Sign in to follow this  
Followers 0
водян

действия 1-го танкового корпуса в районе спас-деменска

5 posts in this topic

Трудные бои у Спас-Деменска В чем состояла конкретная задача корпуса в проводимой операции? По решению командующего войсками 49-й армии 1-й танковый корпус во взаимодействии с частями 42-й стрелковой и 14-й артиллерийской дивизий должен был прорвать рубеж обороны противника в районе северо-восточнее Спас-Деменска (районы Лукино, Куркино, Старые Лазники, река Мармозонка, Высочки, Куприно), развить его в юго-западном направлении, обойти Спас-Деменск с северо-запада и запада и нанести удар противнику с тыла в юго-восточном направлении. Ближайшая задача — оседлать Варшавское шоссе юго-восточнее Спас-Деменска в районе Ново-Александровское, Ласково, дальнейшая — выйти в район Сергеевский, Ерилово, Асташово, Тешкова Гора (30–35 км юго-восточнее Спас-Деменска). Общая глубина задачи (по дуге) составляла 65–70 км (см. карту 1). Однако начало боевых действий корпуса оказалось скомканным из-за неоперативной работы штаба 49-й армии. Боевой приказ штаба армии, подписанный в 23 часа 30 минут 17 марта, был получен штабом корпуса лишь в 8 часов 30 минут 18 марта, то есть за 2 часа 30 минут до начала атаки. Когда штаб корпуса связался со штабом 42-й стрелковой дивизии для организации взаимодействия, выяснилось, что дивизия боевого приказа из штаба армии не имеет и ничего не знает о предполагаемых совместных действиях с 1-м танковым корпусом. Таблицы взаимодействия с 14-й артиллерийской дивизией пришли в штаб корпуса за 30 минут до начала атаки. Фактически никакого взаимодействия с артиллерией организовать не удалось, так как часть батарей была на марше, а у батарей, находившихся на огневых позициях, не было снарядов. Поэтому в ходе боя командиру корпуса пришлось значительную часть времени находиться на наблюдательном пункте командира 42-й стрелковой дивизии и решать вопросы взаимодействия с пехотой, так сказать, «с лету». При этом командармом ни на кого не были возложены функции старшего начальника для руководства совместными боевыми действиями 1-го танкового корпуса, 42-й стрелковой и 14-й артиллерийской дивизий, что приводило порой к разногласиям и даже конфликтным ситуациям между командирами этих соединений. Результаты такой организационной неразберихи в дальнейшем сказались самым неблагоприятным для нас образом. Группировка противника перед фронтом 1-го танкового корпуса, установленная корпусной разведкой, показаниями пленных и трофейными документами, была эшелонирована. На переднем рубеже обороны действовали 292, 289, 290-й пехотные и 198-й артиллерийский полки 89-й пехотной дивизии, 82-й пехотный полк 31-й пехотной дивизии и 351-й пехотный полк 183-й пехотной дивизии. Во втором эшелоне занимал оборону 480-й пехотный полк 260-й пехотной дивизии. Насыщенность их огневыми средствами была высокой — 60 батарей (262 ствола). Кроме того, противник имел 14 танков, укрытых в аппарелях как подвижные огневые точки. Широко развитая система инженерно-оборонительных сооружений содержала оборудованные траншеи, дзоты, блиндажи, эскарпы и завалы. На стороне обороняющегося противника были также дорожно-климатические условия, затрудняющие наступательные действия — глубокий (до 80 см) сырой снег и начинающаяся распутица. Преодоление такой обороны требовало не только решительных и самоотверженных наступательных действий танковых бригад, но также тесного взаимодействия с ними стрелковых частей и артиллерии. Однако с первого же дня боя события стали развиваться по неблагоприятному для нас сценарию. Танковые бригады с посаженными на танки автоматчиками своих мотострелковых батальонов устремлялись вперед. Спешив десантников, танки бросались в атаку на позиции неприятеля и мужественно вступали в бой с живой силой и артиллерией противника. Поражение, наносимое врагу, позволяло танкистам, прорвав оборону, упорно продвигаться в заданном направлении. Но при этом и сами танковые бригады, лишенные артиллерийской поддержки, несли немалые потери. Захватив к середине дня намеченный опорный пункт противника, танкисты и десантники своими заметно ослабленными силами удерживали его, ожидая подхода частей 42-й стрелковой дивизии. Однако пехота, начинавшая выдвижение с большим опозданием, проваливаясь в снегу и отсекаемая минометным огнем противника, отставала от танков на 3–5 км и, дойдя до ближайшей рощи, залегала на ее опушке. Тогда противник обрушивал мощный артиллерийский огонь по боевым порядкам наших танков. Обращения танкистов к 14-й артиллерийской дивизии за огневой поддержкой успеха не имели: ссылаясь на отсутствие снарядов, командир дивизии отказывался вести контрбатарейную борьбу с артиллерией противника. Поэтому к исходу дня танкисты вынуждены были отходить к рубежам, занятым частями 42-й стрелковой дивизии. На следующий день атака возобновлялась. Такой сценарий повторялся ежедневно с 18 по 22 марта. В этих условиях решительность и самоотверженность, проявляемые бойцами и офицерами 1-го танкового корпуса, их наступательный порыв и первые успехи сводились на нет, не будучи поддержаны стрелковыми и артиллерийскими частями. Несколько подробнее о динамике боевых действий. Во исполнение замысла командующего 49-й армией генерал Бутков спланировал действие частей корпуса на всю глубину поставленной корпусу задачи. При этом, учитывая принятое командиром 42-й дивизии построение для наступления 459-го и 455-го стрелковых полков, генерал Бутков принял решение вести наступление частей корпуса по двум маршрутам: — на правом фланге 89-я и 117-я танковые бригады во взаимодействии с 459-м стрелковым полком наступают в направлении Старые Лазники, Мышково, Дуброво, Капустное, Карпово, Осиновка, Понизовье, Асташово, Тешкова Гора; — на левом фланге 159-я танковая и 44-я мотострелковая бригады во взаимодействии с 455-м стрелковым полком наступают в направлении Новые Лазники, Дюки, Новые Стребки, восточная окраина Капустного, Мамоново, Новое Александровское, Филогово, Гайдуки. В первый день боев 18 марта с началом артподготовки в 10.20 части корпуса начали вытягивание в исходное положение для атаки. Заметно подтаявший, но все еще очень глубокий снег делал целину труднопроходимой для пехоты. Поэтому 89-я танковая бригада полковника К. Н. Банникова и 159-я танковая бригада полковника СП. Хайдукова двигались к рубежу атаки, посадив свой мотострелковый батальон автоматчиков на танки. В 12 часов, спешив автоматчиков, бригады атаковали противника. Танкисты и мотострелки действовали решительно и самоотверженно. Экипаж лейтенанта Хойнацкого уничтожил своим огнем две 75-мм пушки, разбил два дзота с гарнизонами, раздавил три миномета и, создав этим брешь в обороне противника, продолжил атаку на предельной скорости, увлекая своим примером экипажи соседних танков роты. К сожалению, в этом бою отважный офицер погиб. Экипаж лейтенанта Комарова, заместителя командира роты 203-го танкового батальона 89-й танковой бригады, вырвавшись вперед, огнем своего танка уничтожил два склада боеприпасов, четыре миномета на огневых позициях и до пятидесяти солдат и офицеров противника в траншеях. Когда танк подорвался на мине, экипаж в течение 4 часов отбивался от наседавшего противника, пока с наступлением темноты не удалось эвакуировать танк с поля боя. Экипаж лейтенанта Новгородцева 326-го танкового батальона 117-й танковой бригады при овладении деревней Лазники, действуя под сильным артиллерийским и минометным огнем, уничтожил две противотанковые пушки и до пятидесяти солдат и офицеров противника. При наступлении мотострелковой роты 44-й мотострелковой бригады на деревню Дюки противник открыл кинжальный огонь из левофлангового дзота. Пехота залегла. Тогда командир отделения младший сержант Райфе подобрался к дзоту, бросил в него гранату и, ворвавшись внутрь, добил трех солдат гарнизона. Haступление мотострелковой роты было продолжено, и к исходу дня противника выбили из деревни Дюки. Танкисты 159-й танковой бригады — рота танков Т-70 лейтенанта Этманова и взвод танков Т-34 лейтенанта Крупинёва — при овладении деревней Огребки первыми ворвались в нее и, маневрируя на больших скоростях по улицам и огородам и ведя непрерывный огонь, посеяли панику и обратили в бегство гарнизон противника. Однако из-за отсутствия поддержки со стороны 42-й стрелковой и 14-й артиллерийской дивизий танкисты и мотострелки, понеся значительные потери от авиации и артиллерии противника, к исходу дня вынуждены были отойти к позициям стрелковых частей. Было до слез обидно возвращать врагу территорию, уже отвоеванную такой дорогой ценой. На второй день боев 19 марта несогласованность действий продолжалась. Атака 89-й и 117-й танковых бригад совместно с 459-м стрелковым полком 42-й стрелковой дивизии была первоначально назначена на 7 часов утра. К этому сроку танковые бригады уже стояли в боевых порядках на исходных позициях. Однако из-за неготовности 459-го стрелкового полка атака была отложена до 14 часов. Поэтому в течение семи часов танки вынуждены были в светлое время дня находиться неподвижно на исходных позициях, подвергаясь угрозе нападения авиации противника. Более того, при связи штаба 1-го танкового корпуса с 459-м стрелковым полком командир полка заявил, что вывести пехоту в исходное положение для атаки и к 14 часам не может. И только после крутого разговора комкора с командиром полка последним были приняты меры для организации наступления за танковыми бригадами в 14 часов. К 15 часам танкисты, сломив сопротивление врага, выбили его из блиндажей и дотов, рассеянных в лесу юго-западнее деревни Куркино, и вышли на окраину деревни Тащилово. Однако командир 459-го стрелкового полка решил в 17 часов остановить продвижение своей пехоты за танками, оставив их без непосредственной поддержки. Не стали поддерживать танкистов и артиллеристы 14-й артиллерийской дивизии. Более того, на левом фланге, где наши позиции были атакованы противником, 455-й стрелковый полк начал в панике отходить. И только благодаря решительной контратаке танкистов 350-го и 351-го батальонов 159-й танковой бригады, поддержанной автоматчиками 44-й мотострелковой бригады, противник был отбит. Особую отвагу проявили заместитель командира по политчасти 1-го мотострелкового батальона автоматчиков капитан Бороденко и старшина Завьялов. В момент атаки противником наших боевых порядков капитан Бороденко бросился вперед, увлекая за собой бойцов. Будучи ранен, он не покинул поля боя и продолжал оставаться в строю. Орденоносец старшина Завьялов, человек недюжинной физической силы и отваги, в рукопашном бою прикладом своего автомата убил трех гитлеровцев и огнем автомата расстрелял еще пятнадцать фашистов. К исходу дня танкистам, понесшим чувствительные потери в ходе наступления, пришлось самостоятельно удерживать занятые рубежи, что повлекло за собой дополнительные потери. Вечером того же дня из показаний пленных гитлеровцев стало известно, что в Ново-Александровском стоят два полка 31-й пехотной дивизии противника, а к району Стребки подтянуты из Спас-Деменска два батальона пехоты, усиленные дивизионом противотанковой артиллерии. В течение 20 марта противник после сильной авиационной и артиллерийской подготовки атаковал боевые порядки наших войск. Бой был исключительно упорный с большими потерями с обеих сторон. Командующий 49-й армией решил ввести в бой 26-ю стрелковую дивизию. В 18 часов корпус получил приказ: в течение ночи на 21 марта произвести перегруппировку частей, сосредоточиться в районе деревни Высочки и в лесах восточнее и юго-восточнее Высочки в готовности с утра 21 марта во взаимодействии с 26-й гвардейской стрелковой дивизией атаковать противника в направлении Дюки — Куприно. Задача атаки — прорвать оборону противника на фронте Дюки (исключительно), Куприно и к исходу дня выйти на железную дорогу Капустное — Активист. К рассвету 21 марта части корпуса заняли исходные позиции и в 10 часов 20 минут совместно с частями 26-й гвардейской стрелковой дивизии одновременно атаковали противника. Несмотря на мощный заградительный огонь противника, отсекающий нашу пехоту, танковые бригады упорно продвигались вперед и к 12 часам заняли Куприно. Далее продвинуться не удалось, так как противник усилил артиллерийский огонь и начал бомбить боевые порядки большими группами самолетов. Воспользовавшись тем, что часть наших танков была направлена на дозаправку в рощу в одном километре севернее Куприно, противник потеснил 75-й стрелковый полк 26-й гвардейской бригады из Куприно и предпринял атаку в направлении расположения наших танков. Однако командир 89-й танковой бригады, собрав восемь заправленных танков и свой мотострелковый батальон автоматчиков, контратаковал противника и, выйдя на южную опушку леса, закрепился на этом рубеже. Противник усилил артиллерийский обстрел и нападение с воздуха. В этих тяжелейших условиях танкисты держались стойко. Командир танковой роты 89-й танковой бригады лейтенант Фёдоров, у танка которого оторвало дульную часть ствола пушки, выскочил из танка с пулеметом и открыл огонь по наступающему противнику. Когда танк был полностью окружен, лейтенант вновь вскочил в танк и, вырвавшись из окружения, продолжал вести бой из пулеметов и ручными гранатами. Командир танкового батальона 89-й танковой бригады капитан Шевченко, отражая контратаку противника, уничтожил четыре противотанковых орудия, минометную батарею и до 30 солдат и офицеров. Когда противник группой автоматчиков попытался окружить командный пункт бригады, капитан Шевченко огнем из своего танка полностью уничтожил эту группу. Однако потери, которые мы несли от огня артиллерии и ударов авиации противника, были катастрофическими. К исходу 21 марта командование Западного фронта наконец убедилось в том, что постановка задачи уничтожения главных сил группы армий «Центр» противника только наличными силами, находящимися в распоряжении 49-й армии, несостоятельна. 22 марта командование приняло решение о прекращении наступления и переходе к обороне. Каковы же были итоги действий 1-го танкового корпуса в этой операции? К сожалению, они были плачевны. Вместо прорыва обороны противника, блокирования и разгрома главных сил группы армий «Центр» в районе Спас-Деменска части 49-й армии и 1-го танкового корпуса в течение четырех дней вели плохо скоординированные боевые действия против сильно укрепленного противника, находясь к тому же в крайне неблагоприятных для наступления погодных условиях. Потери, понесенные танкистами, были колоссальными. Сложили свои головы 446 наших воинов-однополчан. Погиб командир 44-й мотострелковой бригады подполковник П. В. Ивлиев, опытный военачальник и заботливый отец для своих подчиненных — бывших морских пехотинцев. Пал смертью храбрых отважный комиссар — заместитель командира 159-й танковой бригады по политической части подполковник М. А. Старовойтов, стоявший у истоков формирования бригады и вложивший много сил в сплочение и воспитание воинского коллектива бригады. Смертельная рана прервала жизнь молодого офицера — командира танка 89-й танковой бригады лейтенанта Хойнацкого, в первый же день боя сумевшего проломить брешь в участке обороны противника и увлечь своим примером экипажи других танков роты. Получили тяжелые раны 1281 человек, в том числе начальник штаба 159-й танковой бригады подполковник А. М. Ефремов, его заместитель по оперативной работе майор И. Я. Долина, помощник по разведке капитан Огиенко. Из 123 танков в начале операции в строю осталось лишь 34 единицы. В своих послевоенных воспоминаниях командир 1-го танкового корпуса генерал-полковник В. В. Бутков назвал эти четырехдневные бои корпуса самыми неудачными за все три года его боевых действий в ходе Великой Отечественной войны. Но можно ли в этом винить командование и личный состав корпуса? Уверен, что для читателя очевиден однозначно отрицательный ответ на этот вопрос. Тем временем наступил апрель 1943 года. Закончился первый год боевых действий 1-го танкового корпуса.

1

Share this post


Link to post
Share on other sites

спасибо очень интересно :privetstvuu: :privetstvuu: :privetstvuu:

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

интересно... мой дед участник тех боев , командир 203 т.б-на.... сейчас ищу любую информацию о нем и воинских частях в которых он воевал...

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.