Sign in to follow this  
Followers 0
soteg

Морская пехота на льду залива.

1 post in this topic

МОРСКАЯ ПЕХОТА НА ЛЬДУ ЗАЛИВА

28 декабря нарком ВМФ Н. Г. Кузнецов направил Военному совету КБФ телеграмму, где отметил, что «изменившаяся обстановка на побережье и развитие ледового покрова требуют соответствующей орга­низации зимней обороны базы и побережъя»? В рам­ках организации Зимней обороны КБФ, нарком при­казал вынести передний край сухопутной обороны «к кромке льда в район Сейвестэ», увязав свои действия с 7-й армией, а также организовать выдвинутую впе­ред систему подвижных дозоров «с расчетом недо­пущения внезапных налетов отдельных войсковых и диверсионных групп противника на форты и базы». Дальнейшему формированию Зимней обо­роны способствовала уже известная директива нар­кома ВМФ № 2131ЗЗсс от 30 декабря 1939 г., где глав­ной задачей флота на текущем этапе боевых действий были определены совместные действия с левым флан­гом 7-й армии. В частности, после уничтожения бе­реговых батарей финнов на о-ве Биеркэ, Краснозна­менному Балтийскому флоту следовало оказывать со­действие продвижению левого фланга 7-й армии по побережью. Также необходимо было усилить оборону островов в Финском заливе, путем увеличения чис­ленности их гарнизонов. Военный совет флота дол-­жен был разработать план дальнейших боевых дей­ствий совместно с командованием 7-й армии и пред­ставить его на утверждение наркома 2 января 1940 г. 1 января 1940 г. начальник штаба КБФ Ю. А. Пан­телеев издал приказ № 1оп/сс, предназначавшийся для командира учрежденной сухопутной Зимней обороны комбрига В. А. Павлова, где были изложе­ны состав, задачи и район действий Зимней оборо­ны. В этот же день приказом по флоту № 005 было объявлено, что «для обеспечения боевой деятельно­сти кораблей КБФ при действиях вдоль берега» фор­мируется Береговой отряд сопровождения КБФ. 2 января командир ОССБ полковник Т. М. Парафило доложил Военному совету КБФ свой «План Зимней обороны восточной части Финского залива», кото­рый был сразу же утвержден. Однако заместитель нар­кома ВМФ И. С. Исаков попросил учесть, что Берего­вой отряд сопровождения следует «выделить и при­вязать к флангу, а не к Кронштадту». 4 января i нарком ВМФ Н. Г. Кузнецов, ознакомившись с планом Зимней обороны, согласился с ним, но потребовал внести ряд дополнений: 1) включить в общую систему обороны острова Нерва и Соммерс; 2) довести их гарнизоны до 1-го усиленного пулеметного взвода на каждом; 3) превратить Нерву и Соммерс в передовые узлы обо­роны. Штаб КБФ учел эти замечания и внес соот-­ветствующие поправки в план. Наконец 6 февраля 1940 г. был объявлен окончательный состав Зимней обороны КБФ. В нее вошли Отдельная специальная стрелковая бригада, Береговой отряд сопровожде­ния, Северный, Южный, Западный и Островной ук­репленные районы, 3 батальона Учебного отряда КБФ и 2 батальона местного стрелкового полка.

Тем временем в Ораниенбауме шло формирование Берегового отряда сопровождения (БОС), закончив­шееся 10 января. Отряд состоял из следующих частей: особого стрелкового батальона, особого артиллерий­ского дивизиона, особой роты моряков и химическо­го минометного взвода общей численностью в 1544 человека. В тот же день, 10 января, Военный совет КБФ приказал капитану И. С. Лосякову приступить к фор­мированию специального лыжного отряда с подчи­нением его командиру Берегового отряда сопро­вождения. Береговой отряд сопровождения был набран в основном из добровольцев с различных ко­раблей и частей флота. К примеру, отряд лыжников под командованием капитана И. С. Лосякова включал в себя добровольцев из морских школ и школы ору­жия, с фортов и береговых батарей Кронштадта, а так­же с некоторых боевых кораблей. Причем набирались в отряд только те моряки, которые имели достаточ­ный опыт лыжной ходьбы. На вооружении отряда имелось 13 танков «Т-38»>, четыре 152-мм и четыре 122-мм гаубицы, четыре 7б-мм и четыре 45-мм пуш­ки, 4 миномета и 114 станковых и ручных пулеметов. Командиром отряда стал комбриг Н. Ю. Денисевич (с 20 февраля 1940 г. - полковник И. Е. Гусев).

В течение первых трех недель января 1940 г. от­ряд занимался ускоренной боевой подготовкой, по­сле чего Военным советом флота было приказано пе­ребазировать отряд в период с 25 по 27 января из Ораниенбаума в Сейвястэ. 25 января в 23 ч 45 мин. из Ораниенбаума вышел первый эшелон БОСа в соста­ве 320 человек, при четырех 45-мм орудиях на 34-х автомашинах и 4-х тракторах, 27 января - второй эшелон в составе 600 человек на 67-и автомашинах, а 29 января - третий эшелон в составе 400 человек на 54-х автомашинах. Отдельной группой 28 января из Кронштадата по маршруту Кронштадт-форт Ино- Сейвястэ выступил отряд лыжников БОСа в количе­стве 250 человек. 30 января Береговой отряд сопро­вождения в полном составе сосредоточился в районе Сейвястэ, а на следующий день установил связь с 43-й стрелковой дивизией.

1 февраля 1940 г. начальник ГМШ Л. М. Галлер пе­редал Военному совету флота, что нарком ВМФ реко­мендует организовать «активные, смелые и инициа­тивные действия хорошо подготовленных развед­групп на фланге и в тылу противника» силами Берегового отряда сопровождения КБФ. В соответ­ствии с данным требованием командующий флотом В. Ф. Трибуц поставил перед БОСом задачу ведения разведки на льду и берегу, а также - отражения попы­ток противника высадить десанты во фланг и тыл ча­стей 7-й армии.

2 февраля отряд лыжников КБФ получил свою первую задачу - проникнуть в глубокий тыл против­ника для проведения разведки системы обороны противника. 3 февраля тремя группами особого лыж­ного отряда БОСа был произведен первый ночной разведывательный поиск огневых точек противни­ка в районе деревни Муурила. В результате поиска раз­ведгруппы добыли ценные сведения о противнике. 4 февраля особым лыжным отрядом под командой начальника штаба БОСа В. А. Чепрасова была орга­низована разведка боем берега в районе мыса Кюрениеми-деревни Муурила. Советская разведгруппа была обстреляна неприятелем с берега из пулеметов. Финны, превосходившие по численности группу лыжников в 4-5 раз, попытались ее окружить. Группа во главе с командиром отделения Морозовым, отре­занная от основных сил отряда, была вынуждена вступить в рукопашный бой с противником. В завя­завшемся бою краснофлотец А. Р. Посконкин заколол штыком финского офицера и финского солдата, взрывом гранаты отбросил неприятельских солдат после чего выпес на себе раненого командира отде­ления Морозова. Группа лейтенанта В. А. Черкасова с боем прорвалась из кольца окружения, потеряв в ходе боя 5 человек убитыми и 5 ранеными.

6 февраля особый лыжный отряд БОСа провел раз­ведку боем расположения финнов в направлении де­ревни Муурила. Группа лейтенанта Боковни в соста­ве 10-и человек вступила в 40-минутный бой с груп­пой противника (30-40 человек), отступив затем под прикрытие артиллерии Берегового отряда сопровож­дения. Разведгруппой задача была выполнена, после чего она вернулась в полном составе, пробыв на льду 22 часа. По советским данным, финны потеряли в этом бою 17 человек убитыми. Вторая разведывательная группа в количестве 12-й бойцов под командованием командира взвода Жмакина была окружена противни­ком численностью до 2-х рот и подверглась винтовочно-пулеметному обстрелу. Однако получив поддерж­ку артиллерией БОСа, группа Жмакина сумела про­рваться обратно в базу. Собственные потери в ходе боя составили 1 убитого бойца. У противника, судя по все­му, были подавлены 2 пулеметные точки и 1 прожек­тор. В целом задача разведкой была выполнена.

11 февраля, в 10 ч 30 мин был выслан в разведку взвод лыжников из состава БОСа. Ему была поставле­на задача произвести поиск от мыса Молиниеми на 5,5 км от берега взападном и северо-западном направ­лениях. Бойцы-лыжники предприняли глубокую раз­ведку в Финском заливе, удалившись от берега на це­лых 8 км, но финнов так и не обнаружили. С 13 по 16 февраля разведка БОСа постоянно была занята обеспечением наступления Берегового отряда сопро­вождения КБФ на Муурила со стороны льда Финско­го залива. В период с 17 по 19 февраля в р-не о-ва Биеркэ (Койвисто) на льду непрерывно работала разве­дывательная группа БОСа, выяснявшая характер финской береговой обороны на острове. К приме­ру, 17 февраля группа разведчиков под командой лей­тенанта Е. И. Акатова, в составе 12 человек, проводи­ла разведку в направлении о-ва Койвисто и благопо­лучно вернулась обратно. Но это были лишь мелкие, незначительные эпизоды в боевой деятельности мор­ских пехотинцев. Более значительные и кровопро­литные бои были еще впереди.

Для обеспечения операций приморского фланга 7-й армии по овладению Муурильским укрепленным узлом, Береговой отряд сопровождения КБФ был под­чинен командиру 34-го стрелкового корпуса. Он, в свою очередь, отдал отряд в оперативное подчине­ние командира 42-й стрелковой дивизии. 12 февраля в 17 часов командир БОСа Н. Ю. Денисевич получил из штаба 42-й стрелковой дивизии, которой он был теперь подчинен, приказ № 03. В приказе дивизии была поставлена задача на 13 февраля: «...овладеть Му­урила с юго-запада. В дальнейшем, совместно с 455 стрелковым полком, наступать в направленны пе­рекрестка дорог, 1,5 км севернее Кюрениеми». С приказом были ознакомлены командиры и комис­сары частей Особого стрелкового батальона, после чего началась подготовка к предстоящему маршу. В 4 ч 40 мин утра 13 февраля особый стрелковый ба­тальон и отряд лыжников выступили из Лаутаранты по льду Финского залива, чтобы на рассвете уже ата­ковать д. Муурила с трех сторон.

В 8 ч 25 мин началась артиллерийская подготовка, а к 12-й часам батальон БОСа подошел к берегу на рас­стояние 100-150 метров и под сильным огнем фин­нов стал готовиться к атаке. К этому времени 455-й стрелковый полк 42-й дивизии попытался обойти минное поле, но, оказавшись под артиллерийским и пулеметным огнем противника, залег и медленно стал продвигаться к берегу. До 15 часов особый стрелко­вый батальон дважды ходил в атаку на финский бе­рег, но каждый раз, понеся потери, ложился перед проволочным заграждением. Помимо сильного пулеметного обстрела, не дававшего возможности моря­кам даже подняться, с берега велась также интенсив­ная снайперская стрельба. Взвод танков «Т-38», в целях поддержки батальона, атаковал передний край обороны противника, но застрял в ледовых торосах, после чего откатился назад. Около 18 часов батальон БОСа предпринял еще одну атаку, но успеха не имел. Из-за сильного огня финнов 455-й полк в атаку не поднялся. В результате, особый стрелковый батальон, овладев прибрежной чертой и окопавшись перед пе­редним краем обороны финнов, получил приказ пе­рейти к круговой обороне и с рассветом 14 февраля возобновить атаку. За день боя батальон потерял до 6% убитыми и ранеными.

14 февраля в 12 ч 30 мин Особый стрелковый ба­тальон и отряд лыжников двумя эшелонами высту­пили из Лаутаранты на Муурила. До 18 часов вечера роты ОСБа под исключительно сильным пулеметным, минометным и артиллерийским огнем противника медленно продвигались вперед. До 22 часов первый эшелон наступавших морских пехотинцев предпри­нял атаку, но, встреченный мощным заградительным огнем, успеха не имел. 455-й полк 42-й стрелковой ди­визии, наступавший левее моряков, также попал под обстрел и не смог подняться в атаку. Атака вновь зах­лебнулась. Морские пехотинцы, не имея успеха и не получив поддержки от соседа, были вынуждены пе­рейти к обороне. 15 февраля, до рассвета, была отве­дена в исходное положение рота лыжников. С рассветом, после артподготовки и при поддержке двух танков «Т-38», батальон моряков возобновил ата­ки на г. Муурила. Финские береговые батареи, нахо­дившиеся в районе Койвисто, беспрерывно обстре-ливали наступавшие части и их тылы. В 18 ч 12 мин началась 15-минутная артиллерийская подготовка, после которой батальон БОСа бросился в решитель­ную атаку на передний край обороны противника. Вновь овладев прибрежной чертой, некоторые под­разделения смогли преодолеть проволочное заграж­дение. Однако 455-й стрелковый полк в атаку так и не пошел, а залег под проволокой. В результате, атака по­лучилась недружной и Особый стрелковый батальон, не добившись большого успеха, перешел к обороне на достигнутом рубеже. К этому момент потери в ба­тальоне достигли уже 30%, а в отряде лыжников они составили 80 человек.

16 февраля, не имея успеха на левом фланге 42-й дивизии, командование 34-го стрелкового корпуса приняло решение об отводе частей Берегового отря­да сопровождения и 42-й дивизии нa их прежние ис­ходные позиции. На это решение командования по­влияло также и то обстоятельство, что финны сняли с других направлений до двух полков пехоты и перебро­сили их в район Муурилы. В итоге, в 9 часов 45 минут 16 февраля был отдан приказ об отходе, после чего части БОСа, захватив с поля боя убитых и раненых, отошли в район Сейвястэ. Трехдневные кровопро­литные бои довольно дорого обошлись Береговому отряду сопровождения: он потерял 43 человека уби­тыми, 11 - пропавшими без вести, 176 - ранеными, 59 - легко обмороженными, 6 - тяжело обморожен­ными и 53 - больными. Итого, из 1 307 человек, при­нимавших участие в боях, выбыло из строя 348 че­ловек, т. е. 27%.

post-3265-023532100 1328737578_thumb.jpg

После того как Береговой отряд сопровождения привел себя в порядок после весьма убыточных боев под Муурила, ему была поставлена очередная задача. Успешное наступление войск Северо-Западного фронта в феврале 1940 г. привело к прорыву «линии Маннергейма» и значительному продвижению 7-й армии на приморском участке, в районе острова Койвисто. В связи с этим 19 февраля командир Берегово­го отряда сопровождения комбриг Н. Ю. Денисевич поставил задачу «в ночь с 19 на 20 февраля группе разведчиков и отряду лыжников в 19.00 выступить из Лаутаранта в направлении о. Койвисто с зада­чей произвести ночной поиск на батарею против­ника на Койвисто». Целью данной разведоперации было определено: в случае успеха - овладение и удер­жание 254-мм береговой батареи Сааренпя до под­хода наших частей, а в случае неуспеха - подрыв ба­тареи противника и возвращение назад. В состав разведывательно-диверсионного отряда были наме­чены отряд лыжников, разведгруппа, 2 взвода роты моряков и 5 саперов. Однако в 16 ч командир БОСа отменил эту операцию. Произошло это, вероятно, в силу того, что 19 февраля командующий войска­ми Северо-Западного фронта С. К. Тимошенко при­казал, «в целях окончательного закрепленияуспеха на побережье Финского залива, силами 43 сд с отрядом моряков комбрига Денисевича... очистить от остатков противника рай­он г. Койвисто-Биеркэ и занять город». Для этого он требовал с утра 20 февраля «выбросить па ост­ров Когтисто» отряд моряков, занять остров и удер­живать его до подхода новых частей. 43-я стрелковая дивизия в это же время должна была сильными пере­довыми отрядами очистить и занять полуостров Койвисто, удерживая его до подхода подкреплений.

Поэтому 20 февраля отряду был отдан приказ «со­вместно с частями 43 сд на рассвете 21.02 быть го­товыми к атаке Койвисто-Биеркэ». В 21 ч части Бе­регового отряда сопровождения сосредоточились в районе Инкиля-Кипинола, а через 40 минут - выступили в направлении г. Койвисто. После взятия го­рода-крепости Койвисто отряд должен был предпри­нять наступление на остров Биеркэ. Около 14 часов 21 февраля Береговой отряд сопровождения прибыл в Хумалийоки. По приказанию командира 43-й стрел­ковой дивизии он расположился в лесу, составляя ре­зерв дивизии. Командование БОСом из-за болезни комбрига Денисевича взял на себя полковник Гусев. К 8 часам 23 февраля Береговой отряд сопровож­дения по приказанию командира 43-й дивизии занял южную часть внешнего оборонительного обвода кре­пости Койвисто и район в 2-х км северо-западнее от города. А тем временем части 43-й стрелковой диви­зии повели наступление на острова Пиисаари и Кой­висто. Финская артиллерия, находившаяся на острове Биерке, вела ураганный огонь по наступавшим совет­ским частям в Койвисто и на побережье. 24 февраля Береговой отряд сопровождения получил приказ на­чать совместно с 43-й стрелковой дивизией наступ­ление на остров Биеркэ.

Финское командование решило не дожидаться неизбежного захвата советскими частями островов Биеркского архипелага и отдало приказ о подготов­ке к эвакуации гарнизонов, что и было выполнено к 16 часам 23 февраля. Сама эвакуация была проведена финнами исключительно организованно. К 19 часам вечера собрались все отступающие финские части. Тяжелую стационарную артиллерию перед уходом подорвали, а среднюю и легкую подготовили для пе­реправы на материк. Небольшими группами, с полу­часовыми интервалами, в полном молчании, поки­дали острова артиллеристы 2-го берегового артил-­лерийского полка, пехотный батальон, обоз, скот и остатки гражданского населения. Колонна войск, эвакуировавшихся с островов, направлялась к мысу Ристиниеми на западном берегу Выборгского зали­ва. Благополучному отходу финского гарнизона спо­собствовала сильнейшая снежная буря, полностью скрывавшая отступавших. Между 9 и 11 часами 24 фев­раля войска достигли мыса Ристиниеми - с 37 ору­диями, прихваченными с островов Биеркэ и Тиурин­саари.

24 февраля 43-я стрелковая дивизия овладела все­ми укрепленными железобетонными сооружениями на островах Биерке, Тиуринсаари и Пиисаари. В 14 ч 30 мин 24 февраля Береговой отряд сопровождения вступил па остров Биеркэ. Постепенно на острова стали подтягиваться и другие части морской пехоты КБФ. Они сразу же стали занимать финские укреп­ления, чтобы организовать оборону островов в слу­чае нападения на них противника. Части Зимней обороны были распределены командованием фло­та следующим образом: остров Биеркэ занимал Бе­реговой отряд сопровождения в полном составе, ос­тров Тиуринсаари - 4-й батальон Особой специаль­ной стрелковой бригады, остров Пиисаари - 112-й стрелковый батальон.590

На островах Биерке (Койвисто), Тиуринсаари и Пиисаари было захвачено 22 орудия (из которых 12 - тяжелые береговые башенные орудия 10-ти и 6-ти дюймового калибра), а также полевые и зенитные ору­дия и большое количество станковых пулеметов. Обследовав береговые батареи Сааренпя, флотские специалисты пришли к выводу, что сами орудия по­дорваны, но станки, помещения и боезапас целы, а следовательно, восстановить батареи будет не так трудно. Было захвачено немало и других трофеев. По официальным данным, финны оставили 4 склада с оружием и продовольствием, 10 тыс. снарядов и свы­ше 5 млн. патронов.

С занятием островов Приморского укрепленного сектора и северной оконечности полуострова Койви­сто и установлением на них нашей артиллерии бал­тийские моряки запирали выходы из Выборгского залива и тем самым отрезали гарнизону Выборгско­го укрепрайона всякую возможность сообщения по льду или водой залива с портами Коткой и Хаминой. Кроме того, Краснознаменный Балтийский флот по­лучал надежную отправную базу для развертывания дальнейших наступательных действий через Выборг­ский залив для обхода с запада Выборгского укреп­района и крепости Трангзунд.

После захвата островов Биеркского архипелага ле­вофланговые части 7-й армии продолжали бои за ов­ладение северной частью полуострова Койвисто и островами Выборгского залива. Поскольку сопротив­ление финнов в районе Выборга не было сломлено, большое значение имело введение в бой свежих частей Красной армии. Для решающего удара по финской группировке в Выборгском укрепленном районе, вплоть до ее окружения и уничтожения, в со­став сил первого эшелона Северо-Западного фронта Главным командованием были включены механизи­рованный корпус (позже переименованный в 28-й стрелковый корпус) и танковые бригады, а также 3-й кавалерийский корпус из состава фронтовых резер­вов. Части сосредотачивались на южном берегу Фин­ского залива в районе Ораниепбаум-Борки-Лебяжье. Планировалась их переправа по кратчайшему пути на Карельский перешеек - через Финский залив. Лед в восточной части залива в это время был толщиной от 45 до 60 см, что допускало движение по нему всех ро­дов войск.

11 февраля командир Зимней обороны комбриг Г. Т. Григорьев возложил на своего помощника, ко­мандира дорожно-разведывательного отряда военинженера 2 ранга Смирнова, произведение развед­ки, разбивку и оснащение ледовых дорог на двух уча­стках: мыс «Красная Горка»-Алипуумала (22 км) и мыс «Серая лошадь»-пограничная застава Ключевка (22 км). Для устройства этих дорог было выделено 2 саперных батальона. Одну трассу было приказано подготовить к 15 февраля, а вторую - к 20 февраля 1940 года. Благодаря хорошей организации работ точно к назначенному сроку устройство ледовых до­рог было успешно завершено. 19 февраля в 20 часов по трассам, проложенным дорожно-разведывательным отрядом Зимней обороны, началась переправа танков «Т-26», 5-, 3- и 1,5-топных колесных машин, бензоцистерн, легкой артиллерии и пр. Но на трассе «Серая лошадь»-Ключевка застряло в торосах не­сколько танков: лед проломился и 3 танка ушли под лед. В результате, движение танков по этой трассе было прекращено, и колонна повернула назад. Что­бы не задерживать переправы, дорожно-разведыва- тельный отряд Зимней обороны немедленно присту­пил к прокладке параллельных трасс. Было проло­жено 3 основные трассы, длиной по 22 км каждая, и 3 вспомогательные трассы. Общая длина всех проло­женных трасс составила 201 км. Через залив по льду была налажена телефонная связь Обслуживание трасс было возложено на гидрографов капитан-лей­тенанта Меньшикова и лейтенанта Бегуна.

В период с 20 по 24 февраля через Финский за­лив успешно переправился мотомехкорпус, а с 6 по 8 марта - 3-й кавалерийский корпус. Всего по льду было переправлено около 10 тыс. боевых и транс­портных машин и около 40 тыс. бойцов. Гидрогра­фическая служба КБФ и части Южного, Западного и Островного укрепленных районов получили при этом, как писали авторы официальной истории вой­ны, «первый в истории современных войн опыт в организации и обеспечении переправы через залив по льду крупных соединений армии, оснащенных со­временной техникой».

В первых числах марта 1940 г. войска 7-й армии, преследуя отходившие с боями финские части, про­рвали тыловую укрепленную полосу «линии Маннергейма» и отбросили противника за Выборгский залив и к самому городу Виппури (Выборг). На приморском участке 7-й армии была закончена перегруппировка частей, предназначенных для прорыва укреплений под Виппури. Решающую роль в готовящемся наступ­лении должна была играть Резервная группа коман­дования фронтом, которая после переброски с юж­ного берега на северный берег Финского залива во­шла в состав 7-й армии в качестве 28-го стрелкового корпуса. По директиве Военного совета Северо-За­падного фронта № 0024/сс, 28-й корпус должен был в течение ночи на 4 марта форсировать Выборгский залив на участке Репола-Мухуланти-Вилайоки. Со­гласно этой же директиве, Краснознаменному Бал­тийскому флоту ставилась задача содействовать на­ступлению 28-го стрелкового корпуса и обеспечить его с запада активной разведкой и наступлением по льду Финского залива в направлениях: мыс Ристини­еми, Виролахти, Хамина. Иными словами, морская пехота должна была отвлечь на себя внимание и силы противника на побережье, помогая левому флангу 7-й армии (86-я стрелковая дивизия), а финское ко­мандование, тем самым, лишалось возможности уси­лить свою выборгскую группировку на основном на­правлении и было вынуждено приковать свое внима­ние к второстепенному направлению.

В 10 ч 45 мин 3 марта командир Зимней обороны получил из штаба флота приказ о наступлении. Для выполнения отвлекающей операции, из состава сил Зимней обороны были выделены следующие части: 1-й, 3-й и 4-й батальоны Отдельной специальной стрелковой бригады, 50-й, 111-й и 112-й стрелковые батальоны и Особый батальон моряков. Задачи меж­ду ними были распределены таким образом: а) 4-му батальону ОССБ и 112-му батальону, под командова­нием капитана Г. Ф. Викторова, следовало наступать на мыс Ристиниеми, обеспечивая левый фланг 86-й стрелковой дивизии; б) Особый батальон моряков и 111-й батальон, под общим командованием полков­ника Т. М. Парафило, должны были захватить Киускерские острова, а после овладения ими 111-му бата­льону надлежало наступать на Питкяпааси, а баталь­ону моряков - на остров Пуккио; в) 3-й батальон ОССБ, под командованием капитана В. В. Сорокина, должен был овладеть островами Хуовари, Киннарит и вести усиленную разведку боем на Сантио; г) 1-му батальону ОССБ и 50-му батальону, под общим коман­дованием майора А. П. Рослова, нужно было захватить остров Хаапасаари и демонстрировать наступление на острова Кильписаари-Таммио.

Начиная с 7 часов утра 3 марта, части Зимней обо­роны выступили для занятия исходных рубежей. 4-й батальон ОССБ и 112-й батальон направились па ос­тров Руонти, 111-й и Особый морской батальоны - на остров Нарви, 3-й батальон ОССБ - на остров Соммери. 1-й батальон Отдельной специальной стрелко­вой бригады и 50-й стрелковый батальон пока что оставались на острове Суурсаари (Гогланд). К 18 ча­сам вечера все батальоны были уже на исходных ру­бежах, за исключением 111-го и Особого батальона моряков (они прибыли на Нарви в 20 часов). С 24 ча­сов все части выступили с исходных позиций, идя на сближение с противником для выполнения постав­ленной задачи.

На рассвете 4 марта батальоны морской пехоты перешли в наступление по всему фронту. Финские на­блюдатели па береговых батареях Ристиниеми, Пук­кио и Мустамаа заметили морских пехотинцев, пос­ле чего они открыли артиллерийский огонь по насту­павшим морякам. В 8 часов (по финским сведениям, в 8 ч 30 мин) 203-мм батарея на острове Пуккио и 120-мм батарея на Мустамаа начали обстрел 3-го ба­тальона ОССБ. В 8 ч 40 мин был открыт огонь по 4-му батальону ОССБ и 112-му стрелковому батальону с ба­тареи Ристиниеми, а в 9 часов 1-й батальон ОССБ и 50-й стрелковый батальон подверглись обстрелу со стороны батарей Ранкки и Кирккомансаари.

В 8 ч 26 мин Особый морской батальон Б. М. Гра­нина и 111-й стрелковый батальон атаковали остров Киускери. Финны в составе усиленной роты, не при­нимая рукопагш юго боя, после 45-минутного огнево­го сопротивления стали отходить в направлении ос­трова Пуккио. При отходе противник поджег казар­менные помещения на островах. На поле боя остались 2 трупа финских солдат. В 9 ч 13 мин остров Киуске­ри был полностью занят Особым морским и 111-м батальонами. На острове были захвачены 2 станковых пулемета и 1 ДОТ. Противник, обеспечивая отход своей пехоте, перенес артиллерийский огонь на Киускери. После непродолжительного отдыха, ба­тальоны вновь перешли в наступление: особый ба­тальон - на Пуккио, а 111-й - на Питкяпааси. Понеся значительные потери от артиллерийского и ружейно-пулеметного огня противника, они смогли при­близиться к островам на расстояние 1,5-2 км, по по­несли значительные потери в 19 ч 45 мин, совер­шенно вымотанные, самостоятельно отошли к острову Киускери. Командир Зимней обороны ком­бриг Г. Т. Григорьев остался недоволен действиями 111-го батальона, так как считал, что он «бежал с поля боя». На самом же деле батальон был просто не в состоянии продолжать наступление.

В 9 ч 26 мин 3-й батальон ОССБ капитана В. В. Со­рокина под сильным артиллерийским огнем финнов атаковал и овладел островом Хуовари. Фш юкий гарни­зон численностью до усиленного взвода не стал ока­зывать упорного сопротивления и отошел на север. В 13 ч 25 мин батальон, неся потери, с боем занял ма­ленькие острова Питкялуото и Рюссенисто. Сорокину была поставлена очередная задача - наступать на ос­тров Киннарит. В 14 ч 30 мин командир 3-го батальо­на доложил, что попал под сильный перекрестный ар­тиллерийский и пулеметный огонь батарей с остро­вов Пуккио и Сантио и понес большие потери. Тогда командующий Зимней обороной приказал Сороки­ну выйти из-под обстрела и закрепиться в районе ост­рова Хуовари. Было решено оказать батальону Соро­кина авиационную поддержку, но самолеты не смог­ли вылететь. В 14 ч 53 мин В. В. Сорокин сообщил, что 7 финских самолетов-штурмовиков «на бреющем по­лете расстреливают батальон». Через несколько минут налет финских самолетов повторился. Командир батальона доложил, что если не будет прислана истребительная авиация, он потеряет половину сво­его батальона. Тогда в 15 ч 16 мин Военный совет фло­та приказал Сорокину вывести батальон из-под об­стрела и залечь в торосах, но при этом вести демон­стративный артиллерийский огонь. Потрепанный батальон, имея более 30-и раненых, отошел и стал приводить себя в порядок.

В 9 ч 29 мин 1-й батальон ОССБ занял остров Аскери и башню Луппи, а 50-й стрелковый батальон продолжал продвигаться вперед под сильным артил­лерийским огнем противника. В 10 ч Об мин батальо­ны попали под заградительный огонь финнов со сто­роны островов Кирккомансаари и Ранккэ, но продол­жали вести наступление, неся при этом потери. Находясь под впечатлением сильного артобстрела противника, в 14 ч 40 мин майор А. П. Рослов доло­жил в штаб флота, что несет большие потери (хотя на самом деле они были незначительны), а потому от­ходит на остров Гогланд (Суурсаари. К 15 часам на Гогланд стали прибывать отошедшие части морских пехотинцев. Узнав о небольших потерях отряда Рос- лова, командующий Зимней обороной Г. Т. Григорьев в 16 ч 45 мин приказал прекратить отход и продол­жать наступление на остров Кильписаари.

4-й батальон ОССБ и 112-й стрелковый батальон в течение ночи с 3 на 4 марта приблизились к мысу

Ристиниеми на дистанцию винтовочного выстрела. Днем 4 марта, с 11 ч 30 мин до 19 ч 30 мин они пыта­лись атаковать Ристиниеми, но не имели успеха. С наступлением темноты, не имея связи, батальоны без разрешения отошли в исходное положение. На следующий день 112-й батальон был передан в рас­поряжение командира 86-й стрелковой дивизии, а 4-й батальон ОССБ продолжил атаки на Ристиниеми, но опять-таки был вынужден отойти на исходную по­зицию.

К вечеру 4 марта положение в батальонах цент­рального направления (3-й батальон ОССБ, 111-й и Особый морской) было очень тяжелым. Дело в том, что с утра 3 марта эти батальоны, с грузом боезапаса и продовольствия, проделали 40-километровый марш с острова Сейскаари на остров Нарви и с острова Лавенсаари на остров Соммери, после чего, пробыв на этих островах не более трех часов, под открытым не­бом, без отдыха, были построены и выступили для вы­полнения задач Затем была вторая бессонная ночь и еще марш на 25-30 км (т. е. всего бойцы прошли по 70 км), день боя, с развертыванием и наступлением, и вторые сутки пребывания на льду и на морозе. Все это окончательно вымотало бойцов: они валились на снег и засыпали, переставая реагировать даже на ар­тиллерийский огонь противника. Резко стало расти количество обмороженных моряков, вынужденных лежать несколько часов на снегу. Учитывая данные обстоятельства, командующий Зимней обороной комбриг Г. Т. Григорьев предложил начальнику шта­ба флота Ю. А. Пантелееву «отвести части на исход­ное положение на о-в Нерва и Соммерс».

В 2 ч 50 мин 5 марта поступило приказание Воен­ного совета КБФ: «Отвести части на исходное поло­жение и выслать усиленую разведку». К 10 часам на остров Нарви (Нерва) были отведены 111-й и Осо­бый морской батальоны, к 19 часам на остров Соммерс отошел 3-й батальон ОССБ. Еще раньше, в ночь с 4 на 5 марта, на Гогланд (Суурсаари) полностью вернулись 50-й стрелковый батальон и 1-й батальон ОССБ.

За период операции части Зимней обороны КБФ по­теряли 51 человека убитыми, 149 - ранеными и 108 - обмороженными. Относительно небольшие потери морских пехотинцев объяснялись только тем, что противник не стрелял шрапнельными снарядами. Фугасные снаряды с донным взрывателем замедлен­ного действия, применявшиеся финнами, давали большие фонтаны воды и мало осколков, так как ударная волна от разрывов гасилась подо льдом. Если бы финские артиллеристы использовали шрапнель или фугасные снаряды с головным взрывателем мгновен­ного действия, потери среди наступавших могли быть в несколько раз больше ввиду того, что огонь против­ника, по наблюдениям командиров, был исключи­тельно метким и мощным.

Наступление морской пехоты по льду Финского залива достигло своей цели. Финское командование, приняв демонстративные действия моряков за на­ступление главных сил Северо-Западного фронта, было вынуждено перебросить с Выборгского участ­ка фронта нa Приморское направление ряд пехотных частей. Была создана особая группа «Хамина» под ко­мандованием генерал-майора Э. Ф. Ханелла, которой были подчинены все части, находившиеся к западу от Выборгского залива и составлявшие береговую обо­рону г. Котки. Командование флотом даже считало, что финны сняли с выборгского фронта 2 дивизии и перебросили их на побережье. На самом же деле на побережье срочно было переброшено 5 новых бата­льонов «щюцкора», которые были переданы в распо­ряжение командующего Береговой обороной. Тем самым внимание противника на какое-то время было приковано к побережью, что давало возможность на­шим частям усилить наступление на Вы­борг. Начальник штаба КБФ Ю. А. Пантелеев в своем докладе о боевых действиях флота, сделанном после войны в Доме партактива Ленинградского горкома ВКП(б), сделал упор на то, что «появление наших мо­ряков на западном побережье Финского залива выз­вало сильное замешательство и нервозность в тылу противника» Бывший главнокомондующий Воору­женными силами Финляндии маршал К. Маннергейм также впоследствии признавал, что атаки советской морской пехоты «очень обеспокоили» финское коман­дование, поскольку в районе Котки осталось крайне мало пехотных частей.

С началом марта 1940 г. части Зимней обороны КБФ непрерывно вели активную разведку в различных на­правлениях. 6 марта 1-й батальон ОССБ выслал 1 роту в разведку к о-вам Луппи и Рейскери. Остров Луппи был осмотрен разведчиками со всех сторон. Ни воо­ружения, ни людей на нем не было обнаружено, по­этому разведка пошла дальше - к о-ву Рейскери. На Рейскери разведчиками было зафиксироваг ю 25 фин­ских солдат и 1 пулеметная точка. Здесь советские раз­ведчики были обстреляны артиллерийским огнем и трижды подвергались атакам самолетов противника От их огня были pанены 2 бойца. 4-й батальон ОССБ вел активную разведку в направлении мыса Ристини­еми, войдя в огневое соприкосновение с противни­ком. Достигнув берега в р-не мыса Ристиниеми, бата­льон был обстрелян пулеметным и артиллерийским огнем финнов и был вынужден вернуться на о-в Тиу­ринсаари. Потери 4-го батальона ОССБ оказались при этом довольно большими: 17 человек убитыми и 2 ра­неными. Тем временем 111-й стрелковый батальон и батальон особого назначения ротами вели развед­ку в районе о-ва Питкяпааси-о-ва Пуккио. Разведка достигла южной оконечности о-ва Киускери. В ре­зультате боя с финнами потери составили 1 убитого и 9 раненых. 3-й батальон ОССБ тоже производил разведку в направлении о-ва Сантио. При этом раз­ведчики подверглись нападению самолетов против­ника.

Поздно вечером б марта, по приказу коменданта Биеркского укрепленного сектора, Особый лыжный отряд КБФ выслал разведку в составе взвода лыжни­ков (35 человек) к мысу Ристиниеми с задачей выяс­нить, занят ли полуостров Ристиниеми противни­ком. В случае слабого сопротивления финнов требо­валось занять и удерживать п-ов Ристиниеми до под­хода подкреплений. Если же сопротивление против­ника будет сильным, следовало отвлечь огонь фин­нов па себя. В 23 ч 30 мин лыжники капитана И. С. Лосякова выступили в разведку. Утром 7 марта, подойдя на расстояние 25 м от берега у мыса Ристи­ниеми, взвод был обстрелян артиллерийским, пуле­метным и минометным огнем финнов. В ходе боя, который длился примерно 50 минут, разведчиками-лыжниками было уничтожено 2 огневые точки и около отделения пехоты противника. На самом мысе была замечена зенитная артиллерия, которая вела огонь по советским самолетам, а в глубине п-ова об­наружена 152-мм артиллерийская батарея. Перед всем мысом были выставлены проволочные заграж­дения в несколько рядов кольев. В ходе поиска раз­ведка была обстреляна пулеметным, минометным и артиллерийским огнем со стороны финнов. В сло­жившейся обстановке командир БОСа полковник И. Е. Гусев приказал разведке вернуться обратно. За время операции 3 бойца-лыжника были ранены.

7 марта рота Особого батальона моряков вела раз­ведку у о-ва Пуккио и на расстоянии 1,5-2 км от бере­га подверглась сильному артиллерийскому обстрелу с о-ва, после чего отошла к о-ву Киускери, имея 6 ра­неных. Рота 111-го стрелкового батальона, ворвав­шись па о-в Питкяпааси, была встречена сильным ружейно-пулеметпым огнем противника. В итоге, она была вынуждена отойти к о-ву Киускери, унося с со­бой 13 раненых. Разведгруппа 3-го батальона ОССБ, направлявшаяся к о-ву Хуовари, подвергалась обстре­лу с одиночного финского самолета и 4-х артилле­рийских батарей противника из района о-ва Хуова­ри. Разведчики были вынуждены отойти в район юж­нее о-ва Хуовари, имея с собой 4 раненых. Стрел­ковая рота 50-го отдельного стрелкового батальона, выйдя с о-ва Гогланд, произвела разведывательный поиск о-ва Рейскери. Но задание разведчикам выпол­нить не удалось, так как, не доходя до о-ва, рота была обстреляна с самолета противника пулеметным ог­нем с бреющего полета. В результате обстрела был ранен 1 боец.

Ночью 8 марта 111-й стрелковый батальон и Осо­бый батальон моряков с рассветом производили раз­ведку в направлении о-ва Киускери, а 3-й батальон ОССБ - в направлении о-ва Хуовари. В ходе выполне­ния задания батальоны были атакованы финскими са­молетами. Стрелковая рота 1 -го батальона ОССБ, выс­ланная в разведку на о-в Кайде, ночью потеряла ори-ентировку па льду и, не выполнив задания, к утру вернулась на о-в Гогланд.

Вечером 9 марта па разведку о-ва Хуовари был вы­слан взвод 3-го батальона ОССБ. Будучи обстрелян­ными с о-ва сильным пулеметным огнем, разведчики потеряли 4 человека убитыми и 17 ранеными и были вынуждены отступить. Гораздо более успешным оказался разведпоиск, организованный ротой 1 -го ба­тальона ОССБ. Разведчики под командованием стар­шего лейтенанта Мальгинова и политрука Филимо­нова имели своей целью разведать боем о-в Кайде. При благоприятных условиях требовалось занять ос­тров, разрушить огневые точки и захватить «языка». Разведгруппа политрука Филимонова, войдя на ост­ров, обнаружила финскую палатку. Перерезав теле­фонный провод, шедший из палатки, разведчики заб­росали ее ручными гранатами. В результате, было уничтожено почти все сторожевое охранение ост­рова, а один оставшийся в живых финский солдат А. Хонканен был взят в плен. Затем разведгруппа без потерь благополучно отошла и вместе с пленным вернулась на о-в Гогланд.

В течение ночи с 9 на 10 марта батальоны морс­кой пехоты производили разведку в направлении ос­тровов Киускери, Хуовари, Аскери. В 2 ч 17 мин фин­ские солдаты, двумя группами, по 30-40 человек в каж­дой, подошли к острову Киускери, но были отброше­ны разведчиками-балтийцами. Бой длился 2,5 часа. В итоге, финны были вынуждены отступить и отошли к батарее Пуккио. На поле боя противником были ос­тавлены 16 убитых (из них 3 офицера), 2 пулемета и 28 винтовок. 2 финских солдата были захвачены в плен. Потери моряков при этом составили 4 убитых и 13 раненых. Еще одна атака была предпринята фин­скими разведчиками в 4 ч 45 мин возле острова Соммери. Группа финнов (до 30 человек), подойдя к вмер­зшему в лед транспорту «Казахстан» на 500-600 м, попыталась его подорвать с помощью 10-и самодви­жущихся, с реактивными двигателями, мин-торпед, ус­тановленных на лыжи. Однако наш дозор вовремя за­метил противника и обстрелял его пулеметным, а за­тем артиллерийским огнем зенитной батареи. В ре­зультате, силы противника были рассеяны. 8 мин финские разведчики успели взорвать па расстоянии 400 м от транспорта «Казахстан», а 2 мины, оставлен­ные ими, были захвачены советскими моряками и впоследствии уничтожены.

В ночь с 9 на 10 марта с о-ва Гогланд была выслана разведрота 50-го ОСБа при oxpaнении роты 1-го ОССБ с задачей разведки на о-ве Аскери. Однако в ходе раз­ведки рота разминулась с ротой охранения, из-за чего ход операции был нарушен. А затем по рации было по­лучено приказание отойти на исходное положение. В итоге, не дойдя до острова всего 1 км, разведчики были вынуждены вернуться. На южной части о-ва Аскери были замечены 5-6 домов и прожекторы.

11 марта части Зимней обороны продолжали не­сение разведки по направлениям: мыс Ристиниеми, остров Киускери, остров Хуовари, остров Аспэ. В те­чение ночи с 10 на 11 марта разведывательные части в районе Хуовари-Киускери обстреливались редким артиллерийским огнем противника, но потерь пе по­несли. 12 марта батальоны Зимней обороны вели раз­ведку в северном направлении. В 19 ч вечера, в 1,5 км к северу от острова Киускери, нашим разведотрядом была обнаружена рота противника, которая отступи­ла, не приняв боя. Это были уже последние действия разведчиков морской пехоты КБФ в ходе советско- финляндской войны.

12 марта нарком ВМФ Н. Г. Кузнецов в своей ди­рективе предупредил Военный совет КБФ о том, что, согласно заключенному перемирию между правительствами СССР и Финляндии, завтра, 13 марта в 12 часов дня боевые действия прекращаются. В том случае, если противник организует провокационную атаку, Кузнецов приказывал «дать ему должный отпор». В 7 ч 45 мин финские самолеты сбросили бомбы на остров Киускери. Это были уже последние боевые действия противника в войне. В 8 часов утра 13 марта 1940 г. Ставка Главного Военного совета направила командующему КБФ директиву № 02151с о прекращении боевых действий по всему фронту. Согласно директиве, в период времени до 12 часов дня 13 марта можно было действовать по обстановке. Если финны вдруг «полезут», рекомендовалось бить их «по-настоящему». Однако обе стороны не стали искушать себя подобными возможностями, и с 12 часов все боевые действия были прекращены. Так для Краснознаменного Балтийского флота закончилась советско-финляндская война.

Действия частей морской пехоты КБФ в феврале-марте 1940 г. оказали значительную поддержку наступавшим на Карельском перешейке частям 7-й армии. В первую очередь, сюда стоит отнести упорные бои в районе Муурила и Койвисто. В дальнейшем флот взял на себя ответственность за оборону о-вов архипелага Койвисто, тем самым разгрузив армию от лишних забот. Впоследствии морские пехотинцы серьезно помогли нашим сухопутным войскам, наступавшим через Выборгский залив. Атакуя на широком фронте в шхерах, они отвлекли на какое-то время внимание противника от северного побережья Выборгского залива.

Автор П.Петров.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.