Sign in to follow this  
Followers 0
Lavrik

Лучшие асы-танкисты СССР и Германии 2-ой мировой войны.

6 posts in this topic

Танковые асы СССР: 1. Лейтенант Дмитрий Лавриненко (воевал на танке Т-34, служил в 4-й танковой бригаде) - уничтожил 52 танка и штурмовых орудия. 2. Ст. лейтенант Зиновий Колобанов (танк КВ, 1-я танковая дивизия) - 22 танка. 3. Лейтенант Семен Коновалов (танк КВ, 15-я танковая бригада) - 16 танков + 2 бронеавтомобиля. 4-5. Лейтенанты Алексей Силачев и Максим Дмитриев - по 11 танков каждый. 6. Лейтенант Павел Гудзь (танк КВ, 89-й отдельный танковый батальон) - 10 танков + 4 противотанковых орудия. 7. Старший лейтенант Владимир Хазов (6-я танковая бригада) - 10 танков. 8. Лейтенант Иван Депутатов (36-я танковая бригада) - 9 танков + 2 штурмовых орудия + 3 БТР. 9. Старший сержант Иван Любушкин (танк Т-34, 4-я танковая бригада) - 9 танков. 10. Старший лейтенант Дмитрий Шолохов (158-я танковая бригада) - 8 танков. Самый результативный советский танковый ас Дмитрий Лавриненко родился в 1914 году в станице Бесстрашной Краснодарского края. В 1934 году поступает в военное училище. На фронте с первых дней войны. 6-10 октября 1941 года в боях под Орлом и Мценском, где танкисты 4-й бригады полковника Михаила Катукова сражались против 4-й танковой дивизии 2-й танковой группы генерал-полковника Хайнца Гудериана, экипаж Дмитрия Лавриненко уничтожил 16 немецких танков. "Южнее Мценска, - признавал впоследствии Гудериан, - 4-я танковая дивизия была атакована русскими танками, и ей пришлось пережить тяжелый момент. Впервые проявилось в резкой форме превосходство русских танков Т-34. Дивизия понесла тяжелые потери. Намеченное быстрое наступление на Тулу пришлось отложить"(Гудериан Х. "Воспоминания солдата", М., 1954, стр. 223). Эффективно действовал Лавриненко и в ноябре, когда его танковый взвод держал оборону вместе с солдатами 316-й стрелковой дивизии Ивана Панфилова. Взвод располагался возле небольшой деревни Гусеново, где тогда находился штаб дивизии. В один из дней на позиции обороняющихся устремилась немецкая танковая группа из 8 танков. Первым выстрелом Лавриненко подбил головной танк. Затем выпускает еще 6 снарядов и каждый попадает точно в цель. Лишь одному немецкому танку удалось уйти. Лавриненко - участник 28 боев, в каждом из которых действовал на редкость активно и точно. Результат - 52 подбитых танка. Он мог быть и выше, но в ноябре 1941 года отважный танкист погиб на подступах к Москве в бою за деревню Горюны. Вызывает крайнее удивление то, что среди 1142 танкистов, удостоенных за годы войны звания Героя Советского Союза, Дмитрия Лавриненко нет. Вторым после Дмитрия Лавриненко в ряду танковых асов стоит старший лейтенант Зиновий Колобанов - его экипаж (в состав входили механик-водитель старшина Н.Никифоров, командир орудия старший сержант А.Усов, радист-пулеметчик старший сержант П.Кисельников и младший механик-водитель красноармеец Н.Родников). 19 августа 1941 года в районе совхоза "Войсковицы" Ленинградской области КВ-1 Зиновия Колобанова уничтожил 22 немецких танка (2-й результат в годы второй мировой войны). Бой был проведен по всем правилам военного искусства. Группа из 4 КВ-1, которую возглавлял Колобанов, устроила засаду немецкой колонне и мастерски расстреляла ее. Первыми двумя выстрелами были подожжены две головные немецкие машины, они остановили танки, идущие следом. Задние, не понимая, что произошло, напирали вперед, сжимая колонну. В этот момент Колобанов поражает гитлеровскую машину, шедшую в хвосте. Колонна танков оказалась в ловушке. Мастерски действовал не только экипаж Колобанова (танк КВ получил 135 попаданий немецких снарядов (!!!), но не вышел из строя), но и другие. Экипаж лейтенанта Сергеева уничтожил 8 танков, а экипажи лейтенантов Евдокимова и Ласточкина - по 4. В результате 4 КВ подбили 38 танков противника. Как и в случае с Лавриненко Зиновия Колобанова нет в списке Героев Советского Союза. Наибольшее количество новейших немецких танков в годы войны уничтожил младший лейтенант Иван Голуб (13-я гвардейская танковая бригада 4-го гвардейского танкового корпуса). В декабре 1943 года в боях под Житомиром и Бердичевым его Т-34-85 подбил 5 "Тигров" и 2 "Пантеры". К сожалению, увеличить счет своих побед Иван Голуб не смог. 5 января 1944 года он погиб в бою. 24 мая 1944 года ему было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Танковые асы Германии: Список немецких асов-танкистов внушителен и по численности последних, и по их индивидуальным результатам, и по все видам танковых рекордов (наибольшее число уничтоженных танков и другой бронетехники за всю войну, за один день, за один бой). Немецкие танкисты воевали с 1939 года на разных фронтах, но наибольшего успеха они добились в Северной Африке в 1941-1942 годах, на Восточном фронте в 1943-1945 годах и на Западном фронте в 1944 году. На Восточном фронте соотношение потерь между Красной Армией и Вермахтом в 1941-1945 годах в танках и САУ составило 2,96 к 1, а в 1943-1944 годах - 3,8 к 1. Особенно неблагоприятным для Красной Армии было соотношение бронетанковых потерь в переломном сражении второй мировой войны - в Курской битве (июль-август 1943 года). Если немцы потеряли 1280 танков и штурмовых орудий, то Красная Армия - 6064 (бронетанковые потери в Курской битве см. "Вторая мировая война: актуальные проблемы". М., изд. "Наука", 1995, - статья начальника Института военной истории МО РФ В.А.Золотарева "Курская битва: взгляд через полвека"; "Гриф секретности снят: потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах: статистическое исследование". М., Воениздат, 1993, стр. 370) и соотношение потерь составило 1 к 4,7. Если же учесть, что значительное число своих танков и штурмовых орудий немцы потеряли, прорывая сверхмощную (по насыщенности минными полями и противотанковыми орудиями) и глубокоэшелонированную оборону, то следует признать, что в прямом танковом противостоянии картина была еще более печальной для советских войск. Сражение под Курском ясно показало, что немцы добились качественного превосходства в бронетанковой технике и победа над ними была достигнута благодаря огромному численному превосходству Красной Армии и ценой тяжелейших потерь (солдат и офицеров было потеряно в 4 раза больше, чем противник, самолетов в 1,7 раза больше). В августе 1943 года на совещании в ГКО Сталин, разбирая итоги Курской битвы, заявил, что подобное соотношение потерь бронетанковой техники более не может быть терпимо, иначе вслед за качественным превосходством будет потеряно и количественное. Было решено максимально ускорить разработку и производство нового тяжелого танка, новых видов САУ и перевооружение Т-34 более мощным орудием. В конце августа 1943 года на танковый завод "Красное Сормово" в Горьком прибыли нарком танкостроения В.А.Малышев, начальник ГАБТУ маршал бронетанковых войск Я.Н.Федоренко. Малышев сказал, что победа в Курской битве досталась слишком дорогой ценой. Неприятельские танки могли вести уничтожающий огонь по нашим с расстояния 1500 метров, наши же 76,2 мм танковые пушки могли поразить "Тигров" и "Пантер" на дистанции не более 500 метров. "Образно выражаясь, - сказал нарком, - противник имеет руки в полтора километра, а мы всего в полкилометра. Нужно немедленно установить в Т-34 более мощную пушку". С появлением на полях сражений Т-34-85, ИС-2, ИСУ-122 и ИСУ-152 качественное отставание советской бронетанковой техники от немецкой было преодолено. Уровень потерь танков и САУ был снижен, но до самого окончания войны был выше, чем у немцев. Это можно объяснить тем, что в обороне более проявляются положительные качества "Тигров" и "Пантер" (великолепная система управления огнем, мощная броня, эффективные танковые пушки) и менее их отрицательные (недостаточная маневренность). 1. Гауптштурмфюрер СС Михаэль Виттман ( воевал на Sturmgeschutz III, PzKpfw YI "Tiger I", служил в I SS-Panzer-Division "Leibstandarte Adolf Hitler", 101 (501) sPzAbt SS) - уничтожил 138 советских, американских и английских танков, 132 советских и американских самоходных артиллерийских установок. 2. Лейтенант Отто Кариус (PzKpfw YI "Tiger I", PzKpfw YI "Tiger II" 502 sPzAbt) - 150 советских танков и САУ. 3. Унтерштурмфюрер СС Карл Броманн ( PzKpfw YI "Tiger II", 103 (503) sPzAbt SS) - 66 советских танков. 4. Оберштурмфюрер СС Эрнст Баркманн (PzKpfw Y "Panther", 2 SS-Panzer-Division "Das Reich") - 60 советских и американских танков. 5. Сержант Эрих Маусберг (PzKpfw YI "Tiger II", 505 sPzAbt) - 53 советских танка. 14 января 1944 года советские войска начали большое наступление на Ленинградском фронте. 502-й батальон тяжелых танков в это время находился в тылу, но уже 20 января появился на линии фронта. Два дня спустя лейтенант Штраус уничтожил два танка Т-34 и один М3 "Генерал Ли". 25 января боевая группа "Штраус" в составе трех "Тигров" была придана 126-й пехотной дивизии. В боях у железнодорожной станции Волковица "Тигров" атаковала большая группа легких танков Т-26 выпуска 1937 года. Слабобронированные Т-26 при попадании 88-мм снаряда буквально рассыпались на части. В следующей атаке принимали участие уже Т-34 и КВ-1. Однако и эта атака была отбита. В этот день взводный Мюллер уничтожил 25 танков (абсолютный рекорд второй мировой войны), лейтенант Штраус - 13, взводный Ясер - 3. После начала зимнего наступления советских войск в конце 1944 года многие части, окруженные в Клайпеде, эвакуировались в Восточную Пруссию. Первым был эвакуирован 511-й батальон (5 января 1945 года 502-й батальон сменил свой номер на 511-й, чтобы не было путаницы с 502-м батальоном тяжелых танков СС). Танки эвакуировали на паромах "Дойчланд" и "Пройссен-Заснитц". 24 января утром паромы пришли в порт Пиллау. На следующий день произошел первый бой. На танке командира взвода Карпанетто ночью исправляли повреждение гусеницы, поэтому танк остался в тылу. Внезапно экипаж услышал шум танковых двигателей. Изготовившись к бою, немцы увидели неизвестно откуда взявшуюся колонну советских танков. Первый же снаряд "Королевского тигра" попал в двигатель советского ИС-2. Следующие четырнадцать выстрелов тоже нашли свои цели! Вскоре поле боя освещали 15 горевших ИС-2 и Т-34. Осенью 1943 года лейтенант Отто Кариус в одном из боев в районе города Невель смог подбить 10 Т-34. 12 января 1943 года в бою в районе Шлиссельбурга лейтенант Бодо фон Гартель, командуя "Тигром", поразил 12 Т-34, а 14 января унтерфельдфебель Болтер - 5 Т-34. 22 июля 1944 года во время отражения атаки американских танков ефрейтор Рюринг из 504-го тяжелого танкового батальона уничтожил 12 "Шерманов", причем остальные 11 танков, участвовавших в схватке, были в панике брошены своими экипажами. Во время боя за итальянский город Анцио 24 февраля 1944 года лейтенант Зинт из 508-го тяжелого танкового батальона, управляя "Тигром", подбил 11 танков противника, а унтерфельдфебель Хаммершмидт - 6. 6 апреля 1945 года под Кенигсбергом у деревни Норгау "Королевский тигр" унтерфельдфебеля Кершера расстрелял 10 советских СУ-100. Опасным противником были не только "Тигры" и "Пантеры", но и немецкие самоходные артустановки. САУ-истребитель танков 8,8 cm Pak auf GW III/IY "Nashorn" ("Носорог") лейтенанта Альберта Эрнста (519-й тяжелый дивизион истребителей танков) уничтожила 49 советских танков. 23 декабря 1943 года в бою в районе Витебска Эрнст поджег 14 советских танков, сделав при этом всего 21 выстрел. В специальном приказе его назвали "витебским тигром", а 22 января 1944 года он был награжден Рыцарским крестом. Командир штурмового орудия "Sturmgeschutz III" обервахмистр Кихер (185-й дивизион штурмовых орудий) в боях за Волхов подбил 30 советских танков Т-34 и КВ-1, за что 9 марта 1942 года был награжден Рыцарским крестом. На центральном участке Восточного фронта в кровопролитных сражениях участвовал 667-й дивизион штурмовых орудий "Sturmgeschutz III". Во время битвы под Ржевом 29-31 августа 1942 года дивизион уничтожил 83 советских танка, из них 18 - на счету экипажа старшего лейтенанта Клауса Вагнера. 9 сентября 1942 года позиции немецких войск атаковали более 50 советских танков, тогда как в 3-й батарее 667-го дивизиона оставалось всего 5 исправных машин. Советские танкисты одно за другим выбивали намецкие штурмовые орудия, но когда осталась в строю только одна машина - лейтенанта Баурмана, атака захлебнулась, а на поле боя остались гореть 33 советских танка. 10 июля 1943 года во время боев на Курской дуге экипаж "Sturmgeschutz III", под командованием лейтенанта Триспела, в течение получаса подбил 12 Т-34. На южном участке Восточного фронта в 1944 году в "котел" под Черкассами попала 3-я батарея 202-го дивизиона штурмовых орудий "Sturmgeschutz III". Во время прорыва окружения экипаж вахмистра Кремера подбил 9 Т-34. На счету командира "Sturmgeschutz III" оберлейтенанта Шуберта числилось 37 уничтоженных в 1945 году советских танков. Обервахмистр Лео Хартманн, управляя "Sturmgeschutz III", с 30 марта по 6 мая 1945 года подбил ИСУ-152, две ИСУ-122 и 18 советских танков. Михаэль Виттман, величайший танкист второй мировой войны, родился 22 апреля 1914 года в Фогельтале, в районе верхнего Оберпфальца. Получив среднее образование, работал в хозяйстве отца, в 1934 году был призван в армию. Отслужив два года в 19-м пехотном полку в Мюнхенском военном округе, он получил звание унтер-офицера. В СС вступил добровольцем в 1937 году и был назначен в лейбштандарт "Адольф Гитлер", обеспечивавший личную охрану фюрера и превратившийся позднее в 1-ю танковую дивизию СС. К тому времени, когда началась вторая мировая война, Виттман был уже унтершарфюрером СС в артиллерийском батальоне дивизии. Участвовал в боях в Польше, Бельгии и Франции. В конце 1940 года получил под свое командование штурмовое орудие, с которым участвовал в боях Греческой кампании. Он ничем не выделялся среди своих товарищей до тех пор, пока лейбштандарт не пересек 22 июня 1941 года границу Советского Союза. Виттман вскоре приобрел репутацию храброго, хладнокровного и решительного воина. Обладая крепкими нервами, он подпускал советские танки на близкую дистанцию и подбивал их первым же снарядом. Летом и осенью 1941 года он уничтожил таким образом несколько советских танков, но в августе был легко ранен. В октябре 1941 года в одном бою он подбил 6 танков противника. Был награжден Железным крестом обоих классов, а также знаком танкиста-штурмовика. В середине 1942 года, после того как лейбштандарт "Адольф Гитлер" был переброшен во Францию на отдых и переформирование, Виттмана направили в Германию на учебу в военное училище в Бад-Тельц. После успешного его окончания ему было присвоено звание унтерштурмфюрера СС - это произошло в канун нового 1943 года. Затем он вернулся на Восточный фронт. В России Виттману было поручено командовать взводом "Тигров" в 13-й роте 1-го танкового корпуса СС. Михаэль Виттман стал признанным виртуозом этого смертоносного оружия во время Курской битвы. 5 июля 1943 года, в первый день великого сражения, он уничтожил 8 советских танков и 7 артиллерийских орудий. Всего за время боев под Курском он один подбил 30 танков и уничтожил 28 орудий. После неудачи операции "Цитадель" гитлеровские легионы повернули вспять. Виттман был одним из тех, кто оставался на линии фронта и вблизи нее, прикрывая отступление войск, или предпринимая контратаки, если того требовала обстановка. Свой боевой счет он заметно увеличил во время осенних боев за Киев. 13-го ноября он сжег 20 танков Т-34 (3-й результат в годы второй мировой войны) и уничтожил 17 артиллерийских орудий. 13 января 1944 года под Бердичевым он подбил 19 танков Т-34 и КВ-1. 14 января он был награжден Рыцарским крестом, а уже 16 дней спустя был представлен к Дубовым Листьям. А еще через несколько дней Виттману было присвоено звание оберштурмфюрера СС. В апреле 1944 года, когда Виттман покинул Восточный фронт, на счету у него было 119 подбитых советских танков. Но с самыми тяжелыми испытаниями он столкнулся на Западном фронте. Его перебросили в Нормандию, где он был назначен командиром роты танков "Тигр" в 501-й тяжелый танковый батальон СС. 7 июня батальон был отправлен на фронт, куда прибыл 12 июня, понеся большие потери от непрерывных ударов англо-американской авиации (из всего батальона добралось только 6 танков). Свой самый знаменитый бой первый немецкий танковый ас провел 13 июня 1944 года. В тот день Виттман получил задание провести разведку в районе Виллер-Бокажа, где он обнаружил большую группу английских танков и бронетранспортеров, которые выходили во фланг немецкой танковой дивизии. Вот что пишет об этом бое Виттмана английский историк Макс Хастингс: "Атакуя неподвижно стоящие цели, он посылал снаряд за снарядом по танкам и автомашинам почти в упор, с самых близких дистанций, а под конец таранил еще один "Кромвель", повалив его на бок, поскольку он преграждал ему въезд на главную улицу Виллер-Бокажа" (Макс Хастингс "Операция "Оверлорд": как был открыт второй фронт", М., "Прогресс", 1989, стр. 205-210). Затем на помощь Виттману подошли другие "Тигры". В этом бою было уничтожено 25 английских танков и 28 единиц другой бронетехники. Бой Виттмана имел огромное значение для удержания фронта в этом районе, так как иных возможностей заткнуть брешь, в которую устремилась 7-я бронетанковая дивизия и 22-я бронетанковая бригада англичан, у немецкого командования в тот момент не было. 22 июня Виттман был награжден Мечами к Рыцарскому кресту и представлен к званию гауптштурмфюрера. Последний бой Михаэль Виттман принял 8 августа 1944 года против танков М4 "Шерман" наступающей 4-й канадской танковой дивизии. Он с 1800 метров подбил два "Шермана". Чтобы разорвать строй атакующих, танк Виттмана рванулся вперед и подбил третьего "Шермана". Обстоятельства гибели Виттмана точно неизвестны. По одной версии, его танк был уничтожен "Шерманами" 2-го эскадрона 2-го танкового полка 1-й танковой дивизии; по другой, он погиб в результате налета авиации союзников. Останки Михаэля Виттмана были обнаружены в 1987 году во время проведения мелиоративных работ и перезахоронены на воинском кладбище в Ла-Камбре.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

гут инфа, жаль что наших обошли :privetstvuu:

в технике да, а вот в русской душе нет.Я имею в виду самопожертвование для победы!
0

Share this post


Link to post
Share on other sites

ценная информация...нет по люфтваффе такой инфы?Изображение

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

гут инфа, жаль что наших обошли :privetstvuu:

в технике да, а вот в русской душе нет.Я имею в виду самопожертвование для победы!

вот из за этого войну и выграли :privetstvuu:
0

Share this post


Link to post
Share on other sites

ценная информация...нет по люфтваффе такой инфы? :privetstvuu:

Если безвозвратные потери летного состава ВВС КА с 1941 по 1945 г. составили 48 158, в том числе 28 193 летчика-пилота, то Германия потеряла в этот же период убитыми и пропавшими без вести более 66 тыс. человек летного состава на двух фронтах. По другим данным, люфтваффе с 1939 по 1945 г. потеряли всего около 24 тыс. убитыми и 27 тыс. пропавшими без вести. Даже исходя из этих цифр, можно себе представить, какой ценой досталась победа в воздухе Советскому Союзу в годы Великой Отечественной войны. На итогах боевых действий советских ВВС в начальном периоде войны отрицательно сказалось прежде всего преобладание в их составе самолетов устаревших типов, скученное базирование авиационных частей и соединений и громоздкость и неповоротливость организационно штатной структуры фронтовой авиации. Кроме того, уровень подготовки летного состава не соответствовал требованиям, предъявляемым войной. Форсирование роста количества авиационных кадров происходило в ущерб качеству их подготовки, что, в свою очередь, повлекло снижение боеспособности и боеготовности авиачастей и авиасоединений. В преддверии войны командный состав ВВС оказался неуверенным в себе. Летный состав медленно переучивался на новую боевую технику, был слабо подготовлен к полетам в сложных метеоусловиях, ночью, к боевому применению сложных видов маневра. Приобретенный боевой опыт в военных конфликтах межвоенного периода мало подходил к условиям современной войны, а кроме того, при обобщении привел к неправильным выводам прежде всего в тактике родов авиации. Все это привело к высоким потерям советской авиации в первые два года войны, увеличив «цену победы» ВВС Красной армии. При том что численность самолетного парка ВВС КА постоянно возрастала благодаря росту объемов поступления машин от авиапромышленности и по ленд-лизу, состав группировки ВВС Германии на советско-германском фронте фактически последовательно сокращался. В результате это привело к численному превосходству в два и более раза авиагруппировки советских ВВС начиная с 1943 г. во всех стратегических операциях. К исходу войны количество новых типов самолетов возросло практически до 97%. За годы войны на вооружении ВВС КА поступил целый ряд современных машин, не уступавших аналогичным самолетам в Германии. Советской авиапромышленности удалось серьезно улучшить боевые качества самолетов без увеличения их веса. Кроме того, советские самолеты, рожденные перед самой войной, располагали резервами для модификации, в то время как у немецких самолетов, созданных гораздо раньше, уже в начале войны такие возможности фактически были исчерпаны. При этом недостатки в боевом применении, организации взаимодействия и управления авиацией в отдельных операциях способствовали увеличению неоправданных потерь авиации КА и безусловно отразились на цене победы. Одной из причин высоких потерь можно также назвать отсутствие централизованного руководства советскими ВВС. Разделение авиации, до создания воздушных армий, на армейскую и фронтовую мешало массировать авиацию фронтов на главных направлениях.

Огромную роль в системе подготовки кадров ВВС сыграли формирование запасных и учебно-тренировочные авиаполков, поточная система обучения летчиков и сокращение сроков обучения в авиашколах и училищах. В сущности, с одной стороны, эти меры были оправданными в тех условиях. С другой — их тоже можно отнести к фактору увеличения потерь. Исследователи потерь ВВС КА указывают на то, что многие из них происходили из существенных недочетов в теории и практике боевого применения ВВС. Отсутствие инициативы в ВВС КА в начальный период войны привело к ее огромным потерям. Кроме ошибок в теории строительства и применения ВВС, можно обратить внимание и на пренебрежение опытом войны, происходящей на Западе. Особенно это касается господства в воздухе и практики распределения основных усилий люфтваффе по задачам. Наиболее важным является тот факт, что борьба с вражеской авиацией велась, как правило, силами истребительной авиации при прикрытии ею наиболее важных группировок войск фронтов и обеспечении других родов авиации. Вместе с тем по ряду причин такие активные действия, как охота, блокирование аэродромов, навязывание воздушных боев, в отличие от противника проводились крайне редко. Можно сказать, практически полностью в советской авиации отсутствовали радиолокационные прицелы и средства РЭБ, что, в свою очередь, накладывало существенные ограничения на использование ВВС как ночью, так и в сложных метеоусловиях. И это тоже приводило к неоправданным потерям... Таким образом, можно утверждать, что ВВС КА понесли значительные боевые потери и еще более значительные не боевые потери. Н. Бодрихин считает потрясающие результаты асов люфтваффе несостоятельными.

Он пишет: «Ведь итоги боевой работы более чем 40 тыс. только летчиков-истребителей, сражавшихся на стороне Германии в годы Второй мировой войны, описываются законом нормального распределения, и если предположить, что лучшие из них действительно одержали заявленное количество побед (352 — Э. Хартман, 301 — Г. Барнхорн, еще 13 летчиков — свыше 200,88 — более 100 и т.д.), то общее количество сбитых в воздушных боях самолетов превысит действительное в несколько раз». Он утверждает, «что потери самолетов союзников во Вторую мировую войну, по американским данным, складывались из небоевых потерь (40—50%), потерь от огня зенитной артиллерии (15—20%), числа сбитых в воздушных боях (20—30%) и потерянных на аэродромах. (7-12%).

В этом случае потери самолетов стран антигитлеровской коалиции в воздушных боях на европейском театре не должны превышать 30—35 тыс. машин, а расчетное числом сбитых летчиками люфтваффе превышает 60—80 тыс.».

Безусловно, патриотизм — дело хорошее и нужное. Сегодня его как раз таки не хватает. Но что касается исторического прошлого, то в этом плане все же дороже истина. Исследования показывают, что Германия по характеру потерь ВВС потеряла в воздушных боях 57%, или 30125 самолетов на советско-германском фронте, 17% составили потери самолетов на аэродромах (8984) и 26% — от огня зенитной артиллерии. Следовательно, в таком случае американские данные не подходят для оценки критерия потерь как ВВС Германии так и ВВС КА. Следует отметить, что наибольшее распространение в годы войны получил способ уничтожения самолетов противника в воздухе. На долю этого способа приходится 96% всех самолето-вылетов, выполненных советской авиацией в борьбе за господство в воздухе. В таком случае пилоты люфтваффе в ходе Второй мировой войны вполне могли одержать около 70 тыс. побед, в том числе 25 тыс. на Западном фронте и 45 тыс. на Восточном. Впрочем, некоторьк исследователи утверждают, что реальные цифры побед пилотов люфтваффе составляют 19 тыс. на Западном фронте, и около 32 тыс. на Восточном. Всего же около 5000 пилотов Германии имели на своем счету по пять и более побед. Список же советских асов насчитывает более 2000 имен, из них около 800 летчиков добились 15 и больше побед, еще 400 — от 10 до 15 и около 200 летчиков сбили 20 и более самолетов противника.

Ни в коем случае нельзя забывать о том, что после Первой мировой войны в молодой Республике Советов, а потом и в Советском Союзе отсутствовала преемственность поколений в области истребительной авиации. Не было школы... Мы начинали с нуля. В Германии же, наоборот, большое внимание уделялось подготовке летчиков-истребителей. Там прекрасно понимали их ценность в будущей войне, а значит, дорожили ими. А вопрос о преемственности как таковой не стоял вообще. Неудивительно, что в таком случае немецкий ас был прежде всего индивидуалистом и, если хотите, «охотником». Он не боялся импровизаций в тактике во имя воздушной победы. В ВВС КА на «охоту» было выполнено самое меньшее количество боевых вылетов. Например, в 28-м ИАП, в котором мне довелось служить лейтенантом после училища, на эту задачу было произведено только 86 вылетов (в 1944 г. — 48, в 1945 г. — 38). Из 14 045 боевых вылетов это всего 6%. По авторитетному мнению Героя Советского Союза генерала Г.А. Баевского, «люфтваффе представляли собой не только группу выдающихся летчиков, у них, а с этим были согласны ведущие асы Германии А. Галланд и Э. Хартман, были и «тысячи молодых, неизвестных немецких летчиков, которые погибли, не одержав победы ни в одном бою!» Это еще раз показывает, сколь сложна профессия летчика-истребителя».

Французский летчик-истребитель Пьер Ююстерман в принципе разделяет такое мнение: «В люфтваффе, похоже, не было «середины», и немецких летчиков можно было разделить на две вполне четких категории. Асы, составляющие от общего числа летчиков 15—20%, действительно превосходили средних пилотов союзников. А остальные не заслуживали особого внимания. Отважные, но неспособные извлечь из своего самолета максимальную пользу. Причиной этого был прежде всего поспешный отбор в связи с тяжелыми потерями в «Битве за Англию» и в русской кампании. Их подготовка была очень короткой и не очень хорошо сбалансированной; первостепенное значение придавалось воспитанию морального духа, преданности великой немецкой идее и следованию военным теориям, при недооценке технического инструктажа. С конца; 1943 г. к этим ошибкам добавилась острая нехватка горючего. Так существовал, постепенно неся огромные потери в тяжелых испытаниях в небе Европы, героический отряд «бывалых людей» люфтваффе, настоящих ветеранов, имеющих за плечами три или четыре тысячи часов полета. Эти летчики, прошедшие школу испанской гражданской войны, уцелевшие в успешных кампаниях люфтваффе, начиная с 1940 г., досконально, во всех тонкостях знали свою работу — осторожные и уверенные в себе мастера летного дела, они были очень опасны. С другой стороны, были молодые фанатики с высоким боевым духом и связанные железной дисциплиной, кого можно было во многих трудных обстоятельствах сравнительно легко посылать в бой.

В целом в конце 1944 — начале 1945 г. средний стандарт немецких летчиков-истребителей был намного выше, чем в любое другое время с 1940 г. Это можно объяснить — помимо важности боевой морали и чувства патриотизма — тем фактом, что отборные части летчиков-истребителей имели непревзойденный авторитет и первенство во всем — до раздачи горючего и смазочного материала».

28-й ИАП за годы войны уничтожил всего 511 самолетов и при этом потерял 56 летчиков.

5-й гвардейский ИАП за годы войны одержал 539 подтвержденных побед и при этом потерял 89 летчиков (36 — в воздушных боях, 23 — не вернулись с боевого задания, 7 — погибли от огня зенитной артиллерии, 7 — при бомбежках, штурмовках и обстрелах, 16 — в катастрофах).

32-й ИАП за войну уничтожил 518 самолетов противника и при этом потерял 61 летчика.

9-й ИАП всего сбил 558 самолетов противника.

Самым результативным полком в ВВС Красной армии стал 402-й Краснознаменный Севастопольский ИАП, который уничтожил в боях 810 самолетов противника.

Так почему же самая результативная истребительная эскадра люфтваффе (52-я) за годы войны не могла уничтожить 10 000 самолетов?

Ведь нужно разделить на три группы, по-нашему — на три полка. И получится более трех тысяч на одну группу, на полк.

При этом такой результативной была одна эскадра в люфтваффе, а не все. Почему бы не согласиться... Например, в другой элитной истребительной эскадре с 22 июня 1941 г. по 1945 г. из боевых вылетов не вернулось 416 летчиков. В 1942 г. там потеряли 93 летчика, в 1943 г. — 112, а в 1944 г. — 109.

А за самый первый месяц войны в России, с 22 июня по 22 июля 1941 г., 37 летчиков этой эскадры (из 112 числящихся в ней по списку) были убиты или пропали без вести. То есть в каждом полку или группе в среднем более чем по десять на часть.Например, в 1943 г. из этой эскадры в плен попал майор Ханс Ханн (108 побед) 21 февраля, обер-лейтенант Ханс Байссвенгер (152 победы) был сбит и погиб 17 марта, майор Рейнхард Зейлер (109 побед) был также сбит 5 июля, а обер-лейтенант Макс Штоц (189 побед) выбросился с парашютом и попал в плен 19 августа. У нас до сих пор считают, что если сбили немецкого летчика с таким количеством побед, то он не мог их столько иметь. В Советском Союзе звания Героя Советского Союза было удостоено всего 2332 летчика. Из них в истребительной авиации 810 (35%). Всего дважды — 61. Из них 22 (36%) в истребительной авиации. Всего трижды — 2, и все в ИА. В Германии кавалерами Рыцарского креста стали 1730 летчиков. Из них 568 (33%) в истребительной авиации. «Дубовой ветвью» награждено 192 летчика. Из них 120 (63%) в истребительной авиации; «мечами» — 41, в том числе 25 (61%) в истребительной авиации; «бриллиантами» — 12, в том числе — 9 (75%) в истребительной авиации. И здесь в награждении летчиков-асов двух сторон мы видим похожую сдержанность. И там и там не вешали высоких наград кому попало. А значит, не доработала пропаганда Геббельса, так как в Третьем рейхе Рыцарские кресты должны были сыпаться в несколько раз больше. В два или три! Но нет же. В двух странах награды присуждались, как правило, за определенное количество побед, а каждая победа, как известно, имела дорогую цену.

Edited by Blackcat
шрифт
0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.