Sign in to follow this  
Followers 0
мишаня

Алексинский район Тульской области

9 posts in this topic

Уважаемые соратники. Возник вопрос кто ни буть копал в алексинском р-не тульской обл. А то сколько не изучал вопрос по обороне тулы все отчеты о прорыве гудериана через новомосковск (сталиногорск) на узловую, каширу

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Мишань , братух , а с какой целью интересуешся ? Иди в леса и копай! Очень много было боёв местного значения , на своем опыте знаю ! Не когда не знаеш где найдеш! Удачи в копе! Заходи если что!

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Враг у ворот Каширы Защитить Каширу любой ценой! Около 7 утра 25 ноября 1941 года П.А.Белов прибыл в Каширу. По предварительной договоренности с начальником штаба корпуса М.Д.Грецовым он направился на местную почту. Каширской районной конторой связи в ту пору заведовал Владимир Сергеевич Евсеев. Он и его подчиненные, в основном женщины и девушки, обеспечивали бесперебойную работу связи. Связистки немедленно связали Павла Алексеевича со штабом корпуса, расположившемся в деревне Суково (на ступинском берегу Оки). Полковник Грецов сообщил, что генерал-майор Баранов и часть штаба его кавалерийской дивизии уже находятся в Кашире, а вот сама 5-я кавдивизия дивизия и другие соединения были только на подходе. Примерно в это же время, около 7 часов утра, передовая колонна подвижных немецких разведывательных соединений вошла в Мордвес и, не останавливаясь, проследовала на Каширу. Немцы опережали Белова. На почте Белов провел короткое совещание. На нем были отданы первые распоряжения по обороне города. Единственное, что можно было сделать в тех условиях, вспоминает в своих мемуарах П.А.Белов – «объединить разрозненные подразделения местного гарнизона и бросить их на защиту города». Для этого генерал подчиняет все войсковые подразделения находящиеся в Кашире и окрестностях генералу Баранову. На подступах к Кашире занял оборону инженерный батальон особого назначения, бойцы которого начали минировать танкоопасные направления. Также на оборону окраин города встала часть зенитных расчетов 352-го отдельного зенитно-артиллерийского дивизиона, бойцы школы младших лейтенантов 49-й армии и школы сержантов той же армии. В самом городе готовились к уличным боям Каширский и Ступинский истребительные батальоны, сформированные, в основном, из молодежи – использовать школьников в боевых действиях на подступах к городу Белов запретил. Белов подчинил себе и 173-ю стрелковую дивизию, размещавшуюся в селе Богословское. От нее был выделен 1313-й полк, который также занял оборону около города. Все эти войска, как вспоминал потом генерал Белов, конечно были слабы, чтобы отразить серьезный натиск противника. Но Белов надеялся, что они хотя бы на время задержат немцев, заставят их развернуться, ввязаться в бой, потерять драгоценное время, дожидаться подхода основных сил к авангарду. Этот расчет, в последствии, оказался верным. В это время немецкая авиация бомбила город, расчищая путь частям 17-й танковой дивизии 2-й танковой армии фашистов. Павел Алексеевич вспоминает, что бомбы ложились так близко от почты, что ему и двум телефонисткам узла связи (Козлова Полина Федоровна и Рындикова Анна Гавриловна, их сменщицами были Зинаида Гришиной и Нина Фролова - прим.авт.) приходилось прятаться в простенки. На почте выбило все стекла, обрушилась штукатурка. Несколько бомб разорвалось во дворе Каширского исполкома, где находился штаб обороны города. В здании выбило стекла и вышибло рамы, была разрушена крыша. Был разрушен бензосклад гаража и конный двор, пробит водопровод. К счастью, обошлось без жертв, хотя конюх Шепилов уцелел чудом – бомба разорвалась рядом с ним. Под ударами авиации противника она начала прерываться – вначале с зенитчиками, потом с 445-м ИАП. Вскоре из 300 номеров телефонной станции на вызовы отвечали только пять. Были повреждены и городские линии электроснабжения. После дневных авиаударов немцев руководители города – А.Е.Егоров, Т.М.Горб и начальник милиции Ф.Н.Семенцов принимают решение перенести штаб обороны в подвал трапезной бывшего Никитского монастыря на улице Свободы, где в ту пору располагалась прядильная артель. Генерал-майор Баранов развернул свой штаб в доме №12 в Колодезном переулке, принадлежащем семье Виноградовых. В близлежащих домах разместились штабные службы его дивизии – в доме №9 Волкова переулка (хозяйка – М.А.Орлова) разместилась полевая телефонная станция. Авианалеты продолжались весь день 25-го ноября. Кроме старой Каширы противник атаковал мосты через Оку и Каширскую ГРЭС. Несколько бомб упало и на села Каширского района. После обеда бомбардировкам подверглись и боевые порядки частей прикрывавших Каширу с юга. Эффективность авиаударов была, к счастью для советских войск, минимальной. Немецкие войска на территории Каширского района Примерно в полдень 25 ноября 1941 года прервалась связь с южными сельскими Советами Каширского района – Растовецким, Бол.Ильинским и Никулинским. Не отвечал аппарат южного поста ВНОС. Но на этот раз причиной было появление их территории передовых отрядов немцев, нарушивших связь. Немецкие разведгруппы также рвали и линии электропередачи. По мере того, как исчезала связь с населенными пунктами, руководители обороны города отслеживали продвижение немецких войск по территории Каширского района. К 14 часам дня фашисты заняли все деревни вдоль шоссе Мордвес-Барабаново. В деревне Руднево в два часа дня был убит немцами, обстрелявшими пункт из леса, начальник наблюдательного пункта Степанов и ранен красноармеец Переходцев. В последний момент ускользнули от фашистов председатели сельских советов южной части Каширского района: Растовецкого – Хрисанфова, Богатищево-Епишенского – Данилин. Председатель Кокинского сельского совета Федорова Мария Прохоровна около трех часов дня столкнулась с немцами нос к носу прямо в здании своего сельского Совета. Ей чудом удалось бежать в Каширу. К 15.00 25-го ноября 1941 года немецко-фашистские войска занимали исходные позиции на узком участке фронта у деревни Пятница, в семи километрах южнее Каширы. Были захвачены деревни Тимирязево, Верзилово, Дудылово, Кокино, Ягодня и Стародуб. Правый фланг немцев упирался в шоссе Кокино-Кашира. На левом фланге немцы заняли деревни Елькино, Семенково, Наумовское, Романовское, Суханово-Семеново. (По некоторым данным разведка немцев появилась у Пятницы, Грабченок и Ледовских Выселок уже в 10 часов утра). Почему немцы остановились в Пятнице? Позднее П.А.Белов вспоминал: «26 ноября (на самом деле 25-го ноября 1941 года - мы уже говорили об ошибке в датировках послевоенных мемуаров генерала-прим.авт.) фашисты до 15 часов имели полную возможность с ходу захватить Каширу и переправы через Оку. Те импровизированные заслоны, которые мы выставили для защиты города, не смогли бы сдержать напор ударной группы Гудериана, насчитывавшей уже более 100 танков, но немцы остановились в деревне Пятница, не дойдя до города восьми километров. Вероятно, противник считал, что под Каширой встретит упорное сопротивление, и подтягивал новые силы, намереваясь сразу нанести мощный удар». Но на самом деле все было немного не так. Немцы, как следует из их донесений, наоборот считали, что под Каширой нет дееспособных частей. Красной Армии. Немцы решили подтянуть резервы, горючее, для дальнейшего рывка на Москву, полагая, что у них есть время на перегруппировку. В эту паузу немецким командованием был дан приказ двум полкам 29-й моторизованной дивизии из района Серебряных Прудов выдвигаться через Мордвес на Каширу. За время остановки наступления по Кашире должна была поработать авиация немцев, облегчив им движение к переправам через Оку. Можно смело сделать вывод, что фашистское командование своевременно не поняло маневра советских военноначальников по переброске корпуса Белова. Цену этой ошибки немцы поймут чуть позже. 25 ноября 1941 года - главный день обороны Каширы Вернемся в Каширу. К полудню 25 ноября 1941 года, убедившись, что сделано все возможное для обороны города генерал Белов решил проехать по шоссе от Каширы до Ступино. Ему хотелось самому встретить приближающихся к городу кавалеристов, поторопить их, а также развернуть свой штаб за Окой, вне зоны возможного прорыва танков противника. Кстати, этот отъезд из Каширы ни в коей мере не проявление Беловым опасения того, что враг захватит Каширу. Это нормальное поведение высшего командира, задача которого не скакать вперед на белом коне, а обеспечить тактическое и стратегическое руководство боевыми операциями. Было около 15 часов дня, когда неподалеку от Ступина генерал Белов увидел первые эскадроны своего корпуса (в то время немцы уже были в Пятнице). Навстречу ему двигался один из лучших полков – 131-й Таманский полк, не раз отличавшийся в прежних боях. (командир подполковник В.Г.Синицкий). Бойцы проходили мимо командира с трудом передвигая натруженные ноги. За неполные двое суток они совершили марш-бросок более чем в сто километров, не останавливаясь на ночлег, делая лишь короткие привалы. И весь этот путь проделали пешком, ведя лошадей на поводу. Твердая земля наминала мягкую часть (подушки) неподкованных копыт. Лошади были измучены, шли медленнее людей. Прямо с марша 131-й кавполк занимал оборону на окраине Каширы. Вслед за ним начали подходить к Кашире и другие части 5-й ставропольской имени Блинова кавалерийской дивизии. Примерно к 16-17 часам дня 25 ноября 1941 года Гудериан потерял возможность взять Каширу и переправы через Оку с ходу. Рассказывая об обстановке и настроениях вокруг Каширы и в самом городе в самый острый и неопределенный период - днем 25 ноября, интересно привести воспоминания стороннего очевидца. Такие воспоминания есть. Их автор военный корреспондент П.И. Трояновский. Вот как он описывал события: «Где-то в полдень 25 ноября, после долгих странствий по проселочным дорогам, наша машина выехала наконец на Каширское шоссе. Прибавили скорость, начали обгонять тяжело шагавшую пехоту, кавалерийские эскадроны, колонны танков, артиллерийские дивизионы. Через несколько километров показались высокие дома и трубы какого-то завода. - Ступино,— объявил шофер. За городом шоссе, поныряв на спусках и подъемах, вскоре уперлось в мост через Оку. На высоком правом берегу реки стояла Кашира. Она манила нас, как место, где мы могли найти более или менее устойчивую связь с Москвой хотя бы на полтора-два часа, чтобы передать материалы о боях в районе станции Ревякино. Перед мостом решили размять затекшие ноги. Вылезли из машины. Было холодно, дул сильный ветер. Ока уже встала. Только в одном месте, ближе к середине реки, темнела парящая полынья. - Что такое? Посмотрите! - вдруг с тревогой воскликнул Олег Кнорринг, показывая в сторону Каширы. Я взглянул на город. Над ним вспыхивали в небе черно-белые барашки шрапнели. Да, да, именно шрапнели, а не разрывов зенитных снарядов. Откуда над Каширой шрапнель? Неужели там уже фашисты? Да нет, не может быть! И все же... В городе мы, естественно, застали обстановку некоторой нервозности. Ведь враг уже на пороге! Жители прятались от обстрела в подвалы, бомбоубежища, другие с детьми и самыми необходимыми пожитками торопились к мосту через Оку». Первое столкновение с врагом под Каширой произошло в 15 часов дня. Для выяснения обстановки в Руднево, где как мы уже описывали выше, немцы обстреляли пункт наблюдения зенитчиков, майор А.П.Смирнов направил комиссара первой батареи Пязукина, командира отделения связи Комарова и санинструктора Роя. Как только машина зенитчиков переехала мост у совхоза Зендиково она была обстреляна появившимся из Пятницы танком. Пязукин был убит, а Рой ранен. К разбитой машине направились несколько немецких автоматчиков, но уцелевший боец Комаров открыл по ним огонь и отогнал от разбитой машины, уничтожив нескольких немцев. Лишь к 16 часам противник предпринял разведку боем, пытаясь прощупать силы обороняющие Каширу с юга. Скорее всего, немцы не дождались ни значительных резервов, ни достаточного количества горючего, поскольку их атака и последующие оборонительные действия под Каширой явно указывают на отставшие тылы и отсутствие тактических подкреплений. Противника хватило 25 ноября 1941 года лишь на проведение разведки боем, хотя не исключено, что немцы рассчитывали проскочить даже с этими небольшими силами через всю Каширу к Оке, помня, как легко им дался путь от Венева до Каширы. Это косвенно подтверждает и то, что около 16 часов, перед атакой немцев у Зендиково, на Каширу был совершен самый массированный за этот день авианалет силами 20 бомбардировщиков «Юнкерс». Они шли тремя группами и атаковали в основном южные окраины Каширы. Фашистские танки пошли из Пятницы через Базарово на Зендиково. Вначале все шло для них удачно. Базарово техника немцев прошла без боя. На шоссе Венев — Кашира двигалось 6 немецких танков, 3 автомашины с пехотой и мотоциклисты. 3-я батарея 352-го ОЗАД была своевременно предупреждена об этом постом №83 ВНОС (сержанты Е.И.Бутырин и П.А.Рыбакин), которая заметила немцев около 16 часов дня. Дальнейшие обстоятельства первого боя, а также сведения из вышеприведенных нами немецких источников, о наличии боеготовых танков в 17-й танковой дивизии после боев за Венев, позволяют нам предполагать, что эти танки были легкими. Либо вообще, к Кашире 25 ноября 1941 года двигались танкетки, а не средние, тем более тяжелые, танки. Косвенным подтверждением этого могут служить воспоминания участника событий, начштаба 173-й стрелковой дивизии Г.Н.Первенцева, который писал: «Танковый полк этой дивизии еще до подхода к Кашире понес большие потери и сейчас небольшими группами танков поддерживал свои моторизованные полки». Другим подтверждением служит то, что мост через реку Мутенку у Зендиково был деревянным и он вряд ли выдержал бы средний, или тяжелый танк. А вот танкетка немецкого разведотряда прошла бы по нему легко. Старожилы из местных жителей утверждают, что были подбиты именно танкетки. (Местный житель Н.С.Амбросимов вспоминал, что от Верзилово на Каширу прошли 4 танкетки врага). Кстати, в ноябре 1941 года дорога на Мордвес и мост через Мутенку располагались примерно в 100 метрах левее (вверх по течению речки) их нынешнего месторасположения в районе мемориала в Зендиково. Но, несмотря на наше предположение в описании дальнейших событий, мы будем исходить из общепризнанной точки зрения, что под Зендиково позиции наших войск атаковали немецкие танки, хотя еще раз уточним, что убеждены, что это были легкие танки типа «PzI”, а возможно и танкетки. Фашистов встретили заградительным огнем зенитчики 352-го Отдельного Зенитно-Артиллерийского Дивизиона, чьи орудия были использованы против танков. Как только показалась колонна танков, 3-я батарея, по команде ее командира старшего лейтенанта С. К. Абрамова (политрук Селиванов), открыла интенсивный огонь из всех четырех орудий. Противник, ответив несколькими выстрелами, стал обходить батарею справа танками, а слева — группой автоматчиков с пулеметом. Командир распределил огонь: три орудия били по танкам, а одно картечью — по пулемету и автоматчикам. 76-мм зенитные орудия прикрывали пулеметчики взвода лейтенанта Васильева (подразделение 352-го ОЗАД) расположившиеся в районе дворянской усадьбы в Зендиково, бойцы 1313-го полка 173-й стрелковой дивизии, добровольцы из дозора Каширского истребительного батальона и бойцы школы мл.лейтенантов и сержантов 49-й армии, прибывшие к месту боя чуть позже (примерно в 16.50). Правый фланг 3-й батареи прикрывала 53-я отдельная батарея старшего лейтенанта М.А.Рога. Вот как описывал эти события в своих воспоминаниях боец ОЗАД Дмитрий Александрович Исаев: «Утром 24 ноября командир дивизиона майор Смирнов получил задачу перебросить часть огневых средств на танкоопасное направление к югу от Каширы. Туда была отправлена одна из трех батарей ОЗАД. С ней отправился и сам Смирнов. Огневые позиции зенитчики заняли у моста через овраг в 300-400 метрах перед деревней Пятница… 25 ноября их атаковали немецкие танки, причем действовали они без пехоты и авиационной поддержки, что, конечно, облегчало задачу обороняющихся. Тем не менее, бой был тяжким… Несколько танков пытались обойти орудия, спустились в овраг, но выбраться отсюда не смогли - их забросали гранатами». После первой разведки боем наблюдательный пост артиллеристов-зенитчиков заметил подход к Пятнице новых сил фашистов: «По дороге на Каширу движутся танки и автомашины, по силуэтам насчитано 52 единицы». Это послужило основанием ряду авторов утверждать, что это была вторая, более мощная, атака немцев на Каширу днем 25 ноября 1941 года. Майор А. П. Смирнов, лично руководящий боем на окраине Каширы вместе с комиссаром дивизиона Тером, приказал командиру 1-й батареи капитану И. С. Рязанцеву поставить неподвижный заградительный огонь по подходившему противнику в районе деревни Зендиково и на северных выходах из деревни Пятница. Через несколько минут бой разгорелся с новой силой. Наводить приходилось в темноте, по чуть видным силуэтам и по вспышкам выстрелов. И все же гитлеровцы не выдержали, отошли. Бой постепенно стал стихать. В этой перестрелке идущей уже практически в темноте, принимали участие и подразделения 173-й стрелковой дивизии. Противник потерял три танка (в некоторых источниках указывается, что во второй атаке, которую мы склонны считать перестрелкой, подбито 6 танков, что вызывает большие сомнения и не подтверждено иными источниками, а по воспоминаниям участника боев А.Т.Сальникова было подбито 2 танка) и отошел обратно к Пятнице. При этом один из танков был подбит прямо на мосту через Мутенку. Немцы потеряли день, который мог быть переломным в сражении под Каширой. (В книге А.Тонина «Ступино. Исторические сведения», со ссылкой на старожилов деревни Зендиково приводятся следующие сведения. Что немцы, дойдя до деревни, встали на вершине оврага и стали ждать утра, чтобы парадным маршем войти в Каширу. Воспоминания однозначно искаженные, поскольку боевые столкновения под Каширой имели место, и ни о каком парадном марше не могло быть и речи. Но, надо признать, что непонятная пауза, перед атакой на Каширу, у немцев все же была и, видимо, это и запомнил анонимный местный старожил, которого с таким удовольствием цитирует ступинский краевед пытаясь доказать, что боев под Каширой не было). Вот как вспоминает местный старожил М.А.Кузьмичева о бое под Каширой: «Бой шел возле нашей деревни Зендиково, на бугре, на поле. Жестокий бой. Много погибло наших солдат. Хоронили их прямо на месте боя. Уже после боев я работала на тракторе. Поехали мы на поле. Смотрим — нога человека из земли показалась, рука... Поняли мы, объехали это место, не стали вспахивать». Главным подтверждением тому, что беспочвенны все спекуляции на тему - были ли бои 25- го ноября 1941 года под Каширой или нет?, - является немецкий документальный источник. В 1 час ночи 26 ноября 1941 года в группе армий «Центр» по итогам прошедшего дня 25 ноября было составлено суточное оперативное донесение под грифом «1а №Т 1203/41 секретно». В нем четко сказано, что происходило 25.11.1941 года в 17-й танковой дивизии 24-го танкового корпуса 2-й танковой армии Гудериана: «17 тд: Усиленный разведотряд достиг района 3 км. южнее г.Кашира и натолкнулся там на сильное сопротивление». Бои под Каширой 25 ноября 1941 года были! Считаем, что отныне это доказано окончательно. Генерал Гудериан напишет о боях под Каширой в своих воспоминаниях только одно предложение: «25 ноября боевая группа 17-й танковой дивизии подошла к Кашире». Иосиф Сталин : «Немцев надо бить!» Советское командование вечером 25 ноября 1941 года под Каширой усиливало оборону на подступах к Кагановичу и Каширской ГРЭС со стороны Ожерелья. Здесь, на пути возможного прорыва немецких танков, также встали зенитчики – 1-я батарея 352-го ОЗАД. Около 17 часов комиссар 352-го ОЗАД передал руководству города полученный повторно через генерала М.С.Громадина приказ Сталина: «Каширу удержать любой ценой. ГРЭС не взрывать». Громадин лично контролировал развитие драматических событий под Каширой 25-го ноября 1941 года, каждые пять минут связываясь с командным пунктом каширских зенитчиков. По его указанию 25-го вечером из Москвы в Каширу вышли машины со снарядами для зенитных орудий, которых могло не хватить для отражения возможных атак фашистов, как с воздуха, так и с земли. Встретив полки корпуса, Белов возвратился в Каширу и некоторое время провел на наблюдательном пункте, который по распоряжению местных властей оборудовали на южной окраине города, в глубоком надежном подвале, в помещении штаба местной ПВО, куда и была проведена телефонная связь. Среди множества представленных ему телеграмм принесли одну срочную, от начальника штаба Западного фронта генерал-лейтенанта В.Д.Соколовского, в которой сообщалось, что Военный Совет фронта возлагает на генерала Белова персональную ответственность за оборону Каширы. Но командование фронта этим не ограничивалось и требовало от Белова наступать и бить врага. Но проблема была в том, что у кавкорпуса еще не было достаточно сил, чтобы выполнить этот приказ немедленно. Добрая половина кавкорпуса была еще в пути. Но уже наступила темнота и была надежда, что немцы не будут пытаться атаковать в темное время суток. Получив донесение, что немецкая разведка с боем была отбита, после недолгих раздумий на наблюдательном пункте в Кашире, генерал Белов поехал в деревню Суково, в штаб корпуса к полковнику М.Д.Грецову. Для разработки плана контрудара по немецкой группировке под Каширой. Дорога шла мимо аэродрома в Крутышках и П.А.Белов был вынужден переждать в лесу очередной авианалет немецких бомбардировщиков. Только П.А.Белов начал работать над планом контрудара, как его срочно вызвали по телефону в Каширский горком коммунистической партии, для переговоров по прямому проводу со ставкой Верховного Главнокомандующего. Каширский горком ВКП (б), расположенный на площади Володарского, не пострадал от дневных бомбежек 25 ноября 1941 года. К вечеру штаб обороны города переместился туда. В кабинете первого секретаря А.Е.Егорова собрались председатель райисполкома Т.М.Горб, начальник райотдела НКВД Ф.Н.Семенцов, работники аппарата горкома коммунистической партии В.Г.Первухин, Лысаков и Андреев. В 18 часов 15 минут раздался протяжный звонок. В горком звонил председатель Государственного Комитета Обороны И.В.Сталин. Он расспросил Егорова об обстановке и обещал оказать помощь войскам оборонявшим Каширу. Сталин дал поручение Егорову найти генерала Белова, чтобы тот немедленно связался с ним. По воспоминаниям А.Т.Сальников, который с еще 3 бойцами центрального партизанского отряда находился в здании горкома, разговор, в пересказе А.Е.Егорова, был следующим: Сталин: «Как дела, товарищ секретарь?» Егоров: «Немец близко». Сталин: «Немцев надо бить!» Егоров: «Мы приняли все меры по обороне города». Сталин: «Найдите генерала Белова, он должен быть у Вас в городе, пусть он мне позвонит». Егоров: «А как вам позвонить, товарищ Сталин?» Сталин: «Ну вот, секретарь горкома и не знает как звонить - Москва. Кремль». А.Е.Егоров после этого сразу послал бойцов во главе с А.Т.Сальниковым на поиски Белова на улицах Каширы. Один из них - Николай Минаев, сумел найти в Кашире только генерал-майора Баранова. Тот немедленно прибыл в горком партии. Обстановка в районе Каширы вызывала беспокойство не только у Г.К.Жукова, но и у И.В.Сталина. Ведь до Москвы было всего 100 километров и еще не было уверенности, что немцы выдохлись и израсходовали уже все свои резервы. Поэтому 25 ноября Сталин трижды звонил в Каширу. Чуть позже, примерно в семь часов вечера, раздался второй звонок от Сталина. Разговор шел снова с А.Е.Егоровым и прибывшим к тому времени генералом В.К.Барановым. Сталин спросил, чем помочь дивизии. Верховный Главнокомандующий приказал, чтобы Каширскую ГРЭС ни в коем случае не взрывали и вновь просил найти генерала Белова, чтобы он вышел на связь. Белов приехал в Каширу из Суково уже в темноте. В условиях светомаскировки он никак не мог найти здания горкома партии. Было около 8 часов вечера. На южной окраине Каширы раздавались редкие выстрелы. Наконец, какой-то старый местный житель указал на затемненное здание. Линия связи со Ставкой Верховного Главнокомандования оставалась не разъединенной. Свой разговор со Сталиным генерал Белов потом описывал в своих мемуарах так: «В кабинете секретаря городского комитета партии товарища Егорова было полутемно. В углу слабо горела керосиновая лампа. Я даже не разглядел, сколько человек было в кабинете. Запомнился только генерал Баранов, который сообщил, что в горком звонил Сталин. Обстановка ему доложена, но телефон с Москвой остается не разъединенным – Верховный главнокомандующий ждет меня. Я взял трубку, назвал свои имя и фамилию. - Товарищ Белов, - донесся до меня приглушенный расстоянием голос, - есть возможность послать Вам для подкрепления два танковых батальона. - Спасибо. - Куда Вам их направить? - Мост через Оку у Каширы очень слаб (имеется ввиду наплавной мост – прим.авторов) и не выдержит тяжелых танков, поэтому прошу направить через Коломну в Зарайск. В Зарайске мой представитель встретит танковые батальоны. - Не нужны ли Вам автоматы? - Очень прошу прислать ! – ответил я. - Не нужны ли Вам две стрелковые бригады? - Это было бы очень кстати. Прошу направить их прямо в Каширу. - Я Вам их пришлю. Это легкие бригады новой организации. Они укомплектованы отборными людьми и приспособлены для маневренных действий. Сказав это верховный Главнокомандующий умолк. Молчал и я, не зная, о чем еще говорить. Наступила долгая пауза. Я уже хотел попросить разрешения положить телефонную трубку, когда снова услышал голос Сталина. - Товарищ Белов! Вы представьте свои кавалерийские дивизии к званию Гвардейских. Это надо было сделать раньше: Ваши дивизии отлично дрались на Украине и понесли большие потери под Серпуховым. - Завтра же представлю, товарищ Сталин ! - Желаю Вам успехов. - Спасибо ! Те, кто присутствовал в кабинете, с напряженным вниманием слушали разговор. Слышали они только то, что говорил я, но главное, конечно, поняли». Интересно, совсем ли точно то, что написано в мемуарах генерала? В воспоминаниях других беловцев рассказывается, что Сталин начал разговор с вопроса о здоровье Павла Алексеевича. Сам Белов про это не пишет... Что это за непонятная пауза в разговоре, когда ни Сталину, ни Белову нечего было сказать друг другу? Может быть просто, после нескольких попыток найти командующего кавалерийским корпусом и несколькими часами ожидания на телефонной линии, Иосиф Виссарионович, после вопроса о здоровье командира кавкорпуса, высказал Белову ряд своих «соображений» о его долгом отсутствии, в ходе которых Белов и вынужден был долго молчать? Это можно только предполагать, но пауза, возникшая в этом подробно изложенном в мемуарах разговоре, получилась действительно интригующей и загадочной... Когда П.А.Белов положил трубку, собравшиеся в кабинете 1-го секретаря райкома ВКП (б) А.Е.Егорова ждали от него ответа на самый важный вопрос: «Сумеют ли военные удержать Каширу?». Генерал Белов ответил, что завтра, 26-го ноября, начнется бой, бой тяжелый и жестокий, они, военные, сделают все возможное, чтобы отстоять город. Но, чтобы избежать напрасных потерь от бомб и снарядов, надо эвакуировать за Оку женщин, детей, стариков. На вопрос Т.М.Горба, взрывать ли ГРЭС, Белов ответил, что не взрывать – город будут защищать до последней возможности, хотя, как признавал в своих послевоенных мемуарах Павел Алексеевич, стопроцентной уверенности на тот момент, что удастся отстоять Каширу, у него еще не было. П.А.Белов попросил руководителей обороны города посыпать дорогу, ведущую от плакшоутного моста через Оку в город, песком и золой, чтобы лошади и колеса автомобилей не скользили по образовавшемуся льду. Это было исполнено уже к утру. Также Белов просил усилить баррикады в самом городе и создать, силами истребительного батальона, огневые и пулеметные точки в угловых зданиях на перекрестках улиц. Это уже было сделано днем 25-го ноября. Был решен и вопрос с обеспечением лошадей кавалерийского корпуса подковами. За выполнение этого задания взялся прибывший в Каширу первый секретарь Ступинского горкома ВКП (б) В.В.Золотухин. Ночная эвакуация Организованная эвакуация населения Каширы началась в ночь с 25-го на 26-е ноября по вмороженному в лед плашкоутному мосту. До этого, в 22 часа 15 минут 25 ноября 1941 года штаб обороны города связывается с председателем исполкома Мособлсовета Тарасовым и при его содействии договариваются с руководством Коломенского района о приеме эвакуированных каширян. По домам жителей разослали нарочных с предупреждением о начале эвакуации. Как вспоминает Алексеев О.Ф. ночью в окно их дома постучали и сообщили, что завтра в Кашире будет бой и надо уходить. По воспоминаниям И.Зиновьевой за ночь их трижды предупредили о необходимости эвакуироваться. В полночь люди потянулись к Оке. До пяти часов утра 26-го ноября 1941 года на другой берег Оки переправилось около 7 тысяч местных жителей. Они не воспользовались приглашением соседей из сел Коломенского района, а расселились в основном в землянках вырытых на скорую руку в заокских лесах. За Оку шли беженцы, а им навстречу вели своих коней бойцы корпуса П.А.Белова. К утру город опустел. Эвакуация прошла спокойно, лишь под утро одиночный немецкий самолет попытался посеять панику среди мирных беженцев, но был отогнан от моста огнем зенитчиков. В ночь с 25 на 26 ноября железнодорожники станции Кашира обеспечили движение на перегоне Ступино-Кашира воинского эшелона доставившего в наш осажденный город вооружения и боеприпасы. post-2855-056575500 1334562527_thumb.jpg вот что у меня есть по кашире :privetstvuu:

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

В алексинском районе особых боев не было.Ям и окопов старых - вагон. Есть бункер немецкий. Интереснее искать по старине. Раньше по Оке проходил зимник. Последним летом ребята подняли пушку бронзовую и шлем с бармицей. Копали они земснарядом.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Мишаня-посмотри вот такие документы Центральный архив МО (ЦАМО), ф 30 Гв. дивизии, оп.1 журнал боевых действий. Архив АХКМ, д 35,оп, л 168 там же л.59 И вообще-я тут живу. Пиши в личку.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Водян наткнулся я на твое описание про Каширу (мой городок).Спасибо. можно попробовать и покопать (если что то осталось)

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

осталось =) копал по войне пряги да гильзы + охлождающий патрубок от пулемета =)пока как бы все.Да и в Алексине родня живет. Как будет время расскажу историю которую я наблюдал там =)

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.