Sign in to follow this  
Followers 0
zverr5

Автомат Калашникова

11 posts in this topic

В 1943 году в СССР был создан новый патрон калибром 7,62 мм, получивший обозначение «7,62-миллиметровый патрон образца 1943 года». По мощности и дальности стрельбы новый боеприпас занял положение между пистолетными и винтовочными патронами. Вскоре под новый патрон началась разработка семейства стрелкового оружия, которое должно было заменить винтовки Мосина и пистолеты-пулеметы ППШ (пистолет-пулемет конструкции Шпагина) и ППС (пистолет-пулемет Судаева). Работу над оружием нового класса, обозначенным на Западе как «штурмовая винтовка», а в СССР как «автомат», начали в 1944 году несколько ведущих «стрелковых» КБ Советского Союза – Симонова, Дегтярева, Судаева и др. В 1945 году Главное артиллерийское управление (ГАУ) РККА (главный заказчик стрелкового оружия в СССР) объявило конкурс на создание нового автомата под винтовочный патрон образца 1943 года. В числе главных требований были выдвинуты следующие: высокая кучность боя, ограниченный вес и габариты оружия, безотказность в работе, живучесть деталей, простота устройства будущего автомата. В 1946 году к работе подключился старший сержант бронетанковых войск Михаил Калашников, в то время – сотрудник Центрального научно-исследовательского полигона стрелково-минометного вооружения (НИПСМВО) ГАУ РККА. В результате конкурсов победителями вышли самозарядный карабин Симонова СКС и автомат Калашникова, который был принят на вооружение под индексом АК-47 в 1949 году. Конструкция автомата Калашникова была значительно проще и дешевле в производстве по сравнению с самозарядным карабином Симонова, который первым был создан под патрон калибром 7,62 мм. Автомат Калашникова (АК) был меньшим по размерам и более удобным при стрельбе. Он явился оружием, которое отвечало потребностям армии и выполняло функции винтовки и ручного пулемета. АК-47 мог вести одиночный огонь и очередями. Производитель этой и последующих моделей автомата – ОАО «ИЖМАШ». Первые образцы автомата имели штампованную ствольную коробку низкого качества, которую в 1952 году стали изготавливать методом машинной обработки металла. В связи с высокой стоимостью и сложностью производства шли работы по совершенствованию метода штамповки. В 1959 году был достигнут требуемый результат, и автоматы с такими ствольными коробками получили название «Автомат Калашникова модернизированный» (АКМ). Они отличались меньшим весом и меньшими производственными затратами. Одновременно на основе АК был разработан и принят на вооружение ручной пулемет РПК (ручной пулемет Калашникова). Вместе с близким по конструкции единым пулеметом ПК/ПКС, АК и РПК составили основу комплекса стрелкового оружия Советской Армии. В 1950-х годах лицензии на производство АК были переданы СССР восемнадцати странам (главным образом, союзникам по Варшавскому договору). Тогда же еще одиннадцать государств развернули производство АК без лицензии. Количество стран, в которых АК производился без лицензии малыми сериями, а тем более кустарно, не поддается учету. По данным Рособоронэкспорта на 2009 год, срок действия лицензий у всех ранее получивших их государств уже истек, тем не менее, производство продолжается. Производство клонов АК развернуто в Азии, Африке, на Ближнем Востоке и в Европе. По весьма приблизительным подсчетам, всего в мире существует от 70 до 105 млн экземпляров различных модификаций автоматов Калашникова. В 1974 году была разработана новая модификация АК — АК-74. Оружие поступило в массовое производство в 1976 году. Основным отличием стал переход на меньший калибр и новый массивный дульный ствол, что повысило кучность и точность стрельбы при быстрой стрельбе одиночными выстрелами и очередями. В конце 1970-х годов была создана новая модель автомата АК под 5,45-мм патрон – АК-74М. В нем были изменены ствол и затвор, добавлен компенсатор, не дающий стволу при стрельбе уходить вверх. Он имел складывающийся пластиковый приклад, специальную планку для крепления ночных прицелов, а также на нем мог устанавливаться подствольный гранатомет. В последующем на его базе были созданы еще два варианта автоматов – АК-101 и АК-103 под калибр патронов 5,56x45 мм НАТО. Были разработаны и укороченные автоматы АК-102, АК-103, АК-104, АК-105 под патроны 5,56x45 мм НАТО, 7,62x39 мм, 5,45x39 мм. Длина ствола автомата в сравнении с прототипом была уменьшена до 314 мм. При уменьшенных габаритах он практически сохранил баллистические характеристики. Прицельная дальность этих автоматов достигала 500 м, боевая скорострельность – 40-100 выстрелов/мин. Общая длина оружия составляла 824 мм, со сложенным прикладом – 586 мм. Масса автомата 3,2 кг. Емкость магазина 30 патронов. На базе автомата Калашникова был также разработан ряд образцов охотничьего оружия: карабин «Сайга» под патроны 7,62-9,2 (экспансивная пуля) и 7,62-8 (оболочечная пуля); гладкоствольные самозарядные ружья: «Сайга-310», «Сайга-410с» «Сайга-410К», «Сайга-20», «Сайга-20С», «Сайга-20К», «Сайга-12К», «Сайга-308» и др.; самозарядные карабины «Вепрь» и «Вепрь-308»; спортивно-тренировочный газобаллонный автомат Калашникова. Автомат Калашникова состоит по настоящее время на вооружении армий и спецподразделений 106 стран мира. Несколько государств включили изображение автомата Калашникова в свою символику: Мозамбик (герб и флаг, с 1975 года), Зимбабве (герб, с 1980 года), Буркина-Фасо (герб, в 1984–1997). Летом 2007 года в Москве и Ижевске ФГУП «Рособоронэкспорт», Правительством Удмуртской Республики и Ижевским машиностроительным заводом были проведены масштабные торжества в честь 60-летия создания автомата Калашникова. Автомат Калашникова был включен в «Книгу рекордов Гиннеса» — он и его модификации составляют 15 % всех единиц стрелкового оружия в мире, являясь самым распространенным стрелковым оружием. АК занял первое место в списке самых значимых изобретений XX века, по версии французского журнала «Либерасьон», оставив позади атомное оружие и космические технологии. Тактико-технические характеристики автоматов АК-47: Калибр – 7,62 мм. Применяемый патрон – 7,62х39 мм, Длина – 870 мм, Длина с примкнутым штыком – 1070 мм, Длина канала ствола – 415 мм, Емкость магазина – 30 патронов, Вес без магазина и штыка – 3,8 кг, Вес со снаряженным магазином – 4,3 кг, Эффективная дальность стрельбы – 600 м, Прицельная дальность – 800 м, Начальная скорость пули – 715 м/сек, Режим ведения – одиночный/ непрерывный, Дульная энергия – 2019 дж, Темп стрельбы – 660 выстр/мин, Скорострельность – 40-100 выстр/мин, Дальность прямого выстрела по ростовой фигуре – 525 м, Нарезы – 4, правосторонние, шаг 240.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

добрый день прекрастноя статья молодца! :privetstvuu: сам как человек больной оружием оценю на 5+

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Есть и альтернативная история создания автомата Калашникова.Более правдоподобная.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Есть и альтернативная история создания автомата Калашникова.Более правдоподобная.

Выложи! Очень интересно!!! :privetstvuu:
0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Есть и альтернативная история создания автомата Калашникова.Более правдоподобная.

Выложи! Очень интересно!!! :privetstvuu:

Выполняю,но предупреждаю - букв очень много:

http://pioneer-lj.livejournal.com/1299968.html

http://pioneer-lj.livejournal.com/1301974.html

http://pioneer-lj.livejournal.com/1299749.html

http://pioneer-lj.livejournal.com/1300315.html

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Выполняю,но предупреждаю - букв очень много

Благодарю! :privetstvuu: Буквы знаю, читать умею...

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Есть и альтернативная история создания автомата Калашникова.Более правдоподобная.

Выполняю,но предупреждаю - букв очень много:

Не могли бы вы оформить альтернативную историю создания АК здесь, на форуме, отдельной темой, не выкладывая кучу внешних ссылок в одном сообщении?

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Есть и альтернативная история создания автомата Калашникова.Более правдоподобная.

Выполняю,но предупреждаю - букв очень много:

Не могли бы вы оформить альтернативную историю создания АК здесь, на форуме, отдельной темой, не выкладывая кучу внешних ссылок в одном сообщении?

Попробую...

Академиев не кончали, на колчаковских фронтах ранены

Поясню всё-таки, почему я написал о «Калашникове». А то меня бдительные товарищи в антигосударственном заговоре и крипторусофобии обвинили.

В детстве интересовался предметом, читал книжки о русских и советских оружейниках. Фёдоров, который в первую мировую войну сделал самозарядную винтовку. Понятно, царизм мешал, а советская власть здорово помогла русскому изобретателю. Дегтярёв, Токарев и многие другие. Причем там Калашников, всегда было не вполне ясно. И когда я узнал, что в 1946-52 гг. в СССР трудился Шмайссер и другие немецкие оружейники, то ответ стал очевиден. И не только мне, конечно.

Тема мне эта поднадоела, советских долбодятлов нет смысла переубеждать. Однако несколько важных замечаний сделаю. Раз публика требует продолжения увлекательного сериала из советской истории.

Мне пишут, что я ничего не понимают. И радостно излагают версию, что по итогам проигранного Калашниковым конкурса в 1947 году начальник испытательного полигона В.Лютый дал конструктору самородку ценные указания по доработке, рекомендовал перекомпоновать автомата, взять всё лучшее у других образцов. Что Калашников и проделал. Так в 1948 появился окончательный вариант АК-47.

Верить в подобную околесицу могут люди лишь абсолютно некомпетентные. Любой знакомый с системой советского ВПК человек вам скажет, что ничего подобного быть не может. А вздорная басня рождения автомата «Калашникова» нам прозрачно как бы намекает, что окончательный вариант АК-47 создал неведомо кто.

Для сравнения представим, что историю Сталинградского сражения излагали бы следующим образом. Некий командир дивизии посоветовался с командирами своих полков, соседними дивизиями и уговорил их по-чапаевски начать наступление на немцев. В направлении главного удара поставили руководить старшего сержанта из ремонтной роты. А чё нормально так. Фельдмаршал Паульс сдался же в плен, какие вопросы?!

Меня советские товарищи всегда сильно раздражают, что они даже своей любимой советской системы не знают и знать не желают. У них представления о работе советского ВПК игрушечные, плакатные, гламурные.

Разработку военной техники возглавляли главные конструкторы, они трудились в КБ, НИИ или КБ при заводах (опытных или серийных). То есть обычно ещё имелся директор, который отвечал за организацию процесса. Главный конструктор и директор подчинялись своему отраслевому министерству, отчитывались перед ЦК. Наличествовали заказывающие управления при министерстве обороны, они выдавали технические задания, оценивали опытные образцы и принимали изделия. Военные тоже отчитывались перед ЦК, о ходе важнейших работ докладывали Сталину (разработку стрелкового оружия он контролировал лично).

И где в этой системе место начальника испытательного полигона? Его задача обеспечить проведение испытаний образцов и работу государственной комиссии. Он может как-то повлиять на процесс испытаний, высказать мнение как специалист, но, в общем, роль его шестнадцатистепенная, максимум подписывает протокол как один из низкоранговых членов госкомиссии. Нелепо предположить, что по указаниям начальника полигона В.Лютого главный конструктор будут переделывать автомат, а затем по требованию начальника полигона соберут для приёма нового образца госкомиссию. Достаточно сказать, что приказ о формировании государственной комиссии подписывается не ниже уровня заместителей начальника генштаба или заместителей министерства обороны. Опять же под контролем аппарата ЦК.

Кстати заметить, Василий Лютый плохо кончил. В 1951 году его арестовали, пытали, вменили антисоветскую пропаганду. Сталинские следователи решали вопрос, занимался ли Лютый антисоветской пропагандой лишь после или ещё и во время войны (матёрый оказался враг!). Расстрелять его или дать 25 лет?

"- Почему вы подписали протоколы допросов, подсудимый, если не признаете себя виновным? — грозно вопрошал Александров, обрушив предварительно поток оскорблений и угроз…

- Потому что у меня не было другого выхода.

- Вы хотите сказать, что вас вынуждали давать показания?!

- Именно так. Если вы мне не верите, побывайте в Бутырской тюрьме, где на допросах льется кровь…

- Хватит, подсудимый! Вы оскорбили суд. Я откладываю слушание дела и передаю его на доследование…"

«… подсудимый Лютый в период 1938-1941 годов, находясь на учебе в Артиллерийской академии, клеветал на существующий в СССР строй, политику ВКП (б) и советского правительства. В период Отечественной войны он выражал недовольство карательной политикой советских органов, клеветал на население Кубани и восхвалял армии капиталистических стран. Работая в НИИ, Лютый в 1950 году и в начале 1951 года клеветал на жизнь колхозников, возводил ложные измышления на советскую прессу и выражал недовольство налоговой политикой. Лютый также клеветал на советскую избирательную систему, отдельные мероприятия правительства и партии, одобрял антисоветские заявления американско-английских правящих кругов».

Дали 25, но от советского гуманизма потом скостили до 10. Реабилитировали в 1954.

Теперь о творческом потенциале М.Т.Калашникова. Рассказывают, что есть примеры выдающихся изобретателей без образования. Как будто дело в формальном дипломе, в РФ вот и Рамзан Кадыров академик. А теперь и генерал-майор.

История техники не знает случаев, что из лесу вышел едва грамотный фермер, предъявил своё усовершенствование к сенокосилке, а потом изобрёл, допустим, подводную лодку. Так не бывает. Даже не имея вузовской подготовки, все стоящие изобретатели и конструкторы смолоду работали в своей области техники. Тот же Хуго Шмайссер профессионально рос на фирме своего отца тоже известного немецкого оружейника. По уровню квалификации это фактически элитный технический вуз.

А что Калашников? Достоверных данных о его образовании нет. Пишут, окончил 7 классов просто по той причине, что это максимум, какой можно было получит в советской деревне (увеличили образование Калашникова до 9 классов, но не понятно, где они их оканчивал). Нет у Калашникова и профильной рабочей специальности, слесаря, токаря или фрезеровщика. Никогда не работал на оружейном заводе. Будто бы в молодости работал помощником машиниста на паровозе, в армии выучился на водителя танка. В армии стал автором нескольких рацпредложений — разработал счётчик выстрелов из танковой пушки, приспособление к пистолету ТТ для повышения эффективности стрельбы через щели в башне танка, счётчик моторесурса танка. Эти армейские рацухи никак не могли его приблизить к конструированию стрелкового оружия. В армии Калашникова заметили и отметили, представили командующему Киевским Особым военным округом генералу армии Г. К. Жукову, так он начал карьеру советского выдвиженца.

В принципе советский гений Калашников с его квалификацией мог делать что угодно, быть членом Политбюро, изобретать самолёты, подводные лодки, авианосцы, атомные бомбы. Э-э нет, Бомбу не мог. По случаю атомного проекта тов. Сталиным физикам и математикам была строго настрого выправлена охранная грамота от советских гениев, действует до сих пор. В своё время, воспользовавшись иммунитетом от советского идиотизма, физики спасли от коммунистического мракобесия генетиков. Наш прямой долг помочь томящимся под игом «Калашникова» нашим братьям, русским оружейникам.

Перейдём к изучению биографии Калашникова в его собственном изложении, возьмём «Записки конструктора-оружейника». По любым меркам относится к жанру психоделической фантастики.

Мемуары написаны глубоко в советское время, там не указывается, что семья Калашниковых была раскулачена и сослана с Алтая из родного села Курья куда-то в Сибирь (куда именно, не уточняется). Жили на правах спецпоселенцев, т.е. никаких прав не имели. Детям образование полагалось лишь начальное, 3-4 класса. О школьной учёбе Калашников вспоминает так:

«Мои школьные годы тоже связаны с постоянной крестьянской работой. У нас была, как считали мы, ученики, а особенно — наши родители, самая замечательная на свете учительница — Зинаида Ивановна. Она говорила, что учеба и труд — это неразрывное целое. Так что воспитание наше в школе было основано прежде всего на привитии нам уважения к нелегкой работе на матушке-земле, на непременной помощи старшим в их заботах, на постоянном уходе за домашними животными. Зинаида Ивановна была инициатором соревнования на лучшую постановку дела по откорму телят. Каждый из нас любовно ухаживал за молодняком. Это было в чем-то схоже с современным семейным подрядом, только среди школьников. Помню, сколько гордости испытал, когда мои старания по выхаживанию бычка по кличке Красавец высоко оценили учительница и одна из лучших учениц нашего класса, к которой я в ту пору питал симпатию.

Однако многие, в том числе и Зинаида Ивановна, считали, что мое призвание не на земле работать, не на ферму идти, а быть поэтом, литератором. Стихи я начал писать в третьем классе. Сочинял пьесы. Их ставили в школе».

В 1936 году 16 летний Миша сбежал из колхоза (или кулацкого спецпоселения, понять мудрено), якобы сумел подделать документы. Талантливый мальчик сам себе сварганил справку для получения паспорта (напомню, колхозникам, а тем более лишенцам паспорта вообще не полагались).

«Cпецпереселенцам давали паспорт только по истечении срока наказания. Документ на право получения паспорта выдавался в сельском совете на бланке с печатью.

Подросток Калашников решил повременить с вечным двигателем и поучиться воспроизводить оттиски штемпелей. Он собирал конверты с марками и на чердаке, который превратил в мастерскую, проводил сотни дерзких опытов. Попросил у своего приятеля, работавшего в конторе, неучтенный документ с печатью и штампом комендатуры, несколько листов чистой бумаги и уединился в своем чердачном тайнике. Через несколько дней Михаил воспроизвел-таки штамп и печать грозного учреждения. С их помощью можно было любой лист бумаги превратить в бланк и получить паспорт. А с ним — свобода»!

Беглецы, Миша и его приятель Гаврила, добрались в Казахстан на железнодорожную станцию к старшему брату приятеля. Каким-то образом с поддельными документами лишенца приняли работать на железную дорогу. Вскоре призвали в Красную армию.

В армии увлекался сочинением стихов, редактировал боевой листок.

«Несколько моих стихотворений позже опубликовала окружная военная газета «Красная Армия». В последний предвоенный год пришло приглашение для поездки в Киев на семинар молодых армейских литераторов»

В октябре 1941 года под Брянском был ранен, вышел из окружения, лечился в госпитале. Затем получил отпуск по ранению и был отпущен домой (!). Это очень странно. Отпуска по ранению не практиковались, особенно для рядового состава. Либо здоров, либо инвалид, либо ограничено годен, нестроевая служба. Никакой солдат после ранения не мог сам по себе болтаться в глубоком советском тылу. Отпускной старший сержант Калашников прибыл на железнодорожную станцию Матай, 400 км северо-восточнее Алма-Аты, где работал до службы в армии.

«В тылу шла героическая напряженная работа по обеспечению фронта всем необходимым для борьбы с врагом.

И все чаще приходила мысль: имею ли я право ехать домой, когда могу внести посильный вклад в создание нового образца стрелкового автоматического оружия? То, что левая рука плохо слушается, еще не повод для отдыха, пусть и по ранению. А если остановиться на железнодорожной станции Матай, в депо, где начинался мой рабочий путь? Там хорошие мастерские, добротные станки, есть необходимый инструмент, материалы. Наверное, остались и некоторые из тех рабочих, с кем рядом довелось в свое время трудиться».

«Сошел на станции Матай и сразу направился к начальнику железнодорожного депо. Он оказался моим однофамильцем, человеком на первый взгляд довольно неприветливым, хмурым, с красными от недосыпания глазами. Меня поначалу, как только зашел к нему, даже робость охватила. Выглядел я, наверное, не очень браво: в помятой в дороге шинели, с перебинтованной рукой на перевязи, с тощим вещмешком за плечом. Но больше всего его поразила моя просьба: оказать незамедлительно помощь в создании макетного образца задуманного мною в госпитале, пистолета-пулемета».

При Сталине железная дорога это привилегированное полувоенная организация под прямым контролем НКВД. Железнодорожным служащим полагалась бронь от армии. Складывается ощущение, что родственники отмазали Мишу Калашникова от фронта, устроили работать на железную дорогу.

В депо Миша Калашников организовал проектирование и производство автомата своей конструкции. Не знаю даже, как этот бред комментировать.

«Узнав, что я еще до армии работал в депо учетчиком, Калашников совсем растаял, усадил меня на стул, стал расспрашивать о фронтовых делах.

Внимательно выслушал все, что я рассказал ему о моих планах создания образца оружия. Посмотрев эскизные наброски, начальник депо, видимо, уловил главное: человек, сидевший перед ним, одержим поставленной перед собой [32] целью, стремлением сделать все от него зависящее для достижения победы над врагом».

«Порешили мы с ним, что в опытную группу необходимо ввести слесаря-сборщика, токаря-фрезеровщика, электрогазосварщика, испытателя. Мне казалось, такого количества людей будет достаточно для работы над образцом. Представлялось, техническую, инженерную сторону дела выполню сам. Это была наивность человека, еще не отдававшего себе отчета в том, насколько сложна, трудна именно та часть, которая называется у конструкторов отработкой чертежей. После беседы с начальником депо представился районному военкому и доложил о цели моего приезда».

Эту галиматью невозможно читать!.. Хотя, и в наглом берду отыскиваются крупицы истины.

«Мы нередко встречались и позже, после моего перехода в политотдел железной дороги, куда я был направлен по рекомендации деповской комсомольской организации. Там я работал техническим секретарем».

А-а, так с этого и надо было начинать. Товарищ Калашников не народный, а партийный самородок. Это многое объясняет. Согласно официально биографии:

«До 1936 года Михаил Калашников учился в школе. По окончании 9-го класса он поступил на работу техническим секретарем политотдела 3-го отделения Туркестано-Сибирской железной дороги».

Вернёмся к мемуарам героя. Под его руководством депо приступило к изготовлению образца чудо оружия. Эту чушь комментировать не буду, нет сил.

«Прошло три месяца упорной работы. Кажется, мы добились невозможного. Наш первый опытный образец пистолета-пулемета лежал на промасленном верстаке».

«Накануне мне удалось получить в местном военкомате несколько сот патронов».

Находящийся в отпуске солдат частным образом делает самопальное оружие на режимном объекте, местный военком его снабжает патронами. О-хо-хо.

«Итак, макет пистолета-пулемета готов. А дальше что? Куда его везти, кому показывать? Размышляли долго. Наконец приняли решение направить меня в Алма-Ату, в областной [35] военкомат. Все-таки организация военная, подскажут, куда обратиться дальше, чтобы продолжить работу над образцом».

Каково? Депо направляет постороннего человека с самодельным оружием в республиканскую столицу. Как бы он смог доехать туда во время войны? Его бы патрули по дороги 20 раз повязали. Но почему-то арестовали Калашникова лишь в самом алма-атинском военкомате.

«к самому военкому я не попал, а по команде адъютанта немедленно был взят под стражу»

Однако вместо того, чтобы сдать психа в НКВД – там разберутся! – о нём стало нежно заботиться республиканское ЦК.

«— Приказано доставить вас в Центральный Комитет Компартии большевиков Казахстана, к секретарю ЦК товарищу Кайшигулову».

«По дороге в военкомат счастливая случайность свела меня с Иосифом Николаевичем Коптевым, до войны работавшим помощником начальника политотдела железной дороги по комсомолу. Несколько месяцев до призыва в армию мне довелось встречаться с ним в политотделе. Мы обрадовались, увидев друг друга. К сожалению, Иосиф Николаевич не располагал временем — торопился на поезд, и мы не смогли подробно поговорить обо всем. Правда, я успел ему сказать о цели своего приезда в Алма-Ату, о том, что направляюсь в областной военкомат.

Возвратившись из командировки, Коптев стал меня разыскивать. Работал он тогда в комиссии партконтроля при ЦК КП(б) Казахстана. Позвонив в облвоенкомат, выяснил, что я нахожусь под арестом «за незаконное изготовление и хранение оружия». И Коптев пошел к секретарю ЦК республики по оборонной промышленности, рассказал обо мне, о том, над чем работаю и в какую историю попал. Тогда и была дана команда доставить создателя пистолета-пулемета вместе с образцом оружия к товарищу Кайшигулову».

Закрадываются невольные подозрения, что Калашников на фронте не был, а был задержан военным комиссариатом Алма-Аты как дезертир. Но по каким-то причинам его отмазали в ЦК.

«— У нас есть отличный знаток оружейного дела, правда авиационного, военный инженер второго ранга Казаков — декан факультета Московского авиационного института. Я пригласил его сейчас приехать ко мне. Вот и поработаете с ним, На факультете студенты старших курсов [40] помогут вам познать технику проектирования, черчения, расчетов. Там сможете лучше освоить все, что связано с отработкой и изготовлением опытных образцов. У них в этом деле богатый опыт. Да и мастерские оснащены хорошим оборудованием. Я там не раз бывал. Знаю многих специалистов, ученых, работающих в институте».

«В институте была создана рабочая группа (в обиходе ее называли «спецгруппа ЦК КП(б) Казахстана»), которой поручили заниматься дальнейшей доводкой пистолета-пулемета. В нее вошли старший преподаватель Евгений Петрович Ерусланов и несколько студентов старших курсов, работавших по совместительству в лаборатории кафедры».

Всю предыдущую побасенку можно смело выбросить, никакого пистолета-пулемёта Калашников в депо не делал. Невозможно всерьёз выслушивать историю, как ЦК Казахстана помимо военных поручило специалистам из МАИ работать под руководством некомпетентного в стрелковом деле, отлынивающего от армии старшего сержанта. По ходу рассказа Миша позабыл, что он в отпуске по ранению.

Созданный военным инженером Казаковым пистолет-пулемёт почему-то приписали Калашникову. Пистолет-пулемёт оказался неудачный, из-за примитивности и бесперспективности конструкции его не стали испытывать, сразу сдали в утиль. Но любимцу казахстанского ЦК Калашникову вместо отправки на фронт дали рекомендацию учиться.

«учесть его недостаточное техническое образование и полное отсутствие опыта работы по оружию. Считаю весьма целесообразным направление тов. Калашникова на техническую учебу, хотя бы на соответствующие его желанию краткосрочные курсы воентехников, как первый шаг, возможный для него в военное время».

«смотреть на тов. Калашникова как на талантливого самоучку, которому желательно дать возможность технического образования»

Это цитаты из мемуаров Калашникова.

Но учиться Калашников не стал. Опять начались чудеса. В Ташкенте командующий войсками округа генерал-лейтенант П. С. Курбаткин якобы заявил следующее:

«Значит, рекомендует направить вас по дороге конструирования? Дело это нужное. Правда, вот с учебой придется повременить. Считаю, прежде всего необходимо доработать пистолет-пулемет. Так что учиться пока придется в процессе практической работы»

Отметим, что вопросы доработки каких-либо пистолетов-пулемётов не в компетенции командующих войсками округов.

«Командующий еще раз взглянул на документ, подписанный начальником академии, и обратился уже к инспектору по изобретательству:

— В ближайший приказ включите пункт о награждении старшего сержанта денежной премией. Второе: подготовьте все необходимые документы для командирования Калашникова в Москву.

— В Главное артиллерийское, управление? — уточнил инспектор.

— Да, в ГАУ. Направьте туда рекомендательное письмо. И сделайте его потеплее, без казенных фраз. Старший сержант будет представлять не просто какое-то безымянное воинское формирование, а наш славный Среднеазиатский военный округ.

— Кстати, вы откуда призывались? — Генерал-лейтенант Курбаткин повернулся в мою сторону.

— Из Алма-Аты, товарищ командующий».

Ка-а-ак призывался из Алма-Аты?!! Он же вроде бы работал на станции Матай, которая 400 км северо-восточнее Алма-Аты? Там есть и свой военкомат Местный военком ещё патроны давал? Забыл, ветеран.

По последним данным:

«В 1936 году Калашников переехал в Алма-Ату, где стал служить техническим секретарем политотдела 3-го отделения Туркестанско-Сибирской железной дороги».

«Отец – Тимофей Александрович Калашников (1883-1930), советской властью был признан кулаком и сослан с семьёй из Алтайского края в Сибирь (1930)»

У Михаила Калашникова был отчим, звали его Косач Ефрем Никитич. Появление Калашникова на станции Матай теперь объясняют так:

«… под Брянском был тяжело ранен в плечо осколками и контужен. Он был направлен в эвакогоспиталь в город Трубчевск, затем в Елецкий военный госпиталь. Там у него родилась идея о создании пистолета-пулемёта. Первый образец он изготовил в мастерских на станции Матай – до прежнего места работы было ближе всего добираться из госпиталя»

Из госпиталя в Ельце было ближе добираться до станции Матай, чем до Алма-Аты?!.. Это что ж творилось в сталинском СССР, кулацкое отродье живёт по поддельным документам, проникает на режимные объекты, мастерит оружие в депо, что хочет, то и вытворяет!

Вернёмся к мемуарам. Чудесный старший сержант Калашников вместо учёбы направлен в ГАУ представлять Среднеазиатский военный округ. Мда.

«В Главном артиллерийском управлении встретили доброжелательно. Начальник отдела изобретательства Наркомата обороны полковник В. В. Глухов, прочитав письмо командующего войсками округа и отзыв А. А. Благонравова, произнес:

— Лучшего места, чем полигон, для продолжения работы над образцом сейчас не найти. На том и порешим.

Так я был командирован в одну из частей, дислоцирующуюся в Московском военном округе. Она имела полное наименование: научно-испытательный полигон стрелкового и минометного вооружения (НИПСМВО)»

Нет слов. Потрясем ушами, стряхнем пуды лапши. ГАУ имеет своё начальство и никакой посторонний ташкентский генерал им не указ, слать самородков и определять работы над оружием. Правдоподобно предположить, что Калашникова послали в Москву сопровождающим на испытания пистолета-пулемёта Казакова, который по дороге плавно превратился в пистолет-пулемёт Калашникова.

Какую должность НИПСМВО получил старший сержант Калашников, он не сообщает. Советские патриоты наивно мечтают, что он там наконец-то приступил к учению. Ага, щас, плохо вы знаете советских гениев. Они не учатся, им от рождения такая сознательность дана, что они сами инженеришек учат. Калашников стал руководителем бригады конструкторов (в то время занимаемые должности он не уточняет).

«— Полагаю, тебе лучше работать в Ташкенте. В Среднеазиатском военном округе тебя уже знают, относятся благожелательно. Так что командируем туда, откуда призывался в армию. Не возражаешь?

Так я включился в очередной конкурс, чтобы довести до конца то, что мы с Женей Кравченко начали еще в депо станции Матай: параллельно с созданием пистолета-пулемета изготавливали и ручной пулемет. Его «полуфабрикат» я привез в Алма-Ату и, насколько это было возможно, вел доработку в учебно-производственных мастерских Московского авиационного института. Однако доработать образец не удалось, поскольку все силы отдавались на доводку пистолета-пулемета.

После прибытия из Москвы в Ташкент меня определили на одну из баз Среднеазиатского военного округа в Узбекистане. В помощь распоряжением командующего выделили несколько высококвалифицированных специалистов-рабочих, обеспечили помещением, инструментами, материалами. К моей работе было проявлено огромное внимание. Такое отношение тем более ценно, что происходило все это в военное время, в пору, когда на счету был каждый человек».

«Хотя я и был в то время старшим сержантом срочной службы, но числился уже профессиональным конструктором. И понятно, что не мог прожить на одном энтузиазме, «святым духом». Требовалось питание, нормальное снабжение продуктами, исходя, естественно, из мерок военного времени. Потому мне и установили временное денежное содержание»

Вторую разработку имени Калашникова также отвергли. Напомню, что он так ничему и не учился, фактически всё делали специалисты МАИ (или ещё кто-то).

«Мне тогда кое-кто уже «любезно» советовал заняться чем-либо другим, а не оружие конструировать».

«— А может, мне действительно не стоит заниматься конструированием оружия? Плечо и рука у меня почти вошли в норму. Надо возвращаться на фронт, в свою часть».

Светлая мысль! Но Партия не отпустила самородного гения.

«— На фронт ты можешь уйти хоть завтра. Только это гораздо проще, чем здесь, в тылу, разработать такой образец оружия, который помог бы ротам, полкам, дивизиям, да и в целом фронтам, еще успешнее бить врага, помог бы приблизить победу».

«— Принято решение направить тебя опять в Среднюю Азию. — Глухов достал из кармана гимнастерки сложенный вдвое листок бумаги. — Вот тебе командировочное предписание. Сначала заедешь в Алма-Ату, в республиканский военкомат и в Московский авиационный институт, а [60] потом — в Ташкент и на базу, где работал над доводкой ручного пулемета»

«согласно приказу командующего артиллерией Вооруженных Сил главного маршала артиллерии Н. Н. Воронова прикомандирован к отделу изобретательства с 20 октября 1944 года для реализации своего изобретения»

Надоело читать пропагандистскую околесицу. Мы и так уже видим достаточно. А именно, что мемуары Калашникова насквозь лживы, не знаешь, чему и верить. Беспросветная брехня. Напоминают криво слепленную легенду шпиона. Не исключено даже, что настоящий Михаил Калашников в 1941 сгорел в танке под Брянском.

Мемуары Калашникова написаны профессиональным пропагандистом. Профессиональным, но бездарным, светлого образа конструктора оружейника не получился. Бедность и противоречивость фактического материал утоплены в океане советского пафоса. Калашников сообщает живые подробности о работе над боевым листком и личные впечатления от писания стишков, но о своей изобретательской деятельности говорит вялыми казенными словами. А ведь он вроде бы механик самоучка, фанатик этого дела, должен был ярко запомнить свои первые успехи на ниве изобретательства и рационализаторства. Какие у него были технические идеи, почему он решил, что сделает пистолет пулемет лучше прославленных советских конструкторов. Что именно хотел усовершенствовать. Технических деталей в мемуарах почти нет, и а изредка встречающиеся скудные технические подробности, поданы формально. Сравните с воспоминаниями настоящих советских конструкторов и почувствуйте разницу.

Советские Главные конструкторы являлись в СССР особой научно-технической аристократией. Коммунисты техническим специалистам, инженерам и учёным дореволюционной формации не верили, понимали, что те гнусную и лживую советскую власть искренне никогда не примут. Русский образованный слой советская власть последовательно истребляла с таким расчетом, что его должны заменить преданные коммунистам выпускники советских вузов и коммунистических академий. Однако горький опыт индустриализации показал, что советские выдвиженцы и назначенцы в деле мало на что способны. Пришлось возрождать дореволюционную систему образования, из лагерей собирать в шарашки русских учёных недобитков.

К битым и пытанным чекистами Туполевым и Королёвым у коммунистов никакого политического доверий не было, конечно. Однако заменить их тоже было некем. Пришлось создавать условия для работы. Главные конструкторы в значительной мере были выведены из советской системы отношений, их судьбу определяли в ЦК. Одной из важных и поощряемых сверху добродетелей главного конструктора была способность слушать, но не слушаться военных, уметь смотреть на требования военного заказчика критически. Любой стоящий главный конструктор находился в хроническом конфликте с военными заказчиками и своим отраслевым министерством, решал вопросы в ЦК. Военные и министерские страстно мечтали уволить своенравного, много возомнившего о себе гада, но им не позволяли. Это типичная ситуация для советского ВПК. И если военной и министерской бюрократии таки удавалось выжить такого неприятного главного конструктора и поставить своего протеже, то это никогда ничем хорошим не кончалось

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Продолжение: По результатам дискуссии за Калашникова понял, что в советской сказке Левша был бы не тульским кузнецом, а лакеем или половым в трактире, ловко услужившим барину. За что и произведён в Гении и Мастера. А советский Ломоносов шёл бы в университет отнюдь не учиться, а нес бы на груди справку из сельского совета Холмогор о гениальной самородности, за плечами тащил в котомке свои научные открытия. Чтобы поучить дурацких академиков в столицах уму разуму. Упрекают меня, что статья о Калашникове написана недопустимо резким тоном. Когда-то советский человек падал в обморок, услышав, что отныне Сталин не Ленин сегодня. Испытал мировоззренческий шок от мысли, что Ленин не самый человечный человек. Терял ориентацию в пространстве и времени от новости, что Партия не ум, не честь и не совесть нашей эпохи. И тут надо немного обождать. Со временем, в довольно близком будущем, всем будет очевидно, что я написал о Калашникове не резче, чем с язвительным добродушием. О чем шумели?! По делу возражают, что «Калашников» ценный советский бренд, которым могут воспользоваться и русские. Полезный в хозяйстве миф. Дескать, по практическим соображениям нам некрасивая правда о М.Калашникова не нужна. Но именно по сугубо прагматичным основаниям русским требуется голая правде о советской истории, вся правда. Неужели вы действительно считаете, что страшнее pioneer-lj в мире зверя нет? Я лишь частное лицо, на досуге пишу в ЖЖ свои личные суждения по интересующим меня вопросам. А ведь в мире есть Организации и Структуры, у них есть Архивы. И в тех архивах сыщется немало интересного о советской истории, о том же Калашникове, о чем мы сейчас и не догадываемся. Если миф о самоделкине Калашникове валится от моего лёгкого щелчка, то что же с ним могут сделать серьёзные силы, обладающие соответствующими ресурсами. Неужели не пошёл впрок советский исторический урок. На наших глазах сверхдержавный ракетно-ядерный СССР как навозная муха был прихлопнут подшивкой перестроечного «Огонька» за 1989 год. И что там такое убийственно страшное печаталось? Да сущая ерунда, давным давно известная всему остальному миру. Хвалёное твердокаменное коммунистическое мировоззрение советского человека рассыпалось от слабенького сквозняка. Советские материалисты страстно возлюбили мифы и мифотворчество. Их послушать, бормотание замполитов имеет культурную ценность не меньше античных мифов. Однако следует отдавать себе отчет, кем для кого и зачем фабрикуются пропагандистские мифы. Если рекламное объявление с предложением трансцендентных услуг подписывает колдунья 13-го демонического разряда, потомственная девственница, профессиональная ведьма в 16 поколении Прасковья Шамбалавна Синбад, то эту чушь она пишет не по дури. На дальних подступах шарлатаны отсекают не своего клиента, уж если клюнет, то точно клинический идиот (идиотка). Можно работать. «Деконструкция мифов опасна. Она ведёт не к смене одних ("плохих") мифов другими ("хорошими"), а к уничтожению мифа как понятия - и не факт, что его удастся восстановить (о цене восстановления умолчим). Там, где нет мифа, процветают суеверие и мракобесие, там верят в гороскопы. Общество без мифов нежизнеспособно. А нежизнеспособное общество "ведёт к гибели больших человеческих жертв", которая никак - ни прямо, ни косвенно - не может быть оправдана прошлыми человеческими жертвами, даже если они получились в такой же ситуации». Советские товарищи, по сути, настаивают, что Калашников это коммунистический чудотворец, советский святой. И требуют не допускать публичных оскорблений религиозных чувств исторических материалистов. Что ж, поговорим о технологии чудес и святости, научном мифотворчестве. За образец возьмём авторитетную организацию, давно и серьёзно занимающуюся чудесами и канонизацией святых. В католической церкви канонизация долгая, серьёзная процедура. Открывается целое дело о канонизации (causae sanctorum), добросовестно собираются и строго взвешиваются все аргументы за и против. «… В соответствии с совр. нормами канонизации проведение расследования и вынесение квалифицированного мнения о святости умершего христианина снова перешли гл. обр. в компетенцию епарх. епископов и только на 2-м этапе — в компетенцию Папы и его сотрудников. Цель епарх. расследования — собрать все возможные свидетельства и документы, имеющие отношение к святости или мученичеству слуги Божьего, вплоть до декларации достаточной моральной уверенности (certitudo moralis) в святости. Епарх. расследование начинается с назначением постулатора или представителя истца, которым может быть любой католик (обычно речь идет о группе верующих: приходе, епархии, ассоциации мирян или монашествующих). Постулатор представляет офиц. прошение (supplex libellus) о представлении дела епископу, являющемуся ординарием того места, где скончался слуга Божий. Если дело будет официально представлено в др. месте (напр., там, где слуга Божий жил и работал большую часть своей жизни), то необходимо испрашивать согласие этого ординария. В прошении епископу представляется краткая биография слуги Божьего, перечень его опубликованных соч. и первый список возможных свидетелей. Епископ обязан проинформировать др. епископов своей церк. провинции и попросить их выразить в письменной форме свое мнение по этому вопросу, известить Св. Престол, т.е. Конгрегацию канонизации святых (которая должна дать предварительное разрешение начать дело, т.н. nihil obstat), и учредить 2 органа предварительного расследования: богосл. комиссию, цель которой — проверить отсутствие серьезных ошибок в опубликованных соч., и ист. комиссию для оценки достоверности представленной документации, а в случае необходимости — и для поиска др. документов. Следующий этап — назначение трибунала под председательством самого епископа или его полномочного делегата; в состав трибунала также входят блюститель правосудия (promotor iustitiae) с функциями прокурора и нотариус для офиц. составления актов. Гл. задачей трибунала является проведение опроса свидетелей, которое проходит без участия постулатора, чтобы гарантировать максимальную объективность. Затем он должен составить акты, которые включают в себя всю письменную документацию, акты информационных процессов, проведенных в др. епархиях, и все офиц. заявления истцов и членов трибунала. После этого акты оглашаются, т.е. предоставляются в распоряжение всех истцов дела для возможных добавлений или исправлений, и в Рим направляются копии актов, соответствующих оригиналу, который хранится в запечатанном виде в епарх. архиве и может быть вскрыт только с согласия Конгр. канонизации святых. Документация, собранная в епархии, передается Конгр. канонизации святых, которая проверяет соблюдение процедур и издает декрет об их действительности; затем дело изучается консультантами-историками, которые должны высказаться по достаточности документации с ист. точки зрения. От них она переходит к богословам, которые оценивают существование действительной посмертной славы о святости или мученичестве (fama sanctitatis vel martyrii). Слава о святости является феноменом исключительно рел. характера и состоит в глубоком убеждении мн. верующих в том, что то или иное лицо, в силу своей образцовой христ. жизни, уже пребывает в небесной Церкви и ходатайствует за людей перед Богом. На этом этапе специально назначенный релятор (судебный чиновник) завершает составление positio, т.е. офиц. собрания всей документации, которое должно содержать: а) представление релятора; б) синтез всей документации, с доказательством мученичества или героического характера добродетелей (это выражение означает, что человек в течение долгого времени (diuturno tempore) во всех своих действиях был направляем верой, вдохновляем любовью и укрепляем надеждой и как следствие этого — являл основные добродетели); в) историко-критич. биографию, осн. на документации; г) процессуальную документацию, направленную епархией; д) мнения богословов-цензоров; е) результаты возможных экспертиз (графологической, богословско-мистической и др.); ж) декрет о подлинности поступков и сочинений. Решающей частью positio является informatio, в которой необходимо ясно и кратко изложить историю дела, источники и критерии, биогр. сведения и доказательства славы о святости или мученичестве с подробным изложением добродетелей кандидата. Мученичество должно быть доказано и как факт сам по себе (смерть с пролитием крови слуги Божьего), и в формальном аспекте, где подчеркивается воля гонителей (odium fidei — ненависть к вере) и слуги Божьего (принятие мученичества во славу Божью). Затем positio представляется Папе, который завершает дело признанием героических добродетелей или мученической смерти кандидата и обнародованием соответствующего декрета. Для беатификации необходимо чудо, признанное компетентной церк. властью согласно установленной процедуре, аналогичной беатификационному процессу в целом. Для канонизации требуется чудо, происшедшее после беатификации и соответствующим образом доказанное. Процедура начинается в той епархии, где произошло чудо, местным ординарием, задача которого — организовать исследование события медицинскими экспертами, учредив трибунал для сбора документации. Расследование в этом случае предусматривает только опрос прямых свидетелей события, тогда как в расследованиях по добродетелям и мученичеству в случае необходимости могут быть выслушаны и косвенные свидетели, при условии, что они надежны. Очень важны свидетельства врачей, которые лечили человека, исцелившегося в результате чуда (если речь идет об исцелении), и больничная документация в случае госпитализации или операции. Затем документация передается Конгрегации канонизации святых. Дело о чуде (super miro) завершается декретом Папы о признании действительности чуда». Теперь поняли, потому Ватикан стоит не одно столетие. А советские мифы и святые известно как фабрикуются. Соврать чего-нибудь пафосное, сфальсифицировать документы, компромат засекретить и уничтожить. Отсюда и результаты. Галковский объясняет феномен Калашникова следующим образом: «… русские интеллектуалы видят «своих» - стоящую в углу кучку говночистов, вертухаев, слесарей, покрытых орденами и открывших торсионные поля, лекарство от зглазу, теорию всех наук или русский аспирин. Как говорится, «примите меня обратно в евреи». Так что Калашников очень нужен, и власти с ним носиться будут ещё долго. Особенно ценно, что он из оборонки, а как раз военная интеллигенция самая опасная». Подозреваю, что дело обстоит ещё хуже, чем сотрудник политотдела и вертухай, произведенный в гениальные оружейники. Меня в биографии Калашникова поразила её наглая глумливость. История запредельно хамская, коммунистический плевок в лицо русским инженерам и учёным. Для начала следует строго и рационально разобраться в настоящем смысле и подлинном значении советских мифов. В РФ опять пытаются воспитывать в детях патриотизм на подвиге Зои Космодемьянской. Сталинской фанатичке, жёгшей русские деревни. Вот и подумайте здраво, нужны ли русским такие советские мифы и герои? (ссылки выше)

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Еще: "Трудно достоверно судить, кто такой, откуда и почему появился «Михаил Калашников». Могу только высказать предположение, которое мне кажется более-менее правдоподобным. Начинал карьеру секретарем политотдела 3-го отделения Туркестанско-Сибирской железной дороги, это структура аффилированная с НКВД, фактически обслуживала ГУЛАГ. Вероятно, Мишу призвали служить в какие-то конвойные части. Комсомолец выказал интерес к техническому творчеству, изобретательству. Смекалистого бойца поставили охранять инженеров в шарашках. И впоследствии создававшиеся в шарашках образцы стрелкового оружия для пущей секретности шли на испытательные полигоны за авторством попки «Калашникова». На него списали и работу немецких оружейников. Так в СССР родился великий конструктор автомата АК-47. Калашников вообще понравился советским товарищам как замечательная пропагандистская идея. Посмотрите соответствующие гламурные фотографии. Конструктор Михаил Калашников (1949) Старший сержант учит военных инженеров. Заметьте, у него сержантские погоны даже в 1949 году, хотя он уже стал автором пошедшего в серию АК-47. Почему так? Для пущей пропагандисткой красоты. Полагаю, фотографии делали по случаю получения Калашниковым Сталинской премии. Но неприятные вопросы к самоделкину были всегда. «Когда я встречаюсь с тружениками заводов и полей, воинами армии и флота, студентами и школьниками, мне часто задают один и тот же вопрос: «Как вы стали конструктором, не имея даже среднего образования?» Советские люди не смели, конечно, задавать прославленному советскому конструкторы столь дерзкие вопросы. А профессионалы всегда смотрели в сторону назначенца презрительно. «Признаться, трудно ответить на этот вопрос однозначно. Хотя по меркам 30-х годов полных девять классов, которые мне удалось закончить до начала работы в депо и призыва в армию, имели довольно солидный вес. Но убежден, дело не только в том, какое у тебя образование: среднее, высшее... Ведь не всегда инженерный диплом определяет уровень знаний». «В годы Великой Отечественной войны, когда я работал на испытательном полигоне над доводкой пистолета-пулемета, судьба подарила мне радость общения с замечательным самородком-оружейником Петром Максимовичем Горюновым. Меня всегда поражали глубина его технического мышления, оригинальность конструкторских решений. А ведь Петр Максимович имел за плечами всего три класса сельской школы. В 1916 году, когда ему было 14 лет, он — слесарь на Коломенском машиностроительном заводе, в 16 лет — боец Красной Армии. В 1923 году Петр вновь встал у слесарного верстака». «В начале 30-х годов Горюнов переехал в Ковров и стал работать там на оружейном заводе слесарем-монтажником, а затем — слесарем-отладчиком в опытной мастерской Бюро новых конструкций и стандартизации. В то время там работали конструкторами-изобретателями наши талантливые оружейники — В. А. Дегтярев и Г. С. Шпагин. Участие в сборке и отладке новых образцов, личное присутствие на многих испытаниях опытных конструкций, непосредственный творческий контакт с изобретателями стали для Петра Максимовича великолепной школой навыков, профессионального мастерства. К тому же он сам жадно тянулся к знаниям, своим пытливым умом докапывался до глубинной сути оружейного дела. А потом и перед собой большую цель поставил — создать пулемет, наш, отечественный, превосходящий по своим боевым качествам, простоте, технологичности стоявший в то время на вооружении громоздкий станковый пулемет Максима. С «максимом» Горюнов прошел пять лет по дорогам гражданской войны. Оружие было ему верным другом». Горюнов (1902-1943) хороший пример. Начинал работу на заводе слесарем, стал высококвалифицированным рабочим оружейником. «Зимой 1930 года на завод приехал военный представитель Ковровского оружейно-пулеметного завода. Горюнов встретился с ним и высказал свою мечту об усовершенствовании “Максима”. Военпред записал его данные, а вскоре Горюнову пришло приглашение к новому месту работы. В марте того же года Петр переезжает в Ковров и поступает на завод слесарем-монтажником. Здесь Горюнова, в полной степени проявившего свои способности к самостоятельной творческой работе, подметили, и уже с декабря 1931 года он работает техником в конструкторском бюро завода, которое возглавлял известный ученый, создатель первого русского автомата В.Г.Федоров. Через два года он переходит работать слесарем-отладчиком в опытную мастерскую Бюро новых конструкций и стандартизации (БНКиС) ковровского завода, где под руководством ведущего советского конструктора-оружейника В.А.Дегтярева самым активным образом участвует в работе над новыми образцами автоматического стрелкового оружия. В опытной мастерской через руки Горюнова прошли практически все образцы отечественных и зарубежных пулеметов. С 1934 года Петр Максимович работает в опытной мастерской вместе со своим племянником — слесарем-отладчиком Михаилом Михайловичем Горюновым (1912 — 1991 гг.), переехавшим в Ковров из Коломны. Несомненный изобретательский талант слесаря Горюнова стал основной причиной его перевода на должность конструктора-изобретателя в отдел главного конструктора (ОГК) завода, где он возглавил группу разработчиков. В нее, кроме Петра Горюнова, вошли Михаил Горюнов и мастер опытной мастерской ОГК Василий Ефимович Воронков (1899 — 1976 гг.) Самоотверженная работа этой группы и рабочих цеха опытных работ ОГК привела к созданию в сжатые сроки оригинального образца ручного пулемета, получившего название по первым буквам фамилий конструкторов ГВГ». Как видите, в отличие от Калашникова у Горюнова большой стаж практической работы под руководством профессиональных оружейников. М.Калашников: «Солдат академий не кончает, ему надо просто и надёжно» «Скажу как участник войны, бывший командир танка Т-34. До первого боя я на своей машине, может, раз пять всего проехал да несколько раз выстрелил из пушки и пулемётов» «Работая, я, деревенский человек, встречался с умными и грамотными людьми и приобретал новые знания. А теперь я академик 16 различных российских и зарубежных академий, доктор технических наук. Как Некрасов сказал о Ломоносове: «Как архангельский мужик по своей и Божьей воле стал разумен и велик». «придумал механическую шашлычницу для ленивых - все шампуры одним движением поворачиваются» «А вот найдите хоть одного зарубежного конструктора, которому при жизни соорудили бы бронзовый бюст в два его роста. Нет таких! Чтобы к нему приехал президент или председатель правительства поздравить с днём рождения. Ко мне приезжают. Кому из зарубежных конструкторов построили музей?» «У нас же первое время, чего греха таить, трёхлинейная винтовка, которую в Ижевске изготавливали, была одна на троих. А победили фашизм мы, потому что не делились по национальностям. Мы все были как родные братья. Так же и сейчас надо всем объединиться и начать бороться. Только не против кого-то, а за! За свою страну, за своих людей, за процветание всех и общее благо. Тогда и фашизма никакого не будет» Опубликовано в «АИФ» 10 ноября 2009 Склонность к литературному творчеству, сочинению агиток, у Калашникова жива и в 90 лет, а его реальные конструкторские возможности не простираются дальше шашлычницы." (ссылки выше,там и картинки)

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Интересная информация, но Я бы не стал утверждать о ее правдоподобности!!! Хотя бы потому, что вокруг оружия и их создателей всегда были, есть и будут тайны, интриги, недомолвки.....

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.