. В поздние годы они стали пользоваться большой популярностью у туристов, и индейцы начали богато украшать их бисером, оборачивать материей, отделывать рукоять медными гвоздиками и т. п. При этом каменный набалдашник делали меньше и зачастую из мягкого камня, который крошился при ударе.

Более редкий тип каменных палиц использовался в начале XIX в. на Северных равнинах. Они во всем напоминали обычные палицы, но каменный набалдашник не закреплялся жестко к рукояти, а свисал с нее, обрамленный в кожу. Об их применении ассинибойнами еще в 1776 г. писал торговец Генри. Роберт Лоуи описал шошонскую дубинку поггамоггон именно как дубинку в виде камня, свободно свисающего с деревянной рукоятки. Льюис и Кларк писали, что длина рукояти шошонских поггамоггонов составляла 55 см, была плотно обернута кожей, круглый камень весом в 2 фунта тоже был обернут кожей и привязан к полоске кожи 5 см длиной.

Еще одним редким типом оружия на Равнинах была деревянная дубинка с вырезанным сверху шарообразным набалдашником, на котором часто перпендикулярно закреплялось длинное металлическое лезвие или гвоздь. Но даже без оного такая дубинка была страшным оружием, достаточно тяжелым, чтобы, по словам одного современника, «вышибить из человека мозги». Аналогичное оружие встречалось в районе прерий, в местах соприкосновения равнинной культуры с лесной. Омахи делали шарообразные дубинки в основном из корня ясеня и над шаром обычно вырезали изображение ласки. Брэдбери в 1811 г. видел любопытную дубинку подобного типа у воина арикаров. У нее был шарообразный набалдашник, из которого торчало лезвие ножа 12,5–15 см длиной. Набалдашник был полым, и в нем находились маленькие кусочки металла, позвякивающие при движении.

Другим типом дубинок были прикладовидные, или, как их еще называли, кроличья нога. По виду они напоминали деревянную копию ружья с большим прикладом, который использовался в качестве ударной части. Джон Брэдбери отмечал, что племена миссури делают военные дубинки из древесины маклюры, прикрепляя к ударной поверхности под прямым углом лезвие ножа или иной острый наконечник, выступающий вперед на 10–15 см. Среди понков дубинки прикладовидного типа были очень популярны и применялись еще до переселения на Равнины из юго-восточных лесов, а палицы с каменным набалдашником они переняли у сиу только в XIX в. Такие дубинки использовали арикары, хидатсы, манданы, омахи, канзы, осейджи, ото, миссури, айовы, сиу и некоторые другие племена.

Топоры и томагавки пользовались огромной популярностью среди равнинных индейцев XIX в. из-за возможности их широкого применения на войне, охоте и в хозяйстве. Миссурийские племена сражались большими боевыми топорами до середины XIX в., но особенно популярны они были между 1810 и 1830 гг. Их называли миссурийскими боевыми топорами, и члены экспедиции Льюиса — Кларка видели их среди манданов зимой 1805–1806 годов. Мериветер Льюис писал, что такие топоры весили приблизительно один фунт и представляли собой очень тонкое, широкое лезвие 17,5–22,5 см в длину, закрепленное на рукояти 30–45 см длиной. Кроме манданов, еще по меньшей мере 9 племен района реки Миссури использовали такое оружие. По всей видимости, оно поставлялось им французскими торговцами. Кузнец, находившийся в экспедиции Льюиса — Кларка, был очень занят, делая для индейцев топоры и обменивая их на кукурузу, чтобы экспедиция смогла пережить ту жуткую зиму, когда температура воздуха порой доходила почти до 50 градусов ниже нуля.

 

Другим, более распространенным видом боевых топоров были широко известные томагавки. Слово томагавк происходит из языка племени магикан — тумнахекан. На востоке, в лесном регионе, в ранний исторический период томагавками называли также и разного рода деревянные дубинки, но в позапрошлом веке этим словом было принято называть только небольшие металлические топорики. Томагавки были двух типов: пикообразные и трубочные.

Пикообразные томагавки для торговли с индейцами первыми начали производить французы, продававшие их в своих колониях в долине реки Святого Лаврентия и на Великих озерах, вплоть до устья Миссури. После 1763 г., когда французские районы были заняты британцами, к производству и продаже пикообразных томагавков приступили и англичане, а затем американцы и канадцы. О наличии такого оружия на Великих Равнинах сообщалось еще в 1805 г. В XIX в. это оружие было распространено по равнинной части и даже среди племен Скалистых гор. С 1870-х годов оно пользовалось большой популярностью среди кроу и неперсе. Пикообразное лезвие достигало приблизительно 38 см, и в бою им наносились очень серьезные раны и увечья.

 

1027082-doc2fb_image_0200003E.thumb.jpg.1187ec7660af711fd8965f8844187fdd.jpg

Прикладовидная палица. Омаха

 

Трубочный томагавк представлял собой комбинацию металлического топорика с широким лезвием и курительной трубки. К середине XVIII в. такие томагавки получили очень широкое распространение среди восточных индейцев. Для продажи краснокожим их изготавливали англичане, французы и американские поселенцы. Индейцы Равнин в XIX в. также с удовольствием приобретали их и использовали в схватках со своими противниками в ближнем бою. Среди индейцев они пользовались большей популярностью, чем пикообразные, по причине возможности их применения не только в боях, но и по хозяйству.

 

 

1027082-doc2fb_image_0200003F.thumb.jpg.9910b4e5197dbac213f6c1f9109e7dfa.jpgВоин арапахо

 

До появления товаров европейского производства индейцы пользовались ножами, изготовленными из камня — кремния или обсидиана. Они разбивали камень на куски и выбирали наиболее подходящий фрагмент с острыми краями. По форме они часто были неровными. В начале XIX в. также в ходу были ножи из ребра оленя или лося. С появлением металлических ножей, поставляемых белыми мехоторговцами, краснокожие быстро отказались от каменных и костяных.

Американским индейцам ножи начали продавать еще в первой половине XVII в., и они стали одним из первых товаров, поставляемых для торговли с ними. Для ножей использовались:

1) ковкая мягкая сталь, из которой получались хорошие лезвия, но они быстро тупились;

2) чугун, который дольше оставался острым, но лезвия легче ломались;

3) сталь, отличная во всех отношениях, но более дорогая.

Особой популярностью пользовались английские ножи, изготовленные в Шеффилде и Лондоне, но к 1840-м гг. они были вытеснены американскими фирмами. Кроме того, ножи для продажи часто изготавливались местными кузнецами, и их качество было достаточно высоким. Ножи могли продаваться с рукоятками или же просто лезвиями, к которым индеец самостоятельно приделывал костяную или роговую рукоять. Деревянные рукояти обычно украшали круглыми шляпками латунных гвоздиков.

Нож помещали в ножны, прикрепленные к ремню на левом боку, и никогда не расставались с ним. Ножи носили все, вне зависимости от пола и возраста, кроме совсем маленьких детей. Кэтлин отмечал, что краснокожие настолько привыкли к тому, что каждый имеет при себе нож, что даже на своих пиршествах никогда не предлагали его гостю.

Особенность индейских ножей заключалась в том, что они затачивались только с одной стороны. Старый шайен говорил по этому поводу, что белые считали, будто индейцы не умеют затачивать ножи. «Мы точим только одну сторону лезвия, при этом ножи получаются острыми, и я не вижу смысла затачивать лезвие с двух сторон». В воспоминаниях Джорджа Белдена также упоминается односторонняя заточка ножей и указывается, что такой нож легче режет бизонью шкуру. Капитан Вильям Кларк тоже отмечал эту особенность: «Ножи затачиваются только с одной стороны… и по некой, не совсем ясной причине, лучше режут и дольше сохраняют лезвие в отличном состоянии, чем ножи, затачиваемые, по нашему обыкновению, с двух сторон. Я лично видел, как они свежевали оленя, легко разрезая ему хребет, вскрывали или разрубали череп, чтобы вынуть мозг, крайне редко при этом повреждая лезвие обыкновенного пятидесятицентового ножа. Это кажется невероятным, но это абсолютная правда».

Ножи были достаточно острыми и тяжелыми, чтобы в походе рубить хворост или ветки для сооружения военной хижины, разделывать дичь, перерезать веревки, которыми у палаток привязывали лошадей. Их же использовали и в бою. Специальных ножей для боя или скальпирования не существовало — для этих целей использовали обычные. Они делились на ножи с одной заточенной стороной лезвия и обоюдоострые. Ножи второго типа назывались бобриными хвостами, и именно им отдавалось предпочтение в рукопашной схватке. Обычно ножом добивали уже раненного противника, скальпировали его или уродовали его тело.

Одним из наиболее важных элементов вооружения индейского воина был щит. В ранние времена щиты были большими, обычно достигая в диаметре 90 см, и использовались пешими воинами. Такой щит полностью закрывал присевшего на корточки воина. С распространением лошадей размер щитов значительно уменьшился в связи с изменением тактики боя, и, например, у ассинибойнов в диаметре составлял около 46 см. Но на Южных равнинах большие щиты все еще использовались, по крайней мере до середины 1830-х годов.

По индейским поверьям, основная защитная сила щита заключалась не в толщине кожи, а в тех магических силах, которые передавались ему в процессе церемониального изготовления. Существовали даже щиты, сплетенные в виде паутины, которые не могли защитить от стрел или пуль, но, по мнению индейцев, давали владельцу мощную защиту сверхъестественных сил. Некоторые щиты обладали такой мощной колдовской силой, что считались священными. С ними были связаны многочисленные табу. У команчей подобные щиты не только никогда не вносили в типи, но многие воины даже держали их подальше от лагеря — где-нибудь в полумиле от него. Такой обычай может показаться странным, но не следует забывать, что, согласно индейским поверьям, если рядом со щитом проходила женщина в период менструаций или кто-то случайно касался его жирными руками, магическая сила щита полностью утрачивалась, что могло привести к ранению или даже гибели владельца. Собираясь отправиться в поход, воин шел к месту хранения щита не кратчайшим путем, а делая полукруг. Сняв щит, он поворачивал его вокруг оси, после чего возвращался в лагерь опять же в обход, но с другой стороны, и входил в него с противоположного края. Таким образом, путь его от лагеря к щиту и обратно проходил по полному кругу.

 

 

1027082-doc2fb_image_02000040.thumb.jpg.ab2d520465814369a04d56d8f76f8dd4.jpgЧехол для копья. Кроу

 

Чтобы дать щитам дополнительную силу, на рассвете в солнечную погоду их вешали на треногу рядом с типи, чтобы лучи священного солнца падали на него. В течение дня его поворачивали, следуя ходу солнца, всегда лицевой стороной к светилу, а после захода возвращали в типи. Таким образом, щит совершал полный круг по ходу солнца, впитывая в себя его силу через лучи. Берландиер писал: «Они (команчи. — Авт.) никогда не держат щиты в своих палатках, а помещают их в специальное укрытие, расположенное у входа в палатку, и он никогда не должен касаться земли». Хотя надо отдать должное практичным команчам — они делали двухслойные щиты, сшиваемые по краю деревянного обруча, пространство между которыми заполнялось перьями, травой или волосами. Многих евро-американских первопроходцев поражало стремление команчей к приобретению книг, пока они не узнали причину такой страстной любви к литературе среди абсолютно безграмотных дикарей. Один из команчских щитов, к примеру, содержал в себе полную историю Рима! Такие щиты проверяли, стреляя в них из луков и ружей с расстояния в 50 ярдов. Если пуля или стрела пробивала щит насквозь, команчи выбрасывали его. У сиу также, если щит или военный амулет не смог защитить воина, он выбрасывал его и получал новый во время поста или путем обмена. Однако, согласно Уоллесу и Хобелу, у команчей существовало много щитов, изготовление которых не было сопряжено с какими-либо церемониями. Такие щиты не обладали сверхъестественной защитной силой и никак не украшались.

 

 

1027082-doc2fb_image_02000041.thumb.jpg.360f32c6cf7c705db8680493fb16c644.jpgЛук сиу. Ок. 1870 г.

 

Джон Брэдбери еще в 1811 г. сделал интересное наблюдение: «все индейцы, обитающие на Равнинах, используют на войне щиты, а населяющие лесные районы совершенно не пользуются ими», прячась в бою за деревьями. Джон Юэрс утверждал, что черноногие использовали щиты только в рейдах, а в набеги за лошадьми никогда их не брали. В 1830-х гг. Берландиер писал, что индейские щиты, сделанные из очень толстой кожи, служили хорошей защитой от стрел, могли остановить или отклонить удар копья, а иногда даже отбивали пулю, если она попадала на излете и ударяла по наклонной. Но если мушкетная пуля попадала в щит не на излете, она неизменно его пробивала. Однако случаи, когда стрелы пробивали щит, все же бывали. К примеру, сиу Бычья Голова пострадал в бою с плоскоголовыми, когда стрела противника пробила его щит и вошла в тело на несколько сантиметров. Джон Брэдбери в начале XIX в. отмечал, что щит бесполезен против огнестрельного оружия. Но это не совсем верно. Рэндолф Мэрси в своей книге, выпущенной в 1866 г., указывал, что индейский щит хорошо защищал воина и ружейная пуля пробивала его, только если входила перпендикулярно. Эдвин Дениг сообщал, что щит прекрасно держит удар стрелы, а мушкетная пуля пробивает его с расстояния до 90 м, но только если щит держат перпендикулярно и твердо. Но опытный воин в бою всегда старался держать щит немного под углом к противнику, и в этом случае хороший щит не могли пробить ни стрелы, ни пули из старых мушкетов.

Во второй половине XIX в., когда большинство противников уже было оснащено новыми ружьями, использование щитов стало непрактичным, и единственной их функцией оставалась лишь магическая защита. Воины стали редко брать их в поход, несмотря на магические силы, которыми, по их мнению, они обладали. Уже в 1862 г. кроу сообщили Льюису Моргану, что их воины редко берут щиты с собой в битву, потому что они больше не защищают их от пуль. По словам кроу, щиты были слишком тяжелы, громоздки и мешали воину в ближнем бою. Кроу Два Леггина рассказал, как однажды он взял с собой в поход щит, а по возвращении его кожа на левой руке и плече была стерта из-за постоянного трения тяжелого щита. Большинство воинов решали эту проблему тремя способами: они брали с собой только покрышку щита, его уменьшенную копию или какое-либо украшение с него. Считалось, что любой элемент щита давал воину ту же сверхъестественную защиту, что и он сам. Представления о магической силе нарисованных на щите символов и прочих его атрибутов были столь сильны, что в поздние годы, когда современные ружья легко пробивали любой щит, индейцы приписывали это магической силе самих ружей, а не прогрессивным технологиям.

 

 

1027082-doc2fb_image_02000043.thumb.jpg.e380950909043cbc8fd9f6fa06432210.jpgЩит и чехол для него. Кроу. Ок. 1860 г.

 

Изготовление магических щитов было одной из самых священных процедур, и не каждый имел право проводить ее. Изготовить щит мог либо сильный шаман, либо будущий владелец мог получить необходимые инструкции в соответствующем видении или во сне. Среди шайенов даже очень влиятельному шаману не разрешалось делать больше четырех щитов, так как четыре — священное число. Белые торговцы из Американской пушной компании пытались наладить продажу черноногим полированных металлических щитов, но этому очень сильно воспротивились шаманы. По словам Брэдли, они увидели угрозу важной части своих доходов, поскольку церемониальное изготовление щитов всегда сопровождалось подарками в виде лошадей. У черноногих за щит платили от одной до нескольких лошадей, в зависимости от магической силы, заложенной в него, и репутации шамана, сделавшего его.

 

 

1027082-doc2fb_image_02000044.thumb.jpg.ed026d4e92d8e6903ea37ed705cd1ac4.jpgОстрый Нос, арапахо

 

К концу XIX в. у индейцев появилось больше возможностей для приобретения хороших ружей, что значительно снизило использование луков. Додж писал: «Сегодня почти все старшие воины племен, имеющие близкие контакты с белыми людьми, владеют ружьями и револьверами, многие из которых являются лучшими экземплярами, представленными на рынке». В начале 1870-х годов хорошо вооруженный воин кайовов имел при себе лук со стрелами, один-два револьвера, карабин и нож. Индейцы покупали оружие у торговцев, получали его от правительства в резервациях «для охоты на бизонов», воровали и захватывали в боях. Так, в 1876 г. огромное количество ружей и револьверов было захвачено враждебными сиу и шайенами в битвах при Роузбад и Литтл-Бигхорн. По некоторым сведениям, в битве при Литтл-Бигхорн не менее 25 % индейских воинов были вооружены «винчестерами», тогда как солдаты Кастера имели на вооружении однозарядные карабины «спрингфилд». Однако у краснокожих до последних боевых дней встречались старые, порой антикварные ружья, заряжающиеся с дула. А орегонская компания «Пакер-Филд» еще в 1875 г. продолжала выпускать для торговли с индейцами кремневые.

Торговля огнестрельным оружием с индейцами была чрезвычайно выгодным бизнесом для белых. В 1818 г. служащие Американской пушной компании обменивали индейцам обычный мушкет на 10 бобровых шкурок, что приносило прибыль в 500 %. После Гражданской войны на Западе появилось много более современных ружей, заряжающихся патронами с казенной части. Первыми были ружья «шарпс», следующими наиболее известными марками стали «генри» и «винчестер». Последний стал настолько популярен среди жителей границы, что в Айдахо в честь него даже был назван город. Как отметил один американский историк, из «винчестера» модели 1873 г. было убито больше индейцев и солдат армии США, чем из любого другого типа ружья.

Однако, даже несмотря на наличие огнестрельного оружия, краснокожие бойцы сталкивались с двумя серьезными проблемами. Во-первых, они, как правило, испытывали большие трудности с получением боеприпасов. Во-вторых, ружья порой выходили из строя, а индейцы не только не имели инструментов для их починки, но и не обладали необходимыми для этого знаниями. В результате владельцу оружия приходилось снова брать в руки лук и стрелы. Именно по этим причинам каждый воин даже из самой богатой и хорошо экипированной общины обязательно имел на вооружении лук.

С появлением шестизарядных револьверов системы «кольт» племена Южных равнин начали широко использовать их, а в более поздние времена ими нередко пользовались сиу, шайены, кроу и другие племена. Ричард Додж писал: «Многие индейцы имеют револьверы высокого качества. С патронами к ним у них не возникает таких проблем, как с ружьями, потому что калибр револьверов более однообразен». Старые однозарядные пистолеты индейцы никогда не использовали. Еще Берландиер, путешествуя в 1830-х гг. по Техасу, отмечал, что ему не удалось найти сведений о том, что индейцы когда-либо применяли их.

Появление нового скорострельного оружия временно смогло серьезно переломить ситуацию на Равнинах не в пользу краснокожих. Первым экземпляром такого оружия был шестизарядный револьвер «кольт», но путь его продвижения на Равнины был весьма сложен. История началась в 1836 г., когда молодой Сэмюэл Кольт получил патент на сконструированный им многозарядный револьвер, а к 1838 г. в Патерсоне, штат Нью-Джерси, была организована компания по производству запатентованного Кольтом оружия. В том же году началось производство шестизарядных револьверов. Как ни странно, новое оружие не пользовалось достаточным спросом на рынке США. Казалось, найдено достойное оружие, способное помочь быстро разделаться с индейцами, но американское правительство не распознало ценности нового револьвера, а военные эксперты написали по поводу его отрицательные отчеты. Серьезное противодействие со стороны армейских и флотских офицеров и соответственно отсутствие на него заказов со стороны правительства отразились на цене, сделав револьверы менее доступными для рядовых граждан.

Единственным, что давало возможность производителям держаться на плаву, были заказы, по непонятным причинам ставшие поступать из далекой Техасской республики. Как первые револьверы попали туда, неизвестно, но с появлением многозарядного револьвера техасцы быстро разобрались, что вооруженный им человек стал стоить нескольких бойцов. Эффективность револьверов оказалась таковой, что первые схватки превратились в погони за краснокожими, и техасцы без опасений атаковали отряды индейцев, в 10 раз превосходившие их собственные.

Но в США о револьвере Сэмюэла Кольта быстро забыли, и в 1842 г. завод по производству «кольтов» обанкротился. Лишь в 1846 г., во время войны с Мексикой, армейские чины, в лице генерала Захари Тэйлора, смогли увидеть превосходные боевые качества «кольта» в руках техасских рейнджеров и запросили у правительства 1000 единиц этого оружия. Но к тому времени Сэмюэл Кольт не смог найти ни одного экземпляра своего револьвера, чтобы продемонстрировать его, и ему пришлось изготовить новую модель. Только с этого момента револьверы системы «кольт» получили широкое распространение. Индейцы также начали приобретать и захватывать новые револьверы и использовать их в боях со своими бледнолицыми и краснокожими противниками.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.